С Россией и о России

Газета «Лифляндские губернские ведомости» от 11 августа 1910 г. В номере: объявление о сборе пожертвований на постройку в Санкт-Петербурге храма в честь 300-летия дома Романовых, объявление об организации выставки лошадей в Москве, постановление санитарного ведомства о мерах профилактики холеры в губернии. Многочисленные объявления, касающиеся назначений на должности отдельных лиц, наложения взысканий, усыновлений, госзакупок, поиска наследников и т. п.

*   *   *

Будучи официальным губернским изданием, «Лифляндские губернские ведомости» не испытывали больших трудностей со сбором информации и читателями. Как следует из шапки первой полосы газеты, у неё были обязательные подписчики, а опубликованная в ней информация имела официальный характер, и её незнание в том случае, когда речь шла об ответственности по закону за что-либо или о судебных разбирательствах, не освобождало от ответственности.

Лифляндская губерния Российской империи располагалась на территории современных Латвии и Эстонии. Губерния приблизительно аналогична по численности населения, размерам и т. п. современной российской области. Вместе с Курляндской (на территории современных Латвии, Литвы и Белоруссии) и Эстляндской (на территории современной Эстонии) губерниями Лифляндия составляла Прибалтийский край у западных границ страны. Российская империя получила все эти земли в результате Северной войны со Швецией (1700-1721). В советское время Прибалтика воспринималась как «окно в Европу», отдыхающие в Юрмале или Таллине отпускники потом пораженно рассказывали домашним о красотых архитектуры или о том, как им в магазине сказали «спасибо» за покупку. А вот что писал в конце XIX века неопознанный автор газеты «Рижский вестник»: «Кто живет в г. Риге и никогда не бывает далее его приморских купальных мест, не входит в сношение с разными местными управлениями, тот не имеет понятия о Прибалтийском крае. Глядя на видимое благосостояние г. Риги, думать, что и вся Лифляндия ощущает такое же довольство, значит ошибаться. (…) В нем многое сглаживается из того, что выступает наружу в провинции и придает жизни края грубый, серый оттенок». 

Если пробежаться по географии объявлений, мы не увидим практически ни одного знакомого латвийского или эстонского названия. Вот как некоторые из упомянутых в газете городов называются сейчас: Аренсбург — Курессааре (Эстония) Венден — Цесис (Латвия) Митава — Елгава (Латвия) Верро — Выру (Эстония) Пернов — Пярну (Эстония) Гольдинген — Кулдига (Латвия) Двинск — Даугавпилс (Латвия) и т. д. Кроме того, обращает на себя внимание, что многие имена должников, брачующихся и банкротов — также не стереотипно прибалтийские. Наверняка это последствия национальной политики Екатерины II в XVIII веке. Во-первых, так как после присоединения к России новых земель при ее правлении в составе населения оказалось больше миллиона евреев, она ввела черту оседлости, ближе которой к центру те не имели права селиться. Во-вторых, императрица призывала переезжать в Россию инотранцев. Один из самых известных примеров такого переселения — поволжские немцы. Но немецкие колонии, полностью аналогичные поволжским, были также и на территории Лифляндии (Гиршенгоф и Гельфрейхсгоф).

              

Отсюда, видимо, и немецкие, и еврейские (вторые часто неотличимы от первых) фамилии жителей в газете. Более того, есть сведения о том, что колонисты в Лифляндию прибыли из Ютландии — а это территория, не один век служившая предметом споров между Германией и Данией. Все это отлично иллюстрирует относительность понятий в вопросах, связанных с национальным самоопределением жителей Прибалтики. В новейшей истории этот регион переходит из рук в руки (с изменением национального состава населения) практически каждые несколько десятилетий: Латвийская и Эстонская ССР просуществовали с 1940 по 1991 годы, история независимых Латвии и Эстонии в их нынешнем виде насчитывает всего 22 года. Какое место в жизни этих стран займет этап, связанный с Евросоюзом, сотрясаемым после «нулевых» экономическими катаклизмами, покажет время.

Упоминающийся в объявлении на первой полосе газеты на первой полосе Храм Феодоровской иконы Божьей Матери в Санкт-Петербурге, построенный на народные пожертвования в честь 300-летия Дома Романовых,  был завершен через три года после выхода газеты — в 1913 году, и освящен в январе 1914 года в присутствии Императора Николая II и членов Императорской фамилии. Храм считался одним из самых почитаемых в Санкт-Петербурге, во многом благодаря тому, что его нижняя церковь была посвящена Александру Невскому. В 1932 году храм был реквизирован и передан в распоряжении молочному комбинату, в результате чего был довольно варварски переделан. В наши дни храм вернулся к Русской православной церкви.

0314feodor_1913

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s