Господа юнкера

Оригинальная фотография 2-го выпуска 6-й Московской школы прапорщиков пехоты 1916 года. Фото приклеено к картонному паспарту – по всей видимости, некогда висело в застекленной рамке. За почти 100 лет своей истории фотография получила значительные повреждения. Возможно, фрагмент фотографии с правой стороны был вырван умышленно – так обычно поступали в случаях, когда среди выпускников фигурировали лица, объявленные в сталинские годы “врагами народа” (см. статью «Врачи народа»). Все фотографии выпускников подписаны, что представляет особый интерес для специалистов, изучающих этот период российской истории.

*      *      *

Первая мировая война – а еще раньше и русско-японская война, сопровождавшиеся огромным в сравнении с предыдущими войнами числом жертв, поставили перед командованием российской армии вопрос о необходимости быстрой подготовки младших офицеров взамен выбывающих из строя во время боевых действий. Еще до мобилизации 1914 года некомплект офицерских чинов составлял около 3 тыс. человек, а после приведения армии в военный состав дефицит офицерских кадров удвоился. Первые же бои Первой мировой войны показали, что потери среди офицерского состава будут огромны. В связи с этим Военный Министр, генерал от кавалерии В.А.Сухомлинов настоял на сокращении срока подготовки офицеров в военно — учебных заведениях с 8 до 4 месяцев.

junkers

В сентябре 1914 года Генеральный штаб Российской армии принял «Положение об ускоренной подготовке офицеров в военное время», которое предусматривало создание в крупных городах Империи, а также при фронтах и отдельных армейских соединениях новых школ по подготовке прапорщиков. Для обучения в школы принимались студенты, юнкеры, чиновники, солдаты и унтер-офицеры – словом, практически все сословия граждан. Каждая школа имела свои отличительные знаки, которые вручались выпускникам.

Алешинские казармы в 1920-е годы

6-я московская школа прапорщиков пехоты расположилась в здании Крутицких казарм, частично сохранившихся до нашего времени. Это здание имеет богатую историю: при императоре Павле здесь располагались казармы полицейских драгун, 
при Николае I — жандармский корпус графа Бенкендорфа, а затем и политическая тюрьма, где в 1834-35 годах в течение семи месяцев отбывал заключение Александр Герцен. В 1842 году в этих казармах размещался Московский внутренний гарнизонный батальон, с 1904 — батальон 12-го гренадерского Астраханского полка. В предреволюционной России школы прапорщиков отнюдь не были образцом военной подготовки. Инспекции школ, в частности, проверка,  проведенная советником Военного Министра генерал -майором Борисом Викторовичем Адамовичем, показала низкую дисциплину, царившую во многих школах прапорщиков, антисанитарные условия проживания учеников, нехватку материально-технической базы.

Знак 6-й Московской школы прапорщиков

Несмотря на то, что практически с момента своего создания школы прапорщиков переподчинили Главному управлению Генерального штаба, подготовка выпускавшихся офицеров в условиях идущей войны оставалась крайне низкой. В связи с этим, например, начальник 71-й дивизии телеграфировал 20 октября 1915 г. своему корпусному командиру, генералу Зайончковскому: «Все прибывшие до сих пор на укомплектование полков офицеры, как показал боевой опыт и долгие беседы с ними, выяснили, что они, во-первых, не имеют никакого понятия об управлении огнем в бою, т. е. не знакомы с боевой стрельбой, во-вторых, совершенно не знакомы со штыковым боем и, в третьих, не знают, как им действовать тогда, когда противник их обходит или охватывает. Сплошь и рядом они тревожно доносят, что их охватывает противник, что они скоро будут окружены и т.д. Они не только не знают этого дела практически, что самое главное, но не знакомы с этими вопросами и теоретически. А между тем в последнее время все прапорщики, прибывающие на укомплектование полков, почти немедленно принимают роты, не редко в самом бою, и поэтому практическая их подготовка по этим трем вопросам является одним из главных отделов их обучения».

Мало того, большинство слушателей школ прапорщиков не видели в будущем себя на офицерской службе.  Когда при посещении 6-й московской школы прапорщиков 4-6 июля 1916 года генерал Адамович задал учащимся вопрос, кто из них предполагает остаться на военной службе после окончания войны, утвердительно ответили всего 5 процентов учащихся. Не менее тревожным вопросом был и социальный состав обучающихся, не вполне отвечавший тогдашним представлениям об офицерском сословии. Так, в докладе генерала от инфантерии Адлерберга Императору Николаю II о результатах осмотра запасных батальонов Государем говорилось: «Большинство прапорщиков состоит из крайне нежелательных для офицерской среды элементов.Между ними были из чернорабочих, слесарей, каменщиков, полотеров и буфетчиков. Как мне было доложено, нижние чины часто, не спросив даже разрешения, отправляются держать экзамен. Вследствие этого бывают случаи, что совершенно негодные нижние чины попадают в прапорщики”.
Такой социальный состав во многом определил позицию школ прапорщиков  в дни Октябрьской революции. Большое количество учащихся в той или иной степени симпатизировали революционерам – как минимум, эсерам, и не желали принимать участия в боевых действиях против красных. Не стала исключением и 6-я школа прапорщиков пехоты в Москве, личный состав которой в дни кровопролитных боев  во время Октябрьской революции объявил о своем нейтралитете.

Юнкера, обороняющие Кремль

Однако, часть слушателей и выпускников школ – преимущественно юнкера и старшие офицеры – героически сражались с большевиками, в том числе на защите Московского кремля. Так, 13 ноября 1917 года на территории бывшего Братского кладбища в Москве (в районе нынешней станции метро “Сокол”) были погребены юнкера и студенты, участвовавшие в защите Москвы от большевиков:

Гвай – прапорщик 7-го ударного батальона,
Григорий Ягудин – прапорщик 85-го пехотного полка,
Концерхав – прапорщик,
Василий Агеев – ударник,
Аронин – юнкер 3-й Московской школы прапорщиков,
Байко П. – юнкер 6-й Московской школы прапорщиков,
Васильев Николай Иванович– юнкер 3-й Московской школы прапорщиков,
Голубятников – студент Императорского Московского университета,
Иванов Владимир Михайлович – юнкер военного училища,
Королев – ударник,
Кузьмин Григорий – юнкер Алексеевского военного училища,
Лавреченко Федор – юнкер 6-й Московской школы прапорщиков,
Мамыкин Николай – юнкер 5-й Московской школы прапорщиков,
Марков Михаил – ударник 7-го батальона,
Мирзоянц Михаил – юнкер,
Мирошкин Григорий – юнкер 4-й Московской школы прапорщиков,
Никитин Алексей – юнкер 7-й роты Алексеевского военного училища, Новик Иван – юнкер 4-й роты Алексеевского военного училища,
Норман Николай Андреевич – солдат «Батальона смерти»,
Павлов – юнкер 5-й Московской школы прапорщиков,
Печкин – юнкер Александровского военного училища,
Стефан Страздин (Ян Страздин) – юнкер 4-й роты Алексеевского военного училища,
Фомин Николай – юнкер 4-й роты Алексеевского военного училища,
Чулков Тимофей – ударник

Не смогли избежать гибели и многие из сохранивших “нейтралитет” слушателей школ прапорщиков. После выхода 5 сентября 1918 года декрета “О Красном терроре”, предусматривавшего, среди прочего, “при малейшем движении в белогвардейской среде должен применяться безусловный массовый расстрел. Направить все усилия к безусловному расстрелу всех, замешанных на белогвардейской работе», по Москве прокатилась волна массовых арестов. Заложников раздевали до нижнего белья, сажали в грузовики и везли на расстрел на Братское кладбище или на Ходынское поле. Первая партия заложников была расстреляна у кирпичной ограды Братского кладбища в день выхода декрета – 5 сентября 1918 года.

Братское кладбище в 1916 году

Среди расстрелянных в тот день  были Протоиерей Иоанн Восторгов – настоятель Собора «Василия Блаженного» на Красной площади, Ефрем (Кузнецов) – епископ Селенгинский викарий Забайкальский, бывшие министры Внутренних дел Николай Алексеевич Маклаков и Алексей Николаевич Хвостов, председатель Государственного Совета Иван Григорьевич Щегловитов, сенатор Степан Петрович Белецкий – бывший директор Департамента полиции и многие другие. Всего же в период с 1918 по 1920 годы лишь на одном Братском кладбище и в его окрестностях были расстреляны десятки тысяч человек.

После Октябрьской революции  1917 года 6-я школа прапорщиков была упразднена, а ее инвентарь, хозяйственная часть и оружие перешли в распоряжение вновь созданной 1-й Московской революционной пулеметной школы. Некоторые административные служащие бывшей школы прапорщиков — адъютант, кассир, заведующий хозяйством, врач и капельмейстер — стали работать в новом учебном заведении. Регулярные занятия в новой школе начались уже 22 декабря 1917 года. Возглавил новое военное учебное заведение бывший выпускник 6-й школы по подготовке прапорщиков пехоты Г.М. Орешкин.

Следы бывшей гауптвахты видны возле Алешинских казарм и сегодня

В 1922 году здание бывших крутицких казарм получили имя героя Октябрьской революции А.А.Алешина и стали именоваться “алёшинскими казармами”. В 1928 году в казармах располагался, наряду с курсантами-красноармейцами, и знаменитый в те годы Духовой Оркестр Московского мясокомбината.  После войны в здании казарм  располагалась гауптвахта Московского военного округа, а с начала 2000-х  — после серии загадочных пожаров – здание перешло Русской православной церкви, и сегодня в нем располагается синодальный  Отдел по делам молодежи РПЦ.

Братское кладбище в 60-е годы

Братское кладбище, ставшее последним приютом для сотен выпускников школ прапорщиков, ждала не менее печальная участь. Несмотря на то, что кладбище располагалось на территории основанного еще в 1878 году (после русско-турецкой войны) Александровского убежища для увечных и престарелых воинов, а также на то, что, наряду с тысячами генералов, солдат и видных государственных деятелей, здесь уже при Советской власти хоронили красноармейцев, милиционеров, красных командиров и военных летчиков (в том числе погибших во время испытаний первых советских самолетов на Ходынском поле), в 1932 году был взорван расположенный здесь Храм «Преображения Господня» и уничтожена кладбищенская часовня. Вслед за этим за несколько дней были уничтожены почти все кресты и надгробия над захоронениями героев на Братском кладбище — как символы «Империалистической войны» и свергнутых реакционных классов. Впрочем, наряду с ними были уничтожены и надгробия над могилами красноармейцев.
Часть окраинной территории Братского кладбища была превращена в мусорную свалку и место для выгула собак. В центральной части бывшего Некрополя было устроено место для увеселений и отдыха – здесь даже построили танцевальную площадку, однако она так и не прижилась. А с середины 50-х годов окраины Братского кладбища были застроены домами. При этом центральная часть бывшего некрополя, ныне расположенная в липовой роще позади кинотеатра “Ленинград”, не была затронута и сохранилась вместе с погребениями героев Первой мировой войны в земле.
В 1990-е годы за земли Братского кладбища шли чиновничьи “войны” – здесь пытались строить коммерческие магазины, парк аттракционов и элитные дома. Тогда же мародеры приступили к систематическому разграблению скрытых под клумбами и аллеями могил. Лишь к началу 2000-х годов усилиями энтузиастов при поддержке Русской Православной Церкви на территории Братского кладбища были установлены памятные стелы и кресты в память о покоящихся здесь офицерах и генералах царской армии, а также юнкерах и многочисленных жертвах большевистских репрессий. А вход на территорию кладбища теперь украшает мемориальная стела.


   

2 Comments on Господа юнкера

  1. Спасибо большое за статью. Мой прадед учился в 6 школе прапорщиков во втором выпуске. На этой фотке, я его нашол. Веселов. Слева нижний ряд Шестая фотка. Из этой школы много фотографий в моем домашнем архиве. Но вот этой коллективной фотки нет. Утеряна с переездами.

    Нравится

    • Здравствуйте, Борис! Мы очень рады, что Вы узнали своего прадеда на нашем снимке!!! Очень хотелось бы с Вами пообщаться на эту тему, быть может рассказать о Вашем родственнике подробнее! Это очень интересно для нас и наших читателей. Будем рады, если Вы напишите нам на почту — valiusst@yandex.ru

      Нравится

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s