В борьбе идей

«Как это ни грустно, как это ни тяжко, как это ни невозможно для России, но между Временным правительством и Советом рабочих и солдатских депутатов готов разразиться конфликт, может быть, решительный, может быть, непоправимый» — констатирует передовица газеты «Русская воля» от 21 апреля 1917 г. Номер практически целиком посвящен мировоззренческим вопросам: спорам между Временным правительством и Советом рабочих и солдатских депутатов, столкновению «старого» и «нового» мировоззрений на бытовом уровне в деревне, а также различным точкам зрения на наиболее важные общественно-политические вопросы. О том, чем стала февральская революция 1917 года для России, читайте в заметке «Праздник несбывшихся надежд».  Наш же артефакт объективно свидетельствует:  первая российская революция лишь усилила противостояние в обществе. Спасти страну от второй революции могло только чудо — но его не случилось.

Тема, проходящая «красной нитью» по всем материалам выпуска — вопрос о необходимости заключения мира в войне и о предполагаемых условиях этого мира. Напомним, что тогда эта война ещё не называлась Первой мировой по той причине, что до Второй мировой оставалось больше двадцати лет.
Газета явно симпатизирует социалистам и горячо призывает к установлению мира — всеобщего, между всеми враждующими сторонами, а не сепаратного, без аннексий и контрибуций. Сообщения европейских собкоров свидетельствуют о том, что высокопоставленные чиновники других стран ведут переговоры с целью заключения мирных соглашений. Освещена деятельность социалистических партий разных государств. Из заметок следует, что везде — в Дании, в Швеции, даже в Бразилии и в Мексике — очень сильны пацифисткие настроения.Показательна маленькая заметка о переименовании линейных кораблей флота, в ходе которого «Император Николай I» стал «Демократией», а «Императрица Екатерина II» — «Свободной Россией». Революционным духом проникнуты все материалы, включая «культурную» колонку. Немного грешащий витиеватыми словесными построениями автор задается вопросом: могут ли «модернисты» написать гимн революции, нечто, аналогичное по своему социокультурному значению «Марсельезе»? Он разбирает эстетику Брюсова, Бальмонта, Сологуба и сетует на то, что Маяковский, Хлебников и Бобров (скандальный футурист, в то время более известный, чем вышеупомянутые автор) ничего путного на эту тему не пишут. «Простое как мычание» — это не придуманный автором оборот, а название книги стихов Маяковского, которая вышла за год до публикации этого материала. Между тем несколькими днями ранее выхода заметки датировано написание Маяковским, ещё далеким от звания забронзовевшего классика, «Поэтохроники революции»:

Граждане!  Сегодня рушится тысячелетнее «Прежде».
Сегодня пересматривается миров основа.
Сегодня до последней пуговицы в одежде
Жизнь переделаем снова. 

Граждане! Это первый день рабочего потопа.
Идем запутавшемуся миру на выручу!
Пусть толпы в небо вбивают топот!
Пусть флоты ярость сиренами вырычут!

Горе двуглавому! Пенится пенье. Пьянит толпу. Площади плещут.
На крохотном форде мчим, обгоняя погони пуль.
Взрывом гудков продираемся в городе.

В тумане. Улиц река дымит.
Как в бурю дюжина груженых барж,
над баррикадами
плывет, громыхая, марсельский марш.

Реформы кипят во всех областях жизни; сухим и корректным языком, не впадая в тональность будущих советских изданий, газета сообщает, что в Москве учреждена специальная процедура суда над сотрудниками полиции, а также пойманы и переданы в руки правосудия жандармы, шпионившие среди железнодорожных рабочих, а в Саратове начинается добровольно-принудительная национализация помещичьих земель.
В Петрограде — многочисленные демонстрации и прения, «носящие весьма страстный характер»: позиция Временного правительства по многим вопросам все меньше и меньше устраивает Совет рабочих и солдатских депутатов. Что любопытно, газета отмечает: многим интересна позиция Ленина, но горячих сторонников его пока можно пересчитать по пальцам.
События, описываемые в газете, получили название Апрельского кризиса 1917 г. «Как стало известно 20 апреля, министр иностранных дел П.Н.Милюков обратился к союзным державам с нотой о готовности Временного правительства продолжать войну до победы. В Петрограде к Мариинскому дворцу — резиденции Временного правительства — подошли Финляндский, Московский, 180-й полки, часть 2-го Балтийского флотского экипажа. Всего собралось более 15 тыс. чел. Солдаты выдвинули лозунг: «Долой Милюкова!». На следующий день, 21 апреля, по призыву большевиков около 100 тыс. рабочих и солдат вышли на демонстрацию с требованием мира и передачи власти Советам. Небольшая группа «левых» из Петербургского комитета РСДРП (б) призвала к вооруженному свержению правительства.

Главнокомандующий Петроградским военным округом генерал Л.Г.Корнилов приказал выставить против рабочих артиллерию, но солдаты и офицеры не подчинились. Протесты начались в разных городах. Чтобы спасти свое положение, Временное правительство смягчило свою позицию. Милюкова исключили из его рядов, в правительство вошли несколько человек, больше симпатизировавших социалистам, история с нотой была замята.
Увы, противоречий между политическими группировками это не сняло, и осенью того же года усталость страны от войны вкупе с накопившимися социально-экономическими противоречиями привела к Октябрьскому перевороту.

 

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s