Самое народное из искусств…

Гипсовый бюст В.И.Ленина фабрики «Лепка» объединения «Всекохудожник». Конец 1920-х годов.  Редкий, практически нигде не встречающийся экземпляр с ранним клеймом на обратной стороне.

*   *   *

Бурные события начала ХХ века нашли свое отражение не только в политике и общественной жизни. Пожалуй, как никогда прежде именно в эти годы Россия переживала и культурный расцвет. Среди многочисленных творческих групп, существовавших в Москве в 1920-е годы, выделялась группа художников, собиравшихся в районе Нижней Масловки.   Это было что-то наподобие клуба по интересам  — или, как сегодня принято говорить, мастер-классов. Именитые мастера, среди которых были и такие уже известные как Кустодиев, Васнецов — а позже и Дейнека  — творили сами и охотно обучали основам искусства других. В 1928 году этот своеобразный клуб получил формальный статус и стал именоваться  «Всероссийский кооперативный союз работников изобразительных искусств» — или, как было модно в то время повального увлечения всевозможными аббревиатурами, «Всекохудожник».

Здание «Всекохудожника» на Кузнецком мосту

Лозунг о том, что «искусство должно принадлежать народу», нашел во «Всекохудожнике» новое воплощение: предполагалось, что объединение станет массовой школой искусств для самых широких слоев населения, причем первоначальновходящие в состав объединения артели могли свободно выставлять и продавать свои произведения. На Кузнецком мосту по такому случаю даже был создан выставочный зал  в помещении бывшего пассажа, а позже — литературного кафе известного булочника Н.Д.Филиппова. Сегодня в этом помещении расположен Московский дом художника.
Фабрика «Лепка» была одной из первых артелей, вошедших в состав  Всекохудожника. Как правило, для изготовления бюстов и скульптур использовался гипс, который затем окрашивали — под золото, а чаще под бронзу. Как можно заметить, особым изяществом скульптуры фабрики не отличались.

Обилие тонких линий (например, надбровных дуг или кончика носа) неизбежно приводило к потертостям и сколам при любом неосторожном обращении с бюстом. Белый гипс в месте скола очень трудно закрасить, поэтому со временем скульптура приобретала не вполне приличный для вождя мирового пролетариата вид. Кроме того, нередко оставляло желать лучшего и мастерство скульптора, и качество выработки. Судя по клейму, представленный в коллекции бюст относился ко 2-му сорту — то есть мог предназначаться для продажи в личное пользование или для поставки в учебные заведения. Партийные, советские и военные организации, как правило, изделия второго сорта не приобретали.
О том, как оценивалось качество производимых «Лепкой» изделий красноречиво  свидетельствует цитата из доклада правительственной комиссии по подготовке к 100-летию со дня смерти А.С.Пушкина в феврале 1936 года:

«Несколько месяцев назад при Всекохудожнике была учреждена пушкинская комиссия, которая должна наблюдать за качеством работы производственных мастерских, выпускающих бюсты, статуэтки поэта. В настоящее время из всех производственных мастерских Всекохудожника только одна „Лепка“ выпускает в продажу бюсты и статуэтки Пушкина.Однако качество этих вещей крайне низкое. Мастерская продолжает выпускать бюст поэта работы Мограчева и статуэтку работы Крандиевской, несмотря на то, что эти произведения забракованы пушкинской комиссией и осуждены всеми пушкинистами».

Впрочем, у гипсовых скульптур было и свое преимущество: они были  недорогими, и менять их можно было сколь угодно часто.
Наряду с бюстами и скульптурой, Всекохудожник занимался выпуском всевозможных агитационных и квалификационных знаков (например, знак парашютиста), в дизайне которых можно обнаружить влияние одного из  главных мэтров объединения — художника А.Дейнеки.

В марте 1935 года «Всекохудожник» был передан в систему Наркомпроса РСФСР. Однако еще  с 1932 года ведется разработка проекта собственного Изогородка «Всекохудожника». Городок должен был расположиться в районе Часовой улицы и включать в себя Скульптурный корпус, Изоучилище, бронзолитейную мастерскую, кузницу, многочисленные склады и выставочные площадки, а также общежитие для иногородних студентов. Проект разработал архитектор Г.П. Гольц в стилистике итальянского ренессанса, слегка модифицированного с учетом современных веяний.  На снимке — восточный фасад училища в 30-е годы. Среди художников на переднем плане — сам А.Дейнека.

Восточный фасад училища в 1930-е годы…

Возведение Изогородка стало первым советским долгостроем и затянулось на все 30-е годы. В результате полностью были возведены лишь несколько зданий: общежитие, пятиэтажное здание Изоучилища (оно практически не успело поработать в полную силу из-за надвигающейся войны), а также Скульптурный корпус, который в те годы смотрелся весьма величественно — в основном, из-за большого количества выставленных во дворе скульптур и эскизов:


Война положила конец истории Всекохудожника. Одно за другим у артели  реквизировали  помещения, да и самих художников разбросало по всей стране. В начале 50-х годов Всекохудожник был распущен уже официально, а принадлежавшие ему учебные корпуса передали другим организациям — в частности, НПО «Радий» и Институту математического моделирования. От старых зданий Изогородка сохранились лишь части двух учебных корпусов по Балтийской улице, а также  здание  бывшего общежития, давно ставшее многоквартирным домом:

1 Trackback / Pingback

  1. Гипсовый бюст В.И.Ленина, конец 1920-х годов |

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s