Поздравляю, брат!

Советская почтовая карточка «С праздником!» 1954 года выпуска. Художник: Нина Ватолина. Издательство: ИЗОГИЗ. Отпечатано в первой типографии им. А.А. Жданова. Тираж: 2 млн экземпляров. Размер: 14,6 х 10,3 см. Цена: 20 копеек. Карточка была отправлена из Ферганы в Рязань Неуструеву Николаю его ближайшими родственниками. Текст открытого письма написан младшим братом Николая школьником Володей, явно не отличником по русскому языку. Почтовые услуги оплачены маркой номиналом 40 копеек, марка погашена почтовым штемпелем.

*     *     *

Говоря заштампованным языком заядлых филокартистов (коллекционеров, знатоков и ценителей открыток), перед нами —  типичный образчик советской поздравительной почтовой карточки 50-70-х годов. Этому раритету уже более 60-ти лет, выпущен он был еще в 1954 году — спустя всего год после того, как в СССР было налажено массовое производство поздравительных открыток. Однако это вовсе не означает, что до 1953 года в нашей стране не было подобной печатной продукции. Была, причем, еще начиная с имперских времен!
Первая «корреспондентская карточка» выпущена в нашей стране еще в 1872 году. А первые русские открытки выпустила Община святой Евгении («Попечительный комитет о сестрах милосердия русско-турецкой войны») в 1898 году. Издательство при общине тогда отпечатало около 7 тысяч видов художественных карточек. В начале XX века они были очень востребованы — особенно рождественские и пасхальные серии (кстати, высоко ценятся до сих пор).

С приходом революции, когда Новый год и Рождество с легкой руки большевиков разжаловали из праздников, к открыткам стали относиться много прохладнее – их сочли буржуазным пережитком и даже хотели запретить. Тем не менее, в 1917 году в Петрограде увидела свет уже первая советская открытка. Выборгский районный комитет РСДРП выпустил ее к 1 мая. Художник нарисовал на ней пролетариев, несущих красный стяг с портретами Маркса и Энгельса и лозунгами: «Пролетарии всех стран, соединяйтесь! Да здравствует социализм! Война войне!». Позже среди довоенных советских открыток и почтовых карточек преобладали, в основном, агитационные, причем не только политические, но и практические, которые, например, разъясняли элементарные правила гигиены, ухода за ребенком и т.п. Разумеется, далеко не все открытки были поздравительными (кого и с чем, спрашивается, можно было поздравить карточкой с надписью «Кукуруза – царица полей» или «Матери всего мира, боритесь за мир»?). В 30-е годы многие открытки (или, как их тогда называли, почтовые карточки), были посвящены новым станциям московского метро, массовым спортивным соревнованиям или содержали призывы — например, овладевать техникой или учиться защищать родину.

Были в ходу также нелегальные, изготовленные кустарным способом поздравительные бланки (в основном рождественские), за которые можно было угодить под следствие, поскольку их производство и продажа считались незаконной коммерческой деятельностью. К слову, открытки были в ходу и у заключенных ГУЛАГа, однако не в силу их тяги к прекрасному, а просто для удобства тюремных властей — письма на открытки не было нужды перлюстрировать, он был всегда на виду.
В годы Великой Отечественной войны для поддержания силы духа советского народа совершенно официально издавались серии агитационных открыток и карточек, посвященные песням первых советских звуковых кинофильмов, со словами русских народных и советских песен, красноармейских частушек. В ходу были и «фронтовые зарисовки» — то есть открытки с фотографиями боевых действий. Опять же, тексты на таких открытках было легче и удобнее читать фронтовым цензорам, оставлявшим на всякой корреспонденции оттиск «Просмотрено цензурой».

Уже после Победы над врагом, когда жизнь в СССР с каждым днем становилась «лучше и веселее», на лицевой стороне бланков все чаще начали изображать улыбчивую детвору, зверей, сказочных персонажей, а к концу 40-х годов на них вернулись и некогда отлученные от советской реальности Дед Мороз со Снегурочкой. Правда, тот Дед Мороз крайне редко появлялся на карточках с мешком подарков, ему некогда — он активно участвует в общественной и производственной жизни советского народа: строит БАМ, осваивает космос, плавит металл… Разумеется, каждая почтовая карточка — ее рисунок и текст — проходили не менее жесткую цензуру, чем, скажем газеты или марки.
Но все же поистине массовым производство карточек и открыток становится именно с 1953 года, после смерти Сталина. Причем настолько массовым, что в СССР тут же появилось множество сопутствующих «открыточных» увлечений — их не только коллекционировали, ими украшали стены комнат, делали из них шкатулки, вазочки и даже шторы. Советская печатная промышленность довольно быстро освоила выпуск широчайшего ассортимента почтовых карточек, разнообразивших ассортимент газетных киосков, заполненных традиционно неброской печатной продукцией. Яркая глянцевая картинка притягивала, манила, поднимала настроение неискушенным гражданам Страны Советов. И хорошая советская хозяйка всегда могла найти способ, как использовать красочную полиграфию на картоне высокого качества.
Почтовые карточки и открытки в СССР занимали совершенно особое место в ритуале праздника, его предвкушения и подготовки, а также были важнейшим средством коммуникации – ей-богу, приятно же получить открытку от далекого и давнего друга и знать, что он помнит о тебе и желает счастья. Примерно недели за две до любого сколь-нибудь значимого события было принято закупать на почте или в киоске Союзпечати пачку карточек и рассылать поздравления близким и далеким родственникам, бывшим сослуживцам, армейским друзьям, однокашникам или учителям. Причем, адресат мог жить в том же городе – не важно, поздравления по телефону считались чем-то несерьезным, суррогатным заменителем самых искренних чувств, выразителем которых являлась именно открытка. В Новый год или к весенним праздникам их доставали из почтового ящика целыми кипами и буквально светились от счастья.
К числу основных праздников, с которыми было обязательно принято поздравлять родных, относились Новый год, 23 февраля, 8 марта, день рождения Ленина, 1 и 9 мая, 1 сентября, 7 ноября, реже — день Конституции. Поводом для поздравления считались также день рождения, окончание школы, рождение ребенка. Для других событий издавались открытки и карточки с универсальной надписью «С праздником!» — как в нашем случае.
Давайте внимательнее рассмотрим нашу открытку. Если уж быть совсем точными, нашу почтовую карточку. Она отличалась от открытки тем, что ее не нужно было запечатывать в конверт, а, следовательно, тариф за пересылку карточки был меньше, чем за отправку письма. Однако в тексте такой карточки уже не сообщишь, куда, к примеру, делся «ключ от квартиры, где деньги лежат» — ведь письмо было «открытым», писалось прямо рядом с адресом. Кстати, первоначально оборотная сторона почтовой карточки предназначалась только для адреса, и лишь с 1904 года ее левая половина отведена для короткого письменного сообщения. Наиболее популярной во все времена была иллюстрированная почтовая карточка — открытка. Поэтому не будем особо зацикливаться на том, как именно называть наш раритет, тем более, что есть более интересные нюансы. Лицевая сторона нашей почтовой карточки-открытки занята полноформатным (занимающим всю площадь), обрамленным в синюю рамку, изображением троих счастливых подростков в пионерской форме, с букетами сирени в руках на голубом фоне. Следовательно, предполагалось, что этой открыткой люди могли поздравить друг друга с одним из майских праздников — скорее всего, с 1 мая или, на худой конец, с Днем пионерии (для 9 мая выпускались специальные карточки, эта вряд ли подошла бы).

Изначально представленная нами карточка не была маркирована, т.е. на ней отсутствовал напечатанный знак почтовой оплаты. Так что ее отправителям пришлось приобретать марку и самим наклеивать ее на специально отведенное место в правом верхнем углу. Номинал марки 40 копеек + стоимость самой карточки 20 копеек. Итого, поздравить родственника с праздником в 1954 году посредством почтовой карточки стоило примерно 60 копеек (иногда дороже или дешевле — в зависимости от стоимости открытки и удаленности адресата). Согласитесь, при средней зарплате около 740 рублей это было вполне доступным удовольствием.
Размер нашего экземпляра несколько отличается от международного стандарта: 14,6 х 10,3 см вместо 14,8 х 10,5 см. Примечательно, что впервые международный стандарт почтовой карточки был принят в 1878 году на Всемирном почтовом конгрессе в Париже и составлял 14 х 9 см. И только в 1925 году размеры немного увеличили. Заметим также, что сегодня стандартный формат карточки в России — от 90 × 140 мм до 120 × 235 мм.

Наша иллюстрированная карточка относится к типу художественных, оригинальных. Это означает, что изображение на ней является авторским, рисованным, а не репродукционным или фотографическим. И, раз уж мы определили, что наша открытка авторская, нельзя не рассказать и о самом авторе. Тем более, что речь идет о едва ли не самом знаменитом советском плакатисте и графике, члене Союза художников СССР Нине Ватолиной.
Наверняка каждый из нас видел не одну открытку, плакат или картину Нины Николаевны. А если и не видел, то уж точно наслышан о ее работах. Достаточно вспомнить открытку «Спасибо родному Сталину за счастливое детство» (1939 год), плакаты «Партия и Ленин — близнецы-братья, кто более матери-истории ценен?» (1940 год), «Фашизм — злейший враг женщин. Все на борьбу с фашизмом!» (1941 год), «Слава советскому народу — народу-созидателю!» (1950 год), «Пятилетку в четыре года» (1947 год) и десятков других. Самой известной ее работой стал агитационный плакат «НЕ БОЛТАЙ!», созданный в 1941 году. Прозвучав с огромной силой, он сделал своего автора самым известным плакатным графиком тех лет. Изображение суровой советской женщины в красном платке, сдвинувшей брови и поднесшей указательный палец к губам, стало едва ли не самым растиражированным плакатом в мире — в том числе благодаря безупречно лаконичному исполнению и вневременной актуальности.

Некоторые критики отмечали, что большинство героинь своих плакатов и открыток Нина Николаевна писала с себя. И действительно, в работах Ватолиной нетрудно увидеть один и тот же повторяющийся женский тип с ярко выраженными автопортретными чертами. Сравните ее автопортрет с героиней плаката «Не болтай!» или «Женщины против фашизма» — не одна ли и та же брюнетка смотрит на нас?

И вообще, героями большинства полотен Нины Ватолиной были именно женщины, живущие в общем ритме со страной. Они зовут на защиту СССР, встречают воинов-освободителей, работают на стройке, обнимают детей. На них разные платья, иногда голова прикрыта косынкой, волосы заплетены в косу. И все же – тип лица один и тот же. «Берешь бумагу, берешь карандаш. Что же нарисовать сегодня? А нарисовать можно всё, — всё на свете можно нарисовать карандашом на бумаге. Я рисую кошек, дома, детей, рисую множество историй – целые повести в картинках. Но интереснее всего рисовать лицо человека, особенно глаза», — писала Нина Ватолина. Она прожила долгую творческую жизнь и прославилась не только своими гениальными плакатами, но и роскошными по цветовой свободе натюрмортами и тонкими психологическими портретами. Скончалась Нина Николаевна в 2002 году в возрасте 87 лет.
Стоит заметить, что советские открытки классифицировались и по типу сюжета (событийный, видовой, сказочный, военный, ленинский, кумиры и поклонники, курортный или так называемый «Привет из Крыма» и т.д.). Наша карточка помимо того, что является поздравительной, имеет детский сюжет. На открытках 50-60-х годов художники часто изображали образцовых советских школьников, подчеркивая наиболее яркие положительные черты, которыми они должны были обладать — самостоятельность, чувство локтя, аккуратность, честность, смелость, стремление к здоровому образу жизни, отличной учебе, помощи старшим, защите младших, развитию полезных навыков и т.п. и т.д.
Нельзя не упомянуть и об издательстве ИЗОГИЗ, выпустившем нашу почтовую карточку. Основано оно было в Москве еще в 1930 году и изначально называлось «Изобразительное искусство». Чуть позже его переименовали в ИЗОГИЗ — Государственное издательство изобразительных искусств, входящее в состав ОГИЗ — Объединение государственных книжно-журнальных издательств. ИЗОГИЗ считалось специализированным, т.е. выпускало только художественную изобразительную продукцию: монографии, книги, открытки, политические плакаты, портреты вождей, репродукции картин, художественные альбомы, учебники и наглядные пособия по изобразительному искусству, труды Академии художеств СССР. Однако в кулуарах ИЗОГИЗ называли издательством массовой коммунистической пропаганды посредством изобразительного искусства.
После 1938 года ИЗОГИЗ отпочковалось от ОГИЗА и стало самостоятельно управляемыми издательством (наряду с «Детгизом», издательством «Физкультура и спорт», «Гостехиздатом»). До войны это издательство соперничало в выпуске плакатов и открыток с «Гознаком». С 1963 по 1969 год ИЗОГИЗ находилось в составе издательства «Советский художник», а позже выросло в издательство Государственного комитета Совета Министров СССР по делам издательств, полиграфии и книжной торговли.
Согласитесь, когда старинные открытки попадают к нам в руки, она как весточки из далекого прошлого, передают приветы от тех, кого быть может, уже давно нет на свете. А как кокетливо подписывали романтические открытки в 30-50-е: «Если нравиться – храни, а не нравиться – порви». Хранили! Да ещё как! Держа в руках советскую открытку, мы получаем редкую возможность прикоснуться к истории, прочувствовать какими заботами и мыслями жили люди раньше, задолго до нас, что их тревожило, а что радовало, можем услышать, (да, услышать!), их голоса.
Итак, попробуем попробуем побольше узнать о людях, которые связаны непосредственно с нашей почтовой карточкой. Начнем с того, кому адресовано это теплое послание. Неуструев Николай Николаевич в 1954 году, очевидно, студент рязанского Радиоинститута (ныне Рязанский государственный радиотехнический университет), поскольку открытка отправлена в общежитие именно этого вуза.

Учиться в нем и сегодня престижно, а тогда, в 1954 году — спустя всего три года со дня основания — и вовсе казалось небывалой удачей. Ведь это старейшее и первое высшее учебное заведение подобного профиля в СССР готовило специалистов для радиотехнической и оборонной промышленности. Видимо, Николай Неуструев был в школе круглым отличником, раз поступил в столь престижный вуз.
Из короткого письма мы также узнаем, что в родной Фергане (марка погашена именно ферганским почтамтом) за Колю Неуструева переживала довольно большая семья — мама, папа, бабушка, сестра Валя и младший брат Вова. Володя, судя по довольно беглому почерку, ученик средних классов, с твердой «тройкой» по русскому языку (уж слишком много грамматических ошибок наделал). Наверняка обрадовать старшего брата открыткой Вову надоумила добрая узбекская бабушка, поскольку, как мы узнаем из текста, мама и Валя на целый месяц уехали «на хлопок». Судя по всему, ферганских женщин отправили в поля участвовать в хлопковой посевной, которая приходится как раз на май. Думается, что эта весточка от родных, преодолевшая 3,5 тысячи километров от Ферганы до Рязани, была для Николая Неуструева самым дорогим подарком к весенним праздникам.
Именно открытка помогает нам раскрывать все свои чувства, не стесняясь в пожеланиях и добрых словах. Хочется надеяться, что традиция дарить самые настоящие, а не электронные открытки, не канет окончательно в небытие. Ведь это нечто доброе, вечное, что всегда может согреть душу и сердце.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s