Вычеркнутые из истории

Коллективная монография «Подготовка Великой пролетарской революции» (от начала Первой мировой войны до октября 1917 г.), 1-й том пятитомного издания под общим названием «История гражданской войны в СССР». Издано под редакцией М.Горького, В.Молотова, К.Ворошилова, С.Кирова, А.Жданова, А.Бубнова, Я.Гамарника, И.Сталина. Составители: Берман, Быстрянский, Горький и др (всего 19 человек). Москва, ОГИЗ. Год выпуска: 1935. Объем 349 страниц. Тираж: 500 000 экз. Издание включает документы, фотографии, цветные карты, картины и карикатуры. Многочисленные иллюстрации в тексте защищены пергаментом. Имеется также тканевая вставка шелковой повязки красногвардейца Васильевского Острова. Красная коленкоровая обложка с тисненым изображением Ленина, твердый переплет.

*    *    *

Бывают подарки роковые. К таковым, без сомнения, относится и представленный в нашей коллекции первый том «Истории гражданской войны в СССР», подаренный коллегами начальнику модельного цеха завода «Станколит» Егоренко И.Т. в 1936-ом году. С тех пор «счастливому» обладателю подарка пришлось поневоле быть в курсе всех политических веяний конца 1930-х годов, тщательно просматривая публиковавшиеся в печати списки «врагов народа» с тем, чтобы по вечерам методично «вымарывать» с ее страниц фамилии «врагов народа» из числа редакторов и составителей, а также изображения некоторых партийцев, которые на момент выхода книги в свет еще считались «старой революционной гвардией».

 

Едва ли сам товарищ Егоренко был пламенным революционером: по законам того времени, для ареста достаточно было иметь у себя дома книгу, фотографию или газетную статью человека, объявленного врагом народа. А врагов у революции, как оказалось, было едва ли не больше, чем самих революционеров. Зачеркнутые химическим карандашом фамилии членов редколлегии, страницы с выскобленными бритвой именами участников первых партийных съездов, зияющие пустоты на коллективных портретах — как тут не вспомнить слова Джорджа Оруэлла о том, что тоталитаризм требует постоянного переписывания истории.
К слову, возможно, что именно постоянное переписывание и привело к тому, что пятитомник «История гражданской войны в СССР» был закончен лишь в 1960 году! Собрание это выходило в свет при нескольких генсеках, а потому каждый том очень четко отражал советское мировоззрение, резкую смену влияния тех или иных политических сил. Время бежало очень быстро. Многие из тех, кого славили на страницах первого тома и даже принимали непосредственное участие в его написании, к моменту выхода книги были уже расстреляны как «враги народа», а к тому времени, как был издан заключительный пятый том, их успели реабилитировать.
Для создания хоть сколько-нибудь поверхностного представления об издании «История гражданской войны в СССР», перечислим названия всех пяти томов:
Том 1. Подготовка Великой пролетарской революции (от начала войны до начала октября 1917 года). Издан в 1935 году.
Том 2. Великая пролетарская революция (октябрь — ноябрь 1917 года). Издан в 1943 году.
Том 3. Начало иностранной военной интервенции и гражданской войны (ноябрь 1917 — март 1919 года). Издан в 1948 году.
Том 4. Решающие победы Красной Армии над объединенными силами Антанты и внутренней контрреволюции (март 1919 — февраль 1920 года). Издан в 1959 году.
Том 5. Конец иностранной военной интервенции и Гражданской войны в СССР. Ликвидация последних очагов контрреволюции (февраль 1920 — октябрь 1922 года). Издан в 1960 году.

Представленный здесь первый том повествует о событиях, предшествующих захвату власти большевиками. Каждая из 15 глав монографии в ярких красках (причем, в красках — в прямом смысле слова, поскольку книга содержит массу цветных иллюстраций, что было редкостью по тем временам) свидетельствует о беспредельном мужестве и стойкости, о революционном энтузиазме и героизме рабочих и крестьян, поднявшихся на борьбу за новую, справедливую жизнь на земле, за идеалы коммунизма. Не менее рьяно каждая страница клеймит позором буржуазию, богачей, белое офицерство и прочее несознательное население, бессовестно вставляющее палки в колеса большевистского локомотива, мешая приближению светлого будущего.

>>> Смотреть еще страницы >>>

Разумеется, содержание подобных книг от заглавной буквы названия до тиража должен был знать каждый заслуживающий доверия советский человек, тем более, член партии. Поэтому не удивительно, что такие издания считались отличным подарком начальству по какому-нибудь профессиональному поводу. Кстати, все пять томов монографии были выпущены в двух форматах — стандартном и подарочном. Последний отличался внушительными габаритами и упаковкой (специальной кожаной папкой или картонной коробкой).

Один из таких экземпляров, видимо, и достался начальнику модельного цеха завода «Станколит» в далеком 1936 году в знак благодарности от дирекции курсов мастеров соцтруда того же завода (видимо, за помощь в проведении курсов). Причем ценный — без всякой иронии! Обычно подобные подношения советские чиновники старались держать на виду — скажем, за стеклянными дверцами в книжном шкафу между сочинениями Ленина и «Капиталом» Маркса, а то и на рабочем столе.
Однако всю опасность этого подарка товарищ Егоренко познал чуть позже, когда герои и авторы монографии один за одним стали попадать в опалу и оказывались в числе репрессированных. Всего через год после издания — в 1936 году — книгу стали в массовом порядке изымать из библиотек, а издательство ОГИЗ уже готовило к выходу отцензурированный вариант. Впрочем, на руках у граждан оставались тысячи экземпляров книги, теперь ставшей удобным поводом для доноса. Пришлось мастеру Егорову самому подстраховаться на случай визита незваных гостей, для чего запастись ножницами и химическим карандашом.

Прежде всего, начальник цеха «вымарал» из числа редакторов видного советского партийного руководителя и военачальника Яна Гамарника — закрасил черным цветом его фамилию, стоявшую в списке прямо перед Сталиным. 30 мая 1937 года Политбюро ЦК ВКП(б) приняло решение: «Отстранить тт. Гамарника от работы в Наркомате обороны и исключить из состава Военного Совета как работника, находившегося в тесной групповой связи с Якиром, исключенным из партии за участие в военно-фашистском заговоре». 31 мая нарком обороны К.Е.Ворошилов отдал приказ сообщить Гамарнику, находишемуся у себя на квартире в связи с болезнью, о решениях Политбюро. Узнав дурные вести, Гамарник застрелился накануне неизбежного ареста. После смерти он был объявлен «врагом народа», было установлено его участие «в антигосударственных связях с руководящими военными кругами одного из иностранных государств», шпионаже и ведении вредительской работы. Реабилитирован Гамарник был 7 октября 1955 года — спустя полтора года после смерти Сталина и за четыре года до выхода четвертого тома «Истории гражданской войны в СССР».
Не пожалел черных чернил товарищ Егоров и на некоторых составителей первого тома. Ему пришлось «исключить» из списка К.Б.Радека и Р.П.Ейдемана. Карл Радек (псевдоним Radek — в честь популярного персонажа австрийской юмористической печати), урожденный Кароль Собельсон, в сентябре 1936-го арестован и приговорен Военной коллегией ВС СССР к 10 годам лагерей. Его судили по делу «Параллельного антисоветского троцкистского центра». На процессе он признал все — и то, что был агентом японской разведки, и то, что готовил убийство Сталина, и то, что договорился с Троцким отдать Украину немцам и реставрировать капитализм. Радек был убит в Верхнеуральском политизоляторе подосланными уголовниками 19 мая 1939 года. Так, в акте о смерти, составленном администрацией тюрьмы, указывается: «При осмотре трупа заключенного Радека К.Б., обнаружены на шее кровоподтеки, из уха и горла течет кровь, что явилось результатом сильного удара головой об пол. Смерть последовала в результате нанесения побоев и удушения со стороны заключенного троцкиста Варежникова, о чём и составили настоящий акт». Реабилитирован Карл Радек был только в 1988 году.

За комкором Робертом Эйдеманом (Эйдеманисом) пришли 22 мая 1937 года. После применения «мер физического воздействия» признался в участии в военно-фашистском заговоре, латышской подпольной организации и оговорил ещё 20 человек, в том числе 13 сотрудников Осоавиахима (все они были немедленно арестованы). Специальным судебным присутствием ВС СССР 11 июня 1937 года был приговорен к смертной казни. Расстрелян 12 июня (на следующий же день) вместе с Тухачевским, Якиром, Уборевичем и другими военачальниками. 31 января 1957 года (спустя 4 года после кончины вождя) реабилитирован.
Заметим, что из числа составителей первого тома рано или поздно (чаще рано) были репрессированы Яков Берман (расстрелян в 1937-ом), Семен Диманштейн (расстрелян в 1938-ом), Яков Долецкий (застрелился в 1937 году перед арестом), Лев Крицман (расстрелян в 1937-ом), Николай Крыленко (расстрелян в 1938-ом), Михаил Кубанин (расстрелян в 1941 году), Владимир Милютин (расстрелян в 1937-ом), Осип Пятницкий (расстрелян в 1937-ом), Федор Раскольников (покончил с собой, а по одной из версий — убит агентами НКДВ в 1939 году), Алексей Стецкий (расстрелян в 1938-ом), Борис Таль (расстрелян в 1938-ом), Александр Угаров (расстрелян в 1939 году).
Подведем страшный итог: из 19 составителей монографии «Подготовка Великой пролетарской революции» 14 человек были расстреляны!!! Если еще принять во внимание странную смерть Максима Горького в 1936 году и скоропостижную кончину 46-летнего Ивана Товстухи в 1935-ом, то картина вырисовывается и вовсе ужасающая.
Больше всего начальнику модельного цеха «Станколита» пришлось «подчистить» страницу 189, заметно проредив ряды членов ЦК, избранного на VI съезде РСДРП. И здесь одними чернилами было уже не обойтись — в ход пошли острое лезвие (чтобы соскоблить фамилии), ножницы, бумага и клей (чтобы закрыть фотографии). Нам удалось найти оригинал этой страницы. Сравните вариант «до» и «после» того, как к ней приложил руку товарищ Егоров (и поверьте, не только он — такими недетскими аппликациями в те времена из страха самосохранения занимались очень многие).

Обратите внимание, Егоров не тронул представителей верхних трех рядов — наиболее авторитетных представителей большевистской партии. В первом ряду уже почивший вождь Владимир Ленин, действующий отец народов Иосиф Сталин и отдавший приказ расстрелять царя Николая II Яков Свердлов (скончался от болезни в 1919 году), во втором — Андрей Бубнов (чуть позже начнут «вымарывать и его, поскольку в 1937-ом его арестовали, а в 1938-м расстреляли), железный Феликс Дзержинский (скончался от сердечного приступа в 1926 году), бакинский комиссар Степан Шаумян (расстрелян английскими интервентами и эсерами в 1918 году), глава Петроградского ЧК Моисей Урицкий был убит в 1918 году (не путать с Семеном Урицким, расстрелянным в 1938-ом), в третьем ряду — чудом избежавший опалы Матвей Муранов (скончался в 1959 года — за год до выхода в свет пятого тома), первый замнаркома юстиции СССР Николай Крестинский (расстрелян в 1938-ом), нарком земледелия Владимир Милютин (расстрелян в 1937-ом), чрезвычайный и полномочный посол СССР с дворянскими корнями Александра Коллонтай (скончалась из-за тяжелой болезни в 1952 году).

Исчезать изображения стали, начиная с четвертого ряда, в котором товарищ Егоров старательно заклеил снимки следующих партийцев:
Григорий Сокольников. 26 июля 1936 года арестован по делу «Параллельного антисоветского троцкистского центра». Был подвергнут сильному давлению: Сокольникову обещали, что его жена Галина Серебрякова останется на свободе, если он во всем сознается (обещание выполнено не было). В результате на судебном процессе был вынужден признать свою вину и 30 января 1937 года приговорён к 10 годам тюрьмы. 21 мая 1939 убит заключёнными в Верхнеуральском политизоляторе. При расследовании, проведённом в 1956—1961 годы, выяснилось, что убийство Сокольникова (как и Карла Радека за два дня до этого) было осуществлено под руководством оперуполномоченного НКВД Кубаткина, действовавшего по указанию Берии, распоряжение о ликвидации дал лично Сталин. Реабилитирован в 1988 году.
Николай Бухарин . Бухарин стал одним из главных обвиняемых на процессе по делу «Антисоветского правотроцкистского блока». Признал вину и отчасти дал показания. В своём последнем слове сделал попытку опровергнуть возведённые на него обвинения. 13 марта 1938 года Военная коллегия ВС СССР признала Бухарина виновным и приговорила к смертной казни. Ходатайство о помиловании было отклонено, через два дня он был расстрелян на полигоне «Коммунарка» Московской области, там же и похоронен. Реабилитирован в 1988 году.
Алексей Рыков На пленуме в феврале 1937 исключён из партии и арестован. На допросах признал себя виновным. В качестве одного из главных обвиняемых привлечён к Третьему Московскому процессу по делу «Правотроцкистского антисоветского блока». 13 марта 1938 был приговорён к смертной казни и 15 марта расстрелян на Коммунарском полигоне. Реабилитирован в 1988 году.

Начальник модельного цеха оставил в четвертом ряду лишь снимки товарища Артема (настоящее имя Федор Сергеев, погиб при испытании аэровагона еще в 1921 году) и Виктора Ногина (безвременно почил задолго до выхода этой книги — в 1924 году).
Пятый ряд пострадал более остальных. В нем товарищ Егоров посмел оставить только фотографию Яна Берзина, причем весьма опрометчиво — в конце 1937-го года его тоже арестовали, а в 1938 расстреляли. Перестраховаться методом заклеивания снимков начальник цеха решил на счет следующих членов ЦК, избранных VI съездом РСДРП:
Лев Каменев. После убийства Кирова Каменев был арестован и 16 января 1935 года, по делу так называемого «Московского центра», приговорён к 5 годам тюрьмы, а затем, 27 июня 1935 года, по делу «Кремлёвской библиотеки и комендатуры Кремля», приговорён к 10 годам лагерей. В августе 1936 года Каменева вывели в качестве подсудимого на Первый московский процесс — по делу так называемого «Троцкистско-зиновьевского объединённого центра», 24 августа приговорен к высшей мере наказания и 25 августа расстрелян. В 1988 году реабилитирован за отсутствием состава преступления.
Григорий Зиновьев. 16 декабря 1934 года арестован, исключён из партии и вскоре осуждён на десять лет тюрьмы по делу «Московского центра». Содержался в Верхнеуральском политизоляторе. 24 августа 1936 года Зиновьев был приговорён к высшей мере наказания по делу Антисоветского объединенного троцкистско-зиновьевского центра. Расстрелян 25 августа в Москве в здании ВКВС. Реабилитирован Пленумом ВС СССР 13 июля 1988 года.
Лев Троцкий. В мае 1924 года он требовал огласить «Завещание Ленина», и, в соответствии с ним, снять Сталина с поста Генерального секретаря. Сталин просит от пленума ЦК принять его отставку с поста Генсека, однако ЦК отставку не принимает. Троцкий попадает в опалу, его снимают со всех постов и 16 ноября 1927 года исключают из партии. В 1929 году выслан из СССР. В 1932-ом — лишён советского гражданства. В 1933 году переехал во Францию, в 1935-ом в Норвегию, в 1936 году эмигрировал в Мексику, где жил в доме семьи художников Фриды Кало и Диего Ривера. Утром 20 августа 1940 года агент НКВД Рамон Меркадер пришёл к Троцкому, чтобы показать свою рукопись. Во время чтения Меркадер нанёс Троцкому удар по голове ледорубом, который пронёс под плащом. Спустя сутки — 21 августа — Троцкий умер. Реабилитирован в 2001 году.
Ивар Смилга. В декабре 1934 года после убийства Кирова был исключён из ВКП(б) и арестован 1 января 1935 года. 10 января 1937 года Военной коллегией Верховного Суда СССР приговорён к расстрелу за «участие в троцкистской контрреволюционной террористической организации». Приговор приведён в исполнение в тот же день. Реабилитирован в 1987 году.

Вот так, за каждой стертой фамилией, заклеенной фотографией кроется целая трагедия, чья-то жизнь и смерть. Тяжело, видимо, пришлось и товарищу Егорову И.Т., годами опасавшемуся, что подарок станет роковым и в его судьбе. Еще один очень сочный штрих к описанию представленной здесь книги, подтверждающий, насколько тщательно в те годы выверяли подобные издания не только на идеологическую составляющую, но и в плане опечаток. Между страниц монографии вставлен небольшой ярлык контроля качества (аналогичные вкладывали в коробки конфет укладчицы). За наш экземпляр поручилась «проверяльщица №4», работающая при 2-ой типографии «Печатный двор». Сохранение этого контрольного талона гарантировало возможность возврата или обмена книги в магазине в случае обнаружения в ней дефекта. И он же гарантировал взбучку, а то и увольнение пропустившей ошибку проверяльщице. Надеемся, что в жизни «проверяльщицы №4» эта книга не стала роковой.
И в завершении нашей истории буквально пару слов о заводе «Станколит», на котором работал товарищ Егоров И.Т. Пару слов — потому что информации об этом некогда одном из крупнейших советских металлургических предприятий, процветавших в эпоху индустриализации страны, почти не сохранилось. Удивительно, но о «Станколите» нет статьи даже в многотомной «Советской энциклопедии»! Известно, что этот Москвоский чугунолитейный завод был спроектирован профессором Леонидом Фанталовым. Наряду с «Красным пролетарием», «Красной пресней», «Борцом» и «Самоточкой» входил в Союзстанкообъединение ВСНХ СССР (Всесоюзный Совет Народного Хозяйства Союза Советских Социалистических Республик). Если учесть, что до 1920 года Российская империя, а после и молодая Советская республика большую часть станков импортировала из-за границы, то становится очевидно, что на плечи рабочих нового завода в начале з0-х годов прошлого века легла большая ответственность. Детище первой пятилетки (6 ноября 1931 года была выдана первая плавка), «Станколит» создавался как специализированное производство для удовлетворения нужд быстрорастущего станкостроения. В годы довоенных пятилеток «Станколит» обеспечивал страну металлорежущими и деревообрабатывающими станками. Во время Великой Отечественной войны завод как тогда говорили, «встал на рельсы» — в сентябре 1941-го года был разобран и эвакуирован на Урал. На предприятии практиковались социалистическое индивидуальное, бригадное и межцеховое соревнование, принимались встречный план на год и пятилетку. staРасполагался завод, как и большинство первых промышленных предприятий, в районе Марьиной рощи в Москве, на улице Складочной. Корпуса цехов занимали более 15 гектаров земли. Сейчас на этом месте находится Торговый комплекс «Станколит», открытый в 1998 году. О том, куда делись производственные мощности этого гигантского предприятия — точно не известно. В СМИ писали о бессовестном дележе имущества завода в лихие 90-е некими дельцами, но обвинения так никому и не были предъявлены. Сегодня в бывших заводских цехах стоят не станки, а прилавки. Возможно, закрытые советские архивы сохранили гораздо больше сведений о «Станколите» и его руководстве. Кто знает, может в них есть и данные о товарище Егорове И.Т., получившем в 1936 году за труды свои томик «Истории гражданской войны в СССР».

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

w

Connecting to %s