Агрессия в режиме 3D

Подарочная книга «Die Soldaten des Führers im Felde» на немецком языке, выпущенная в 1940 году мюнхенской типографией Отто Шёнстайна. Пропагандистское издание посвящено захвату Польши фашистской Германией в 1939 году и сопровождается оригинальными фотографиями лидеров Третьего Рейха, сделанными личным фотографом фюрера Генрихом Гофманом. Кроме того, в комплект подарочного фолианта включен набор стереофотографий (100 шт.) со складным стереоскопом и инструкцией по просмотру в трехмерном режиме. Наряду с многочисленными изображениями военных парадов вермахта в захваченных польских городах, издание изобилует фотографиями разрушенных военных и гражданских сооружений  Польши, пленных польских солдат и их могил, — что делает книгу своеобразной уликой в отношении действий нацистского режима на оккупированных территориях. Столь необычный для подарочного издания подбор картинок объясняется просто: апокалиптические виды разрушений во вражеских городах очень любил рассматривать фюрер, а редакционную коллегию издания возглавлял начальник пропаганды вермахта полковник Хассо фон Ведель. Раритет считается очень редким, в идеальной сохранности и полной комплектации практически не встречается.

*    *    *

Перед нами первый том во многом уникального для своего времени двухтомника «Die Soldaten des Führers im Felde» (дословный перевод с немецкого «Солдаты фюрера в поле», в данном случае имеется в виду «в полевых условиях»). Представленная в нашей коллекции книга была издана в самом начале 1940 года под названием «Der Feldzug in Polen 1939» (Вторжение в Польшу в 1939 году), т.е. спустя всего несколько месяцев после завершения захватнической Польской кампании вермахта, которую в Варшаве во всех источниках называют «Сентябрьской кампанией». Сразу отметим, что второй том издания вышел в свет почти сразу — в конце 1940 года. Он назывался «Der Kampf im Westen» («Борьба на Западе»). Во второй книге подробнейшим образом описаны военные сражения в Голландии, Бельгии и Франции, в том числе битвы во Фландрии и Артуа. Двухтомник издавался только в подарочном — увеличенном — формате (21 х 30 x 3 см). В твердом переплете, коленкоровые обложки отличались только цветом: первый том серый, второй — бежевый. Конечно, не вполне корректно говорить о том, сколько может весить книга, однако в данном случае это более чем уместно, поскольку издание получилось весьма необычным. Первый том «Die Soldaten des Führers im Felde» потянул на 1200 граммов — это примерно вдвое тяжелее книги стандартного формата в твердом переплете.

 Необычность, а также солидная масса книги объясняется просто — она состоит из трех частей:
— текстовая — 62 страницы,
— фотоальбом — 8 страниц,
— набор стереоскопических снимков в комплекте с устройством для получения объемного изображения — 100 штук.

Стереофотоаппарат фирмы «Verascope» конца XIX века
Стереофотоаппарат фирмы «Verascope» конца XIX века

Нацисты не были пионерами в использовании стереофотографий — англичане применяли стереоскопическую съемку в научных и развлекательных целях еще в 1845 году, а в военных архивах некоторых стран хранятся стереоснимки времен Первой мировой войны, снятые, например, ручной камерой фирмы «Verascope». Однако именно представленное в нашей коллекции издание стало одним из ярких примеров использования стереофотографии в пропагандистских целях. Да и включать такие снимки в книги изобретательные немцы стали первыми. Стереофотография в те годы была достаточно примитивной и представляла собой пару плоских снимков одного и того же объекта, сделанных под немного разными углами. Две небольшие картинки для левого и правого глаза располагались в 6,5 см друг от друга (среднее расстояние между зрачками). При просмотре стереопары каждый глаз воспринимает только одно изображение, в результате создается иллюзия наблюдения объемной картины. В нашем случае речь идет о классической горизонтальной стереопаре (позже появятся параллельные, вертикальные, перекрестные и т.д.). Стереоснимки получены, очевидно, с помощью двух регистрирующих устройств, работающих одновременно, но с небольшим смещением (скорее всего, пары фотокамер). Оба кадра соединялись в один графический файл. Трехмерное изображение таких снимков позволяет получить только стереоскоп — оптический бинокулярный прибор. Именно он создает для зрителя эффект живой объемной картинки, иллюзию действительности.

В комплект книги «Die Soldaten des Führers im Felde» вошли 100 стереоскопических снимков (Raumbildern) размером 13 х 6 см. Стереопары уложены стопками по 25 штук в специальные кармашки. Достоверно известно, что большая часть оригинальных фотографий для данного набора была сделана в цвете, однако в сборник по какой-то причине было решено включить только их черно-белые копии. Эксперты утверждают, что эти снимки более нигде не использовались. Заметим также, что только единицы коллекционеров во всем мире владеют полным фотонабором из книги «Die Soldaten des Führers im Felde», у большинства есть лишь часть, а то и пара-тройка кадров. Многие собиратели сетуют на то, что фото достались им в скверном состоянии (отсыревшими или обгоревшими), поэтому при просмотре уже не дают объемного изображения. В нашем случае к качеству и сохранности снимков претензий нет. Итак, с помощью представленных фотографий были задокументированы:
— большой военный парад в честь блицкрига в Польше, который принимал лично Гитлер
— гигантский открытый Mercedes-Benz фюрера
— Гитлер в Варшаве в окружении генералов Вермахта
— плененные польские солдаты и офицеры
— сельские дома польских крестьян, оказавшихся в оккупации
— захваченная военная техника, амуниция и оружие в городах Лодзь и Варшава
— разрушенные польские позиции
— немецкие солдаты в полевых условиях, у демаркационной линии
— колонны немецких солдат, марширующих по улицам захваченных городов
— яркие образцы немецкой авиации, артиллерии
— немецкие корабли у Готенхафена
— нацистские блок-посты
— работа немецких санитаров
— захоронения погибших в боях немецких солдат
— издевательства над польскими евреямию

Другие фотографии из сборника:

Это слайд-шоу требует JavaScript.

Определенная часть 3d-снимков из набора изображает советских солдат и офицеров, что вполне объяснимо: 17 сентября 1939 года на территорию Польши вошли советские войска. Захваченные земли были поделены между Германией и СССР (в соответствии с секретными протоколами к советско-германским договорам о ненападении и о дружбе и границе), а также Литвой и Словакией. Так что не стоит удивляться наличию в альбоме фотографий с советскими пограничными столбами или красноармейцами у демаркационной линии. Впрочем, эти снимки немногочисленны и менее всего направлены на попытку представить Советский Союз в качестве «союзника» Германии; напротив, советские солдаты и офицеры сняты практически безоружными.  Адольф Гитлер ни с кем не собирался делиться своей «славой» завоевателя, к тому же в немецком Генштабе ко времени издания книги уже разрабатывался план вторжения на территорию СССР.

Особый карман в оформлении книги предусмотрен  для складного стереоскопа (Raumbildbetrachter). Прибор этот был изобретен Чарльзом Уитстоном еще в 1837 году и изначально был достаточно увесистым. В нашем случае устройство компактное, изготовлено из пластика, алюминия и стекла (лупы). Аккуратные и педантичные немцы приложили к книге довольно подробную инструкцию (см.фото) по применению стереоскопа, которая также включает рекомендации по эксплуатации и уходу за ним. Судя по всему, соблюдали их далеко не все владельцы подарочного издания: многие коллекционеры сокрушаются из-за того, что им достались уже неисправные стереоскопы.

Отто Шёнстайн
Отто Шёнстайн

На корпусе прибора видна отметка «GES GESCH» — сокращение от «gesetzlich geschützt», что в вольном переводе означает “запатентованный”. Патент на производство таких стереоскопов принадлежал мюнхенской компании Raumbild-Verlag. Это стереоскопическое издательство, владельцем и создателем которого был Отто Шёнстайн (Оttо Schönstein). Его фирма специализировалась именно на производстве стереоскопических фотографий. Компания была явно на хорошем счету у нацистов, не случайно они заказали ей выпуск двух томов «Die Soldaten des Führers im Felde». Причем это был уже далеко не первый пропагандистский заказ для типографии Шёнстайна. До этого были другие:
— В 1936 году выпущено аналогичное подарочное издание «Reichsparteitag der Ehre» («Съезд чести»), посвященное нацистскому съезду, на котором НСДАП была провозглашена единственной правящей партией Германии
— В 1937 году был выпуск «München die Hauptstadt der Bewegung» («Мюнхен — столица нацистского движения»)
— В 1938 году «Tag der Deutschen Kunst» («День немецкого искусства»)
— В 1938 году «Hitler/Mussolini»
— В 1939 году «Parteitag Groß=Deutschland» («Великая партия — Германия»)

Офис компании Raumbild-Verlag
Офис компании Raumbild-Verlag

О судьбе типографии известно немногое. Помимо прочего, она изготавливала специальные подарочные наборы «Германия в стереофотографиях», где были представлены сотни уникальных снимков, на которых запечатлены достопримечательности немецких, французских, а также других европейских городов. Известно, что в 1943 году ввиду острого дефицита бумаги и неспокойной обстановки компания Raumbild-Verlag перенесла свой офис из Мюнхена в Обераудорф, а необходимые материалы начала поставлять из Франции. Рекламные объявления услуг типографии Шёнстайна встречаются и после войны — в 1950 году. Дальнейшая судьба Raumbild-Verlag и его владельца нам, к сожалению, неизвестна.

Гораздо больше информации сохранилось о деятельности главного редактора «Die Soldaten des Führers im Felde» — полковника Генштаба, начальника отдела пропаганды вермахта Хассо фон Веделе. Упомянутый отдел был сформирован в апреле 1939 года, причем фон Ведель возглавил эту структуру с первых дней ее существования. Ведомство осуществляло общее руководство пропагандистскими частями вермахта: разрабатывало директивы и указания для проведения крупных акций, занималось мероприятиями по влиянию на общественность внутри рейха и за границей. Вся нацистская пропаганда, в зависимости от цели и адресной группы, делилась на три основных вида:
— «пропаганда на родину» — среди немецкого населения и военнослужащих
— «фронтовая пропаганда» — в действующей армии
— «пропаганда на врага» — на его вооруженные силы и гражданское население.

Заседание отдела пропаганды под руководством Йозефа Геббельса, Хассо фон Ведель крайний справа
Заседание отдела пропаганды под руководством Йозефа Геббельса, Хассо фон Ведель крайний справа

Как видим, деление это весьма условное и размытое. Например, книгу «Die Soldaten des Führers im Felde» можно отнести ко всем трем направлениям деятельности отдела пропаганды. Веделю подчинялись специальные самостоятельные воинские подразделения — роты пропаганды (Propagandakompanie), формировавшиеся из опытных нацистских агитаторов и военных журналистов. Вермахт весьма щедро снабжал их техникой и оборудованием (радиопередатчиками, киноустановками, типографиями). Каждой полевой армии, танковой группе, воздушному флоту выделялось по одной роте пропаганды. Военнослужащие таких рот носили специальную манжетную ленту с желтым кантом и надписью Propagandakompanie. На них возлагались в основном две задачи: давать информацию о военных событиях на фронте и вести антисоветскую пропаганду среди советских войск и населения оккупированной территории. Вторая задача считалась главной. Разумеется, нацисты не жалели денег на дорогие пропагандистские книги, аналогичные той, что представлена в нашей коллекции. Редактором подавляющего большинства из них был именно Хассо фон Ведель.

Чтобы иметь более-менее полное представление о размахе деятельности отдела пропаганды вермахта, вкратце приведем историю одной его акции. Речь идет об освещении в 1943 году печально известного Катынского дела. Мало кто знает, что пропагандистские материалы по Катыни готовились вовсе не гражданскими специалистами министерства пропаганды Геббельса, а именно людьми фон Веделя. После Сталинграда, когда ситуация на Восточном фронте для немцев катастрофической, у нацистского руководства возникла идея, используя «катынскую карту», нанести мощный пропагандистский удар не только по Советам, но и по антигитлеровской коалиции в целом. Не исключено, что «добро» на «катынскую операцию» давал лично Гитлер. Есть сведения, что 13 марта 1943 года он прилетал в Смоленск, где встречался с фон Веделем. Уже спустя месяц «Радио Берлина» передало следующее сообщение: «По сообщению из Смоленска, местные жители известили немецкие власти о существовании там места массовых казней, где ГПУ было убито 10 тысяч польских офицеров…». За успешное пропагандистское обеспечение Катынского дела Гитлер присвоил полковнику фон Веделю звание генерал-майора.

Самое непосредственное отношение к созданию представленного артефакта имеют еще два не менее, а, пожалуй, даже более знаменитых человека. Речь идет о талантливых фотографах, сделавших стереоскопические и обычные снимки для книги «Die Soldaten des Führers im Felde» — Хуго Йегере и Генрихе Гофмане. Они долгие годы работали в паре — Гофман считался личным фотографом Гитлера, а Йегер числился в его помощниках.

Хуго Йегер
Хуго Йегер

Автором стереоскопических снимков для нашего раритета является именно Хуго Йегер. Сохранились сотни уникальных фотографий, сделанных этим мастером, однако история не сохранила ни дату его рождения, ни точный день смерти (умер, вероятно, после 1 января 1970). Однако известно, что Йегер работал сотрудником Генриха Гофмана в 1937-1940 годах, а также имел доступ к Гитлеру и его ближайшему окружению. Во время Второй мировой войны он активно участвовал как фотограф в пропагандистских кампаниях Третьего Рейха — в том числе в создании представленного артефакта. Среди немецких фоторепортеров Хуго Йегер одним из первых обратился к цветной фотографии. На его цветных снимках запечатлена целая эпоха европейской истории (1938-1944 годы), документально зафиксированы многие важнейшие исторические события и передана сама атмосфера того времени. В частности, целые серии фоторабот Йегера показывают аншлюс Австрии и оккупацию Судетской области Чехословакии в 1938 году, многочисленные военные парады в Берлине и Риме, сцены военной кампании в Польше (1939) и на Западном фронте (1940), военные будни Болгарии и Румынии (1941). Особый драматизм, по мнению экспертов, отличает снимки повседневной жизни оккупированной Варшавы и варшавского гетто, сделанные осенью 1939 года. Часть этих фоторабот вошли в нашу книгу.

Парад в честь 50-летия Гитлера. Цветной снимок Х. Йегера
Парад в честь 50-летия Гитлера. Цветной снимок Х. Йегера

Несколько лет назад журнал LIFE выложил на своем сайте небольшую подборку ранее не публиковавшихся цветных фотографий Хуго Йегера. В 1945 году, когда исход войны стал очевиден, немецкий фотограф задался целью сохранить свой уникальный архив, в котором к тому времени насчитывалось более 2000 цветных снимков — хроника жизни Гитлера и нацисткой Германии. Хуго знал, что будет арестован и возможно казнен, если будут доказаны его продолжительные и личные связи с фюрером. Когда американские солдаты делали обыски в домах, то нашли его кожаный чемодан, в котором он спрятал цветные слайды. По счастливой случайности, их больше заинтересовала бутылка коньяка, которая лежала рядом. После того, как пьяные американцы покинули дом, потрясенный фотограф упаковал свой архив в 12 банок и закопал их в разных местах на окраине города. Только через десятилетие, в 1955 году, Йегер осмелился забрать свой клад и поместил его на хранение в швейцарский банк еще на 10 лет. В 1965 году Хуго Йегер продал их журналу «LIFE». Сегодня они доступны для просмотра в сети.

Генрих Гофман
Генрих Гофман

О Генрихе Гофмане известно гораздо больше чем о его коллеге. Снимки этого придворного фотографа Адольфа Гитлера вошли в так называемую альбомную часть нашего раритета. В их числе художественные фотопортреты Гитлера, Геринга, Кейтеля, фон Браухича и других нацистских лидеров. На подписях к этим снимкам Гофман указан как профессор. Лейб-фотографу также было присвоено звание доктора, кроме того, он был награжден золотым значком нацистской партии, хотя, по его собственному заверению, никогда в ней не состоял. Биография Генриха Гофмана широко растиражирована, так что мы не будем ее пересказывать. Остановимся лишь на двух воспоминаниях, которые касаются его жизни и, как нам кажется, позволяют узнать о нем много больше, чем сухие биографические факты. В своей книге «Гитлер был моим другом» Гофман вспоминает знакомство с фюрером и его реакцию на первый снимок. В те времена Гитлер еще не любил позировать перед камерами, так что за эту фотографию телохранители избили Гофмана и сломали ему камеру. Нижеприведенные воспоминания описывают встречу с Гитлером, которая произошла несколькими днями позже.
«На книжных полках стояли многочисленные книги по живописи, и Гитлер с удивлением замер перед ними.
– Когда-то я решил стать художником и одно время учился в академии у профессора Генриха Книрра, – объяснил я. – К сожалению, отец имел насчет меня другие планы и настоял, чтобы я выучился профессии фотографа и тем обеспечил себе возможность продолжить семейное дело. Мой старик говорил, лучше хороший фотограф, чем плохой художник.
– Мне тоже не суждено было стать художником, – печально улыбаясь, ответил Гитлер.
Какое-то время мы беседовали об искусстве, и, так как Гитлер все больше и больше увлекался, я набрался мужества, чтобы сменить тему разговора.
– Дитрих Эккарт недавно объяснил мне причины, по которым вы не хотите фотографироваться, – сказал я, – и в какой-то степени я их вполне понимаю. Но вы отклонили предложение на двадцать тысяч долларов, у меня это в голове не укладывается.

Постановочные снимки Генриха Гофмана
Постановочные снимки Генриха Гофмана

– Я в принципе никогда не принимаю предложений, – подчеркнуто возразил он. – Я предъявляю требования. И это, прошу заметить, тщательно продуманные требования. Не забывайте, мир очень велик. Задумайтесь, что значит для газетного концерна получить эксклюзивные права на опубликование моих фотографий в тысячах газет по всему миру, и вы поймете, что мое требование тридцати тысяч долларов – это сущий пустяк. Тот, кто сразу же принимает предложение, попросту теряет лицо, как говорят китайцы. – В его голосе послышались презрительные нотки. – Посмотрите на наших теперешних политиков, – продолжал он. – Они непрерывно находятся в состоянии компромисса, и в итоге когда-нибудь они все плохо кончат. Запомните мои слова – я сброшу с политической сцены всех этих продажных господ, любителей заключать пакты. Я…
Голос Гитлера загремел, словно он говорил с трибуны. Гул разговора, доносившийся до нас из соседней комнаты, внезапно смолк; гостям показалось, что мы с Гитлером ссоримся, да и меня этот неожиданный порыв порядком смутил. Должно быть, он заметил, что мне не по себе, поскольку перестал кричать и через минуту продолжал спокойным, самым обычным тоном:
– Я не могу сказать вам, когда разрешу себя фотографировать, но вот что я вам обещаю, герр Гофман, – когда это случится, вы получите разрешение на первые же снимки.
Гитлер протянул руку, и я крепко пожал ее.
– Однако вынужден просить вас, – прибавил он, – отныне воздерживаться от попыток сфотографировать меня без моего разрешения.
В эту минуту вошел посыльный и протянул мне отпечаток и фотопластинку. Дело в том, что еще раньше я тайком установил фотокамеру в подходящем месте и снял Гитлера. Я объяснил ему это и добавил, что дал своему помощнику указание сразу же проявить пластинку. Гитлер вопросительно посмотрел сначала на отпечаток, потом на меня. Я поднял пластинку к свету.
– Да, верно, это негатив. Взгляните сами, – сказал я.
– Недодержанный, – сказал Гитлер.
– Но достаточно хороший, чтобы вышел отличный отпечаток, то есть… был достаточно хорош…
С этими словами я разбил пластинку о край стола. Гитлер изумленно посмотрел на меня.
– Уговор дороже денег, – заверил я его. – И пока вы сами меня не попросите, я вас фотографировать не буду.
– Герр Гофман, вы мне нравитесь! Могу я к вам заглядывать почаще?»

131416

 

 

 

 

После окончания войны, в октябре 1945 года, Генрих Гофман был помещен в тюрьму Международного военного трибунала в Нюрнберге, где должен был подготовить свой архив для участия в Нюрнбергском процессе. В это время его встретил советский писатель Борис Полевой, который позже написал о Гофмане в своей книге «Нюрнбергские дневники». Его свидетельства не во всем достоверны, но представляют несомненный интерес.

Фотостудия Генриха Гофмана
Фотостудия Генриха Гофмана

«Мы пошли в таинственную комнату № 158. Нас встретил пожилой приземистый немец в сером пиджаке тирольского покроя с пуговицами из оленьего рога и дубовыми листьями на зеленых лацканах. У него полное лицо, бычья апоплексическая шея — по виду типичнейший баварец с плаката, рекламирующего пиво. И серебряный бобрик на голове, и толстые улыбчивые губы, маленькие свиные глазки, настороженные и хитрые. Держался довольно уверенно. С достоинством отрекомендовался, прибавив к своему имени звание «доктор», сказал, что у него очень мало времени, что герр судья только что прислал ему на экспертизу пачку фотографий, как раз представленных советским обвинением. Поэтому он может уделить «герру оберсту» всего несколько минут. Свои коллекции он покажет в другой раз, а пока — вот, пожалуйста, эти снимки, которые всегда интересуют иностранцев, в особенности американцев. Большие деньги платят. Можно заказать комплект. Он бросил на стол целый веер открыток — Гитлер в быту. Бросил тем же жестом, каким, вероятно, бросал перед оптовым покупателем свежую серию порнографической продукции. Гитлер и Ева на веранде дома в горах, по-видимому, в Бертехсгадене… Нюхают цветы… Ласкают собак… Они же в охотничьих костюмах, в шляпах с тетеревиными перьями… Гитлер и какие-то генералы на той же веранде, и Ева в скромном фартучке потчует их чаем… Она же в купальном костюме на берегу озера. Любопытно, что на всех этих, так сказать, семейных снимках Гитлер тоже ни на минуту не остается самим собой, позирует, что-то изображает. По-видимому, он ни в каких условиях самим собой и не был. Все время играл, играл. И не какую-то, а какие-то роли.
— А вот портрет несчастной Евы. Видите, какой была фрейлейн Ева.
— А я ее видел, — отвечаю я как можно равнодушнее.
— Когда? Где? Как это можно? Герр оберст шутит?
Выдержав паузу, во время которой Гофман смотрит на меня во все глаза, я говорю:
— В снарядной воронке возле бункера, у здания рейхсканцелярии.
33
Справедливость требовала бы сказать, что хотя у могущественнейшего фюрера Третьего рейха и не хватило бензину для того, чтобы сжечь по его завещанию тела его и его молодой жены, оба они оказались настолько обгоревшими, что невозможно было рассмотреть хоть какие-либо черты. Но пускаться в подробности я не стал, ибо о том, что тела эти были найдены, официально объявлено не было. Кстати, должно быть, такая уж судьба фашистских диктаторов и их возлюбленных. Ведь совсем недавно туша итальянского дуче и дамы его сердца актрисочки Петачи, казненных партизанами, были повешены вверх ногами на всенародное обозрение у бензиновой колонки на одной из площадей Милана. Но об этом я тоже, разумеется, Гофману не сказал. Что мне его воспитывать! Он же, выслушав меня, заявил, кажется, с неподдельной грустью:

— Бедная Ева. Она все-таки была неплохой девушкой, и вкус у нее был: она сама фотографировала совсем неплохо. — И, адресуясь, вероятно, к моим классовым чувствам, добавил: — Она ведь дочь простого рабочего. Папаша Браун и сейчас работает на машиностроительном заводе.
Уходим, оставив на столе магарыч — бутылку виски «Белая лошадь» и увесистую банку свиной тушенки. Доктор искусствоведческих наук и профессор роется в негативах и делает вид, что не замечает».

Сначала Гофмана причислили к главным обвиняемым на Нюрнбергском процессе, однако ему удавалось вновь и вновь обжаловать решение суда, приговорившего его к 10 годам лишения свободы. В конце концов Гофману присудили четыре года заключения с полной конфискацией имущества. После своего освобождения в 1950 году фотограф вновь поселился в Мюнхене, где умер через семь лет в возрасте 72 лет. А его снимки продолжают жить, восхищать, будоражить воображение, заставляют задавать вопросы, которым суждено оставаться без ответа…

bild2161c

 

5 thoughts on “Агрессия в режиме 3D

  1. Спасибо за хорошую, умную и объемную статью. Единственное замечание – этот альбом не такая великая редкость, издавался он весьма большим тиражом и уникальным в этом смысле его можно назвать с большой-большой натяжкой. Средняя цена на него (в полной комплектации и в отличном состоянии) в настоящее время около 200 евро. Среди подобных стереоальбомов есть по-настоящему редкие, например «Der Erste Großdeutsche Reichskriegertag» 1939 года или «München Die Hauptstadt der Bewegung». Но это так, небольшое уточнение.

    1. Спасибо за отзыв, Василий! Альбом действительно нередко встречается в коллекциях, согласны! Но не в полной комплектации… Очень многие сетуют на то, что большинство слайдов отсутствуют((( И спасибо за наводку на «Der Erste Großdeutsche Reichskriegertag»!!!

      1. Обращайтесь, есть Der Kampf im Westen, Deutsche Plastik unserer Zeit , Großdeutschlands Wiedergeburt , Die Olympischen Spiele 1936.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.