Не хуже Ниццы и лучше, чем в Крыму…

Рекламный буклет «Курорт «Кавказская Ривьера» в Сочи». Издан в московской типографии А.П.Поплавского предположительно в 1909 году — специально к открытию этой первой крупной сочинской здравницы, построенной российским бизнесменом Антоном Тарнопольским на берегу Черного моря.  На 12 страницах буклета содержится подробная информация о черноморском климате и природе, об уникальной местности, в которой расположен курорт, его преимуществах, описание корпусов и комнат, местах проведения досуга, а также способов проезда к Сочи с указанием прейскуранта на проживание и дорогу. В брошюру также включены черно-белые снимки полиграфической фирмы «Шерер, Набгольц и Ко».

*     *     *

Сегодня в это трудно поверить, но всего за 105 лет до будущей Сочинской олимпиады, в начале ХХ века, российской публике приходилось объяснять, что это за место такое — Сочи. Такая неосведомленность вполне простительна, если учесть, что свое нынешнее название город получил лишь в 1896 году. Любопытно, что своим стремительным превращением из малоизвестного прибрежного посада во всемирно известный курорт Сочи был обязан миллионерам и…  революционерам. История будущей главной российской здравницы начинается в 1829 году, когда после подписания Адрианопольского мирного договора по итогам русско-турецкой войны на отошедшем к России Черноморском побережье стали возникать русские крепости. Одна из них — построенный в 1830-х годах редут Александрия, переименованный затем в Навагинский — и дал начало новому городу. Появление русских гарнизонов привело к постоянным вооруженным стычкам с коренными народами, облюбовавшими эти места еще в начале XIX века: убыхами, абхазами, абазинами, абадзехедами, натухайцами и шапсугами. Кавказская война, длившаяся до 1864 года, привела к тому, что в сознании граждан Российской империи Кавказ стал восприниматься как «горячая точка» и место ссылки вольнодумцев.

Пансионат
Пансионъ «Светлана» в 1900-е годы…

С окончанием Кавказской войны перед правительством встала задача развития региона, однако желающих вкладывать деньги в столь неспокойное место  поначалу было не много. Помог случай: в 1872 году сосланный на Кавказ революционер Александр Фронштейн построил на Хлудовской стороне (современный район парка «Ривьера») первую частную виллу  — для известного московского коммерсанта Николая Мамонтова. Виллу назвали «Вера». По всей видимости, девелоперский бизнес в Сочи даже в те далекие времена давал весьма неплохой доход, так что по завершению строительства «Веры» предприимчивый революционер построил двухэтажный  особняк и для себя, где позже открыл пансион для отдыхающих. Свой особняк Александр Фронштейн назвал в честь любимого им произведения русского поэта В.Н. Жуковского «Светланой». В советское время в этом здании расположится спальный корпус №3 санатория «Светлана».  Сегодня особняк находится в частных руках.

...и в наши дни
…и в наши дни

Пример Мамонтова оказался заразительным для московских толстосумов, и в округе стали появляться частные владения графа С.Д.Шереметева, С.И.Ковалевской, Великого князя Михаила, царское имение «Дагомыс», дача и парк С.Н. Худекова и многие другие. В 1896 году был образован Черноморский округ на правах губернии с центром в посаде Даховский. Указом от 23 мая 1896 года посад был переименован в Сочи — по названию убыхского племени «соатше». С этого времени богатые земли Черноморского побережья еще больше притягивают столичных промышленников.

В 1904 году министр земледелия и государственного имущества Алексей Ермолов пригласил на аудиенцию потомственного столичного дворянина и коммерсанта Антона Тарнопольского. Алексей Сергеевич предложил Антону Витальевичу дивный край на берегу Черного моря под постройку на его средства фешенебельного курорта. И коммерсант согласился. По итогам встречи вышло государственное распоряжение о создании на побережье Черного моря российского курорта высокого уровня. Причем название для нового заведения — «Кавказская Ривьера» — родилось сразу же. Оно логично вытекало из поставленной задачи: построить русский курорт европейского уровня. Само слово «ривьера» в переводе с французского означает «курортная зона», «побережье».

Открытка
Открытка «Гостиница Ривьера». 1900 год.

Под строительство Тарнопольский выкупил приморскую зону земель Василия Хлудова, что к северу от Сочи. Хлудов — почетный гражданин Москвы, представитель столичной денежной аристократии, фабрикант, а также ученый-экспериментатор и литератор в одном лице. Еще в 1894 году он приобрел склон горы, устроил там виноградник и сад, в котором собрал редкие экзотические растения, выписанные со всего света — сегодня это любимый сочинцами парк «Ривьера». Впрочем, бизнес Хлудова прогорел – крымский сорт яблок здесь не прижился, кислое вино не выдержало конкуренции и сад пришлось продать государству. Однако правительство нашло на него нового покупателя в лице Тарнопольского. Возводить «Ривьеру» на частные средства Антона Витальевича начали еще летом 1906 года. Московский коммерсант по поручению властей взял на себя и руководство работами.

Параллельно со строительством Тарнопольский озаботился проблемой рекламы будущего курорта, скорее всего, исходя из успешного зарубежного опыта. Не вдаваясь в подробности развития рекламного дела отметим лишь, что печатная реклама появилась в нашей стране только во второй половине XIX века. Это были, в основном, плакаты, объявления в газетах, открытки. Однако желающих раскошелиться на целый буклет — таких расточителей в России долгое время не находилось.  Поэтому Антона Тарнопольского можно смело считать не только первым крупным российским девелопером в современном значении этого слова, но и первопроходцем в деле рекламной полиграфии: благодаря его стараниям на свет появилась представленная в нашей коллекции брошюра, которую сегодня с полной уверенностью можно назвать уникальной. Не только лишь потому, что это один из первых в России рекламных буклетов, но и ввиду его чрезвычайной редкости —  найти информацию о других сохранившихся экземплярах в открытых источниках нам не удалось.

Обложка

Прежде чем мысленно перенестись на «Ривьеру», предлагаем полистать наш раритет. Сразу бросается в глаза, что обложка и остальные 12 страниц сделаны из бумаги разного качества — довольно распространенный случай. Листы скреплены между собой методом прошивки, каждая страница украшена оригинальной виньеткой. Нельзя не заметить обилие в тексте ятей, ижиц и ерей — все-таки до реформы языка еще почти 10 лет. На обложке изображена цветная репродукция «Кавказской Ривьеры» — вид со стороны моря. По большому счету, в этой картинке использованы лишь два оттенка — синий и желтый. Многочисленные фотографии в самом буклете черно-белые.  Новшеством по тем временам был альбомный формат буклета — необычная форма, как и цветная репродукция на обложке, были призваны привлечь внимание читателей. А поскольку в те годы россияне предпочитали отдыхать во Франции, Италии и Крыму, авторы буклета главным своим аргументом сделали тезис о том, что климат нового курорта не хуже, чем в Ницце или Неаполе, и при этом гораздо мягче, чем в Крыму. Что же касается собственно помещений и оборудования «Кавказской Ривьеры», то, как говорится в брошюре, в этом плане курорт «представляет последнее слово науки».

Первая страница буклета предусмотрительно посвящена информации о способах проезда к здравнице. Почему предусмотрительно? Да потому что Сочи в ту пору был довольно захолустным посадом. К моменту открытия курорта в 1909 году протяженность улиц в этом городишке составляла всего 14 верст, а мощеных — 1 верста и 150 саженей. Улицы освещались 80 керосиновыми фонарями, в больнице было всего 25 коек. Правда, трактиров уже тогда было немало — около 50. В общем, почтенной публике нужно было объяснить, как можно добраться до «Ривьеры» по воде или по железной дороге — хоть из Варшавы, хоть из Риги, хоть из Полтавы.

Из буклета мы узнаем, что еще в начале прошлого века Министерство путей сообщения собиралось вводить 33-процентные скидки на обратные железнодорожные билеты для отдыхающих на Черноморском побережье. Согласитесь, сегодняшним перевозчикам есть чему поучиться у своих предшественников. Однако для нас первая страница ценна не только прейскурантом на транспортные услуги, она также помогает приблизительно определить год издания нашего раритета. В нижней ее части составители предупреждают, что указанные в проспекте цены на железнодорожные билеты к концу 1910 года могут быть снижены. Следовательно, представленное издание было выпущено не позднее 1910 года.

Составитель брошюры был, для своего времени, явно неплохим пиарщиком: указал на очевидные преимущества сочинского климата, привлекательно описал услуги и сервис курорта — в общем, попытался убедить читателей в том, что русская Ривьера ничуть не хуже французской или итальянской. Не случайно текст изобилует эпитетами «роскошный», «наилучший», «несравненный», «богатый», «восхитительный», «удивительный» и т.п. И, конечно, главный козырь — до «Кавказской Ривьеры» рукой подать.

Ну и какой же рекламный проспект без прейскуранта? Так, мы узнаем, что на курорте было двухразовое питание: поздний (с 12 до 14 часов) завтрак из трех блюд за 75 копеек, и обед (с 18 до 20 часов) из четырех блюд за рубль. Выходит, что каждое блюдо по 25 копеек. Номера в «Ривьере», в зависимости от степени комфортности, стоили от 1 до 6 рублей. Предлагались и месячные абонементы с 20-процентной скидкой. Отдельно представлены цены на полный пансион и лечебные услуги.

К сожалению, информация на последней странице брошюры, в частности, ее выходные данные, совершенно не читаются — обложка за 100 с лишним лет сильно обветшала. Попытаемся установить год выпуска буклета самостоятельно, опираясь на некоторые исторические факты.

Последняя страница
Последняя страница

Мы уже выяснили, что брошюра отпечатана не позднее 1910 года. Достоверно известно, что в этом году Антон Тарнопольский построил третий корпус «Ривьеры», а также водосветоэлектролечебницу. А теперь давайте взглянем на пятую страницу буклета, где в описании курорта говорится, что он состоит только из двух четырехэтажных корпусов, а про чудо-лечебницу вообще ни слова! Отсюда логичный вывод: если третий корпус был построен в 1910 году, то представленная в коллекции брошюра относится к более раннему периоду. Скорее всего, Тарнопольский заказал ее специально к открытию своего черноморского детища, которое произошло 14 июня 1909 года. Более точно установить дату для нас, к сожалению, не представляется возможным. Как невозможно достоверно определить, каким тиражом был выпущен наш раритет. Вполне вероятно, что небольшим, поскольку брошюра не представлена и не описана ни в одной коллекции.
tarnЗато мы можем установить, в какой типографии был отпечатан представленный раритет. В 1909 году в Сочи работало 3 частных типографии: писчебумажный магазин и типография «Труд» И.А. Кореневича, типография Е.И. Тороповой и издательское дело М.В. Анисимова. Однако Антон Тарнопольский предпочел разместить свой заказ в московской типографии. На последней странице буклета указан ее адрес. Точнее, то, что от него оставило беспощадное время. Четко читается «соб. д.» — собственный дом и некий переулок, название которого начинается со слога «ля». В Москве в ту пору был только один подходящий переулок — Лялин. В начале XX века в Лялином переулке находилась единственная типография — А.П. Поплавского. Нашу догадку подтверждает и тот факт, что в 1913 году Антон Тарнопольский еще раз обратится к этому издателю, чтобы под псевдонимом «Гражданский инженер» выпустить свое авторское практическое руководство для охотников «Современное дробовое охотничье оружие». Эта книга стала результатом 24-летней научной и практической работы Тарнопольского в области техники охотничьего оружия. Среди специалистов-оружейников это 320-страничное издание ценится до сих пор!

О типографии А.П. Поплавского сведений почти не осталось. Судя по всему, существовала она недолго: самое ранее из отпечатанных в ее стенах изданий датируется 1903 годом, самое позднее — 1912-м. Известно также, что в 1908 году в типографии А.Поплавского вышла уникальная книга под названием «А.С. Пушкин. Стихотворения, не изданные в России», в которой содержались, в частности, отрывки из «Гаврилиады» (пародийная поэма, обыгрывающая сюжет Евангелия о Благовещении). Однако весь отпечатанный тираж был немедленно арестован еще в типографии, и по специальному распоряжению Совета министров уничтожен. Господину Поплавскому удалось выкрасть единственный экземпляр книги, и то не в целом, а уже в «порубанном» виде.

Однако вернемся к нашему буклету и внимательно посмотрим на включенные в него фотографии. На каждой имеется штамп фотостудии, точнее, знаменитой на всю Российскую империю полиграфической московской фирмы «Шерер, Набгольц и Ко». Судя по всему, Тарнопольский снова предпочел услуги московских мастеров, хотя к тому времени в самом Сочи уже работали как минимум две фотостудии. Немец Мартин Шерер и швейцарец Георгий (или Богдан) Набгольц организовали совместное предприятие в 1863 году, выкупив известную московскую фирму Карла Бергнера. Последний был крайне тщеславен, поскольку согласился продать преуспевающую фотостудию с условием сохранения в ее названии своего имени.

Обороты паспарту фотоателье  «Шерер, Набгольц и Ко»

48_(F)shererНовое предприятие стало называться «Шерер, Набгольц, бывшая К.Бергнера». Иностранцы четко поделили обязанности: Шерер занимался фотосъемкой, Набгольц — хозяйственными и финансовыми делами. Фирма выполняла заказы по изготовлению фотопортретов, визитных карточек, выставочных каталогов. Благодаря деятельности двух европейцев мы имеем возможность рассматривать снимки вернувшихся из ссылки русских декабристов, знаменитых писателей, художников, музыкантов, общественных деятелей России того времени. Именно фирма «Шерер, Набгольц, бывшая К. Бергнера» проводила фотосъемку строительства железнодорожного моста через Оку близ Коломны, а также его испытаний 19 февраля 1865 года. За эти работы, «принесшие пользу обществу», фотостудия была удостоена высшей награды — права помещать на своих изделиях изображение российского герба.

Мартин Шерер стал автором первой фотографической панорамы Москвы — лучшей документальной панорамы российской столицы. Съемка начиналась от храма Христа Спасителя, Андреевской богадельни к Новодевичьему монастырю и далее по часовой стрелке.

Часть панорамы Москвы, отснятой М. Шерером
Часть панорамы Москвы, отснятой М. Шерером

Панорама была издана в 1867 году на 16 листах форматом 40,7х39,3 и 40,7х37,5 см. Заметим, что к этому времени делами фирмы занимался только Мартин Шерер, поскольку его компаньон Набгольц утратил интерес к фотографии и приобрел чугунолитейный завод, который стараниями швейцарца уверенно преуспевал. Впрочем, вскоре и сам Шерер отошел от дел: в 1867 году он продал фирму курляндскому фотографу Альберту Мею. С этого времени студия стала именоваться «Шерер, Набгольц и Ко». Сам Шерер уехал в Дрезден, где открыл фотоцинкографию «M.Scherer & H. Engler». С 1868 года по август 1896 года совладельцем компании был М.А.Шиндлер, руководивший фотомеханическим процессом. Одними из первых в России Мей и Шиндлер освоили новую отрасль фотографии — фотолитографию (или фототипию), позволявшую получать большее количество отпечатков при гораздо меньших расходах. К концу 1870-х годов Мей и Шиндлер не имели себе равных в различного рода фотопечатных работах. Это было отмечено на Московской фотографической выставке 1882 года, где фирма удостоилась серебряной медали. Более того, фотостудия победила в конкурсе на лучшие снимки Москвы и получила контракт на издание четырех альбомов с видами столицы. В 1882 году фирме во второй раз было присуждено право помещать на своих бланках изображение государственного герба России. В 1896 году Мей и Шиндлер были удостоены этой высокой награды в третий раз.

Снимок
Снимок фирмы «Шерер, Набгольц и Ко»

К этому времени ни Шерера, ни Набгольца в живых уже не было. Начиная с 1896 года фирма «Шерер, Набгольц и Ко» занялась изданием открытых писем с видами Москвы и других городов России. Компания стала самым большим заведением по производству тематических открыток в стране. Их выпуск продолжался до самой революции. С 1910 года фирма стала издавать и цветные фототипии. Ателье любили посещать актеры, композиторы, писатели, художники. Услугами Мея пользовался Лев Толстой — его фотопортреты получались настолько удачными, что их брали за основу для гравировальных работ многие художники. Судя по всему, именно Альберт Мей имел непосредственное отношение к созданию снимков для нашего раритета. Он скончался в 1913 году, уже после открытия «Кавказской Ривьеры».

Но вернемся к строящемуся курорту и его инвестору. В 1908 году, в самый разгар строительства курорта Тарнопольский надумал баллотироваться в городские старосты Сочи. Ему пришлось отчитаться перед народом об источнике средств, на которые он возводил «Ривьеру» — все же без малого полтора миллиона рублей. Выяснилось, что у Антона Витальевича имелось четыре магазина и отдельный склад охотничьего оружия, занимавший в доме Варгяна на Большой Лубянке в Москве целых 27 комнат. В своей «предвыборной программе» коммерсант обещал сочинцам электрические трамвай и освещение, водопровод, канализацию и телефон. Также Тарнопольский пропагандировал посадку в Сочи тропических растений. Кстати, жители посада тогда не поверили в возможность распространения в городе пальм. Спорил по этому поводу в местной газете с Тарнопольским, например, садовник дачи премьер-министра Витте.

Однако обещания сделали свое дело. Тарнопольский набрал 80% голосов и победил. Окрыленный удачей, Антон Витальевич опубликовал статью «Что должны сделать сочинцы для славы своего города?», которая не утратила актуальности и по сей день. В 2008 году статья была переиздана и вошла в сборник «Они были первыми». Однако утверждение коммерсанта на посту старосты затягивалось – власти обвинили его в продаже оружия революционерам в 1905 году. Было ли это правдой, неизвестно. Антон Витальевич утверждал, что оружия революционерам не продавал, оно попало в их руки после разграбления принадлежавших Тарнопольскому оружейных магазинов. Однако обвинения прочно закрепились за бизнесменом, и в  конце июня 1908 года Тарнопольский, не видя выхода из тупика, официально отказался от должности. Газета «Черноморское побережье» тут же разразилась критической статьей: «По-видимому, г. Тарнопольскому не удалось реабилитироваться перед департаментом полиции, что его бывший поверенный, по уничтоженной г. Тарнопольским доверенности, закупал за границей оружие в недавнее смутное время». 15 июля 1908 года дело по обвинению Тарнопольского в незаконной продаже оружия было прекращено, но должность городского старосты уже занял Ф.А. Клочанов.

К счастью, эта неудача не отбила у Антона Витальевича желание достроить курорт. Будучи прагматичным бизнесменом, он грамотно оценил возможные перспективы выколачивания барышей из “утомленных россиян” в этой уникальной по природно-климатическим условиям местности. Как мы уже знаем, он заведомо создал своему предприятию хорошую рекламу. В проспектах, подобных нашему, писали, что красота Сочи гораздо эффективнее, чем красота таких прославленных курортов, как Ментона, Канны, Ницца, Сан-Ремо и других. В 1908 году в Париже был опубликован труд профессора Эдварда Мартеля с обобщением исследований Сочинского побережья, в котором указывалось, что “Кавказская Ривьера” достойна мировой славы.

14 июня 1909 года по случаю открытия курорта «Кавказская Ривьера» состоялось грандиозное торжество с молебном и большим праздничным фейерверком. С этой даты идет отсчет истории города Сочи как курорта. Успех первого же года эксплуатации “Кавказской Ривьеры” превзошел все ожидания. Сразу стало ясно, что курорт не может удовлетворить высочайшего спроса, и в 1910 году Антон Витальевич, как мы уже знаем, построил еще один трехэтажный корпус, а также водосветоэлектролечебницу со всевозможными аппаратами и приспособлениями. Чтобы узнать, как изменился курорт за последующие пару лет, приведем небольшую выдержку из путеводителя доктора Г.В. Скупенского за 1911 год. Кстати, содержательная часть этой книги странным образом напоминает текст нашего буклета:

«Подъезжая к Сочи на пароходе, вы невольно поражаетесь грандиозностью и красотой зданий «Кавказской Ривьеры» — точно прямо из воды выдвигаются массивы этого курорта. На самом берегу моря, в нескольких десятках шагов от казенной пристани начинается ряд зданий дивной архитектуры, соединенных между собою утопающими в субтропической зелени террасами, колоннадами, арками. Лучшего места в Сочи нельзя было бы выбрать, так как весь курорт, во-первых, расположен в местности, хорошо вентилируемой и совершенно свободной от застоев воздуха, и во-вторых, стоит у самого моря, на высоком берегу, имеющем от 7 до 9 саженей высоты. В центре, против широкой лестницы, спускающейся прямо к морю, находится главный корпус — 4-х этажная гостиница, насчитывающая 65 балконов, с которых открываются роскошные виды на море и окрестные горы… Справа от этого здания, в двух десятках саженей расположен огромный театр с массою воздуха и света, за ним — ресторан с большой верандой-столовой, выходящей к морю. Слева от центральной лестницы у самого моря находится второй четырех-этажный корпус, в первом этаже которого помещается водо-свето-электро-лечебница и морские ванны. Немного далее, на крутом обрыве к морю, расположен третий корпус, где находятся наиболее дорогие и наиболее комфортабельные помещения. Некоторые лица смешивают понятие «курорт» с понятием «гостиницы». «Кавказская Ривьера» не просто «гостиница», но курорт в полном значении этого слова, как таковой, специально строился и при том превосходно обставлен: имеет собственную водо-свето-электро-лечебницу, кабинет для химических анализов и микроскопических исследований, своего постоянного врача, медсестру и массажиста, углекислые и морские ванны, морской пляж, театр, ресторан, кафе, три гигиенически построенных и так же гигиенически обставленных отеля, свой парк, читальню, наконец, свою ферму. Здания стоят на сухом совершенно месте и затем от фундаментов изолированы американским толем со свинцовой прокладкой. Кроме того жилые здания построены не из бетона, но из кирпича и кирпичная кладка зданий сделана не на извести, а на цементе, что очень удорожает постройку, но именно гарантирует полнейшую непроницаемость от сырости. Всякому знающему Черноморское побережье, известно, что здания Кавказской Ривьеры — лучшие на всем побережье и построены капитальнее, чем даже здания Гагринской климатической станции».

Театр и ресторан
Театр и ресторан «Кавказской Ривьеры»

Основательная постройка, лучшие специалисты, уникальные природные условия — сочетание этих факторов позволило «Кавказской Ривьере» работать все четыре сезона и называться «климатической станцией». Кстати, на обложке представленного буклета прямо указано, что «Ривьера» — это первоклассная горно-климатическая станция, функционирующая круглый год. Нескромно, но честно. Впервые Сочи как климатическую станцию описал еще в 1882 году доктор К.С. Бахутов. По его мнению, посад имел право так называться климатической станцией в силу следующих причин:
1. Занимаемая им местность, обладая всеми достоинствами северо-восточного и восточного побережья Черного моря, представляет перед ними еще и то преимущество, что не лихорадочна и защищена от холодных ветров.
2. Посад расположен на открытом берегу моря (без бухты) и поэтому может считаться хорошим местом для морских купаний.
3. Вблизи Сочи находятся серно-щелочные источники, которые можно применять с лечебной целью.
4. Существует возможность организовать лечение больных виноградом.

0_dc6ae_712a7b52_XXXLОчень скоро климатической станции «Кавказская Ривьера» оказалось недостаточно и трех зданий. Так что уже в 1912 году Тарнопольскому пришлось открывать четвертую по счету гостиницу на 90 номеров. Таким образом, к 1913 году «Кавказская Ривьера» состояла из четырех гостиниц на 250 комнат, причем ни одна из них не выходила на север. Ресторан был построен в виде большого морского парохода с открытой верандой-палубой и расписан итальянскими мастерами в стиле псевдобарокко на сюжеты древнегреческих морских легенд. Во время обедов и завтраков здесь играл оркестр. «Такого роскошного и гигиенического учреждения нет нигде более на берегах Черного моря. Ресторан имеет большую веранду, выходящую прямо на море, с чудным видом на последнее и на Дагомыс, где расположено Царское имение. Ресторан 1-го ранга, все кушанья приготовляются на лучшем сливочном масле», — говорилось в одном из отзывов.

Стремительное развитие «Кавказской ривьеры» требовало новых инвестиций, и в 1913 году Антон Тарнопольский создает одноименное акционерное общество, акционеры которого, наряду с получением прибыли, могли использовать свои акции для бесплатного отдыха на курорте (см.заметку «И отдохнуть, и заработать»).

Вера Холодная
Вера Холодная

«Кавказская Ривьера» стала местом отдыха и развлечений не только приезжающих на курорт, но и знати, имеющей здесь свои дачи. На сцене курортного театра выступали прославленные артисты: Шаляпин, Барсова, Нежданова, Собинов. С успехом проходили спектакли оперного товарищества господина Славина. Так, «Фауст» собрал массу публики и завершился оживленным ужином с тостами. «Кавказская Ривьера» стала местом съемок сразу нескольких лент на заре мирового кинематографа. В августе 1911 года командированный в Сочи фирмой братьев Пате оператор снял здесь «Ночь в Кавказской Ривьере». В августе 1915 года Вера Холодная, приехавшая на киносъемки в Сочи, писала из гостиницы письма домой о том, что море такое чудесное, но наводит на нее какую-то непонятную тоску, а прибой лишает ее сна и покоя. Однако беспокойство не помешало ей сняться в четырех фильмах, поставленных в интерьерах «Ривьеры». В парке, на набережной, в ресторане и театре «Кавказской Ривьеры» снимались эпизоды фильма «Умирающий лебедь» с участием величайших кинозвезд того времени — Верой Каралли и Витольдом Полонским. Кстати, когда в Сочи прошла премьера этой картины, зрители начинали шумно выражать свой восторг по поводу самых неподходящих для веселья сцен. Все объяснялось тем, что они просто узнавали на экране некоторые уголки своего города. Письма, фрагменты старого кино, немногие уцелевшие фотографии рассказывают нам о роскоши того времени. Как, например, этот киноальманах «Кино-правда №5», снятый в 1922 году знаменитым режиссером Дзигой Вертовым.

В 1914 году в четырех гостиничных корпусах насчитывалось уже 360 хорошо меблированных комнат, работал театр на 650 мест. Кроме вышеперечисленных заведений и удобств, курорт содержал штат врачей по всем специальностям, располагал прекрасным парком, ваннами, купальнями, читальней, бильярдной, казино, гаражом автомобилей, конюшней, лодочной станцией со всем снаряжением для любителей подводной охоты и рыбалки. В распоряжение постояльцев предоставлялись даже темные комнаты для любителей фотографии, а также газеты на пяти языках – русском, французском, польском, немецком и английском. Все эти нововведения нашли своё отражение в новом буклете курорта, изданном в 1914 году и также имеющемся в коллекции «Маленьких историй».

Как ни странно, Первая Мировая война только улучшила положение курорта. Русская интеллигенция, привыкшая ежегодно лечиться за границей, предпочитая преимущественно германские и австрийские курорты, разом хлынула на Черноморское побережье. В общем, в преддверии революции 1917 года «Кавказская Ривьера» была самым модным курортом царской России.

Однако «Ривьера» была типично буржуазным курортом — на это набирающие силу большевики спокойно смотреть не могли. Вот что писала советская газета «Красное знамя» от 14 июня 1959 года: «Пятьдесят лет назад, в июне 1909 года, в захолустном и неблагоустроенном тогда городке Сочи Черноморской губернии открылась первая официальная здравница «Курорт Ривьера». Но не «забота о расстроенном здоровье утомленных россиян», как кричали рекламы, руководила хозяевами «Кавказской Ривьеры», а прибыль. Трудовой же человек – рабочий, крестьянин и даже честный интеллигент, добывающий «хлеб насущный» трудом, — не мог и мечтать об отдыхе на таком курорте. Только после революции и исторического ленинского декрета о лечебных местностях «Кавказская Ривьера» стала лечебным учреждением в полном смысле этого слова, одним из санаториев нового советского типа на выросшем курорте – таким, каким мы его знаем сегодня».

0_dc42d_91756f5d_XXXLВо время Гражданской войны «Кавказскую Ривьеру» поочередно занимали то красные, то белые, то просто бандиты. В этот период Антон Тарнопольский отправился в Европу — знакомиться с западной постановкой курортного дела. К сожалению, как сложилась его дальнейшая судьба, никому не известно. Ясно одно — в большевистскую Россию он не вернулся. Это удивительно, но история, похоже, не сохранила ни одного снимка этого, по сути, родоначальника сочинского курортного дела. После декретов правительства «О лечебных местностях общегосударственного значения» (апрель 1919 года) и «О домах отдыха» (май 1921 года) на базе национализированного курорта «Кавказская Ривьера» открывается один из первых социалистических санаториев для трудящихся. Причем советскую власть совершенно не смутило его гламурное название — детище Тарнопольского так и осталось «Кавказской Ривьерой», хотя здешнее казино и переделали под библиотеку. Побывал в «Ривьере» и знаменитый нарком здравоохранения Николай Семашко, убедивший правительство в необходимости развития курортного дела. Очень скоро Сочи объявляется курортом общегосударственного значения. 09Приведем описание «Кавказской Ривьеры» из справочника «Курорты Кубани, Черноморья и Абхазии», вышедшего в 1924 году под редакцией Николая Коста и Ивана Яхнина: «Находится «Ривьера» на Хлудовской стороне, на берегу самого моря, спускаясь к лучшему в Сочинском районе пляжу террасами своего парка. До города от нее около 1/2 версты. Здания группы составляются из 4 отдельных жилых корпусов – типа европейских отелей-пансионов, затем отдельно построен театр с рестораном и мощная электрическая станция, освещающая близлежащие учреждения Курортного Управления и всю Хлудовскую сторону. Отлично содержимый декоративный парк «Кавказкой Ривьеры» является одним из лучших не только в Сочи, но и на Побережье. Над широкими белоснежными террасами к морю раскинулись веерами группы пальм всевозможных сортов и наименований: финиковые, хемеропсы, юкки, бананы и т.д. На искусственных горках покоятся сочные агавы и кактусы, поднимается ажурная зелень разных хвои, душистые лавры и мандарины, вдоль дорожек по трельяжам – вечно цветущие розы». В том же справочнике указано, что корпуса «Кавказской Ривьеры» имеют 165 комнат, рассчитанных на одновременное размещение до 300 приезжих. Куда за 6 лет советской власти подевались еще 200 номеров — история умалчивает.

Владимир Маяковский
Владимир Маяковский

Даже с приходом к власти большевиков «Кавказская Ривьера» продолжала принимать богему (хоть и пролетарскую). Отдыхали здесь Михаил Зощенко, Евгений Шварц, Илья Ильф и Евгений Петров, Михаил Кольцов, Исаак Бабель. Немало легенд и слухов связано с пребыванием на курорте Владимира Маяковского. Поэт прибыл в Сочи 15 июля 1929 года, предполагая после выступлений на Черноморском побережье Кавказа отправиться на пароходе в Крым. Биографы не уточняют, когда именно Владимир Владимирович поселился в первом номере гостиницы «Ривьера». Скорее всего, 17  июля (самое позднее – 18-го). Вот как описал это пребывание антрепренер поэта Павел Лавут:

«Комната оказалась Маяковскому «не по росту» – маленькой и скромной. Он, как и везде, где останавливался, достал из чемодана складную каучуковую ванну и попросил у горничной горячей воды. Та всплеснула руками:
– Просто удивительно! Вздумали в номере купаться! Кругом море, а они баню устраивают!..
Маяковский вежливо уговаривал ее:
– Не понимает девушка, что в море основательно помыться невозможно. Грязь может долипнуть еще.
После процедуры он оделся особенно тщательно.
– Хочу выглядеть франтом. Недаром я мчался в Сочи. Еду к девушке».

Вероника Полонская
Вероника Полонская

А «мчался» тогда Владимир Владимирович на встречу к актрисе МХАТа Веронике Полонской, которая стала последней любовью поэта (ее имя упомянуто в предсмертной записке Маяковского). 19 июля 1929 года он праздновал в Сочи день рождения — ему исполнялось 36 лет. Стихов здесь Маяковский не писал и даже обязательных ритуальных телеграмм Лиле Брик «Люблю. Скучаю. Целую» не посылал до 29 июля. По всему городу были расклеены афиши, извещавшие о том, что 22 июля в открытом летнем кинотеатре состоится разговор-доклад В.В.Маяковского. Почитателей его поэзии в Сочи оказалось больше, чем мест в кинотеатре. 26 июля дождь едва не испортил очередное сочинское выступление поэта. Нервное перенапряжение и усталость настигли поздно возвращающегося Маяковского у запертых дверей гостиницы «Ривьеры». На века в книге жалоб останется его гневное послание: «Вчера, 26 июля, я возвратился из Гагры с лекции в 2 часа ночи. Стучал до 3-х часов настолько громко, что приехал конный милиционер от моста, а также проснулись едва ли не все жильцы, кроме служебного персонала и администрации. Милиционер и я влезли через балкон чужого номера и продолжали поиски по гостинице. Ни во дворе, ни в гостинице не было ни одного человека, следящего за порядком. Можно было свободно что угодно взломать и вынести из гостиницы. После долгих поисков, наконец, был найден один спящий служащий, открывший дверь в номер. На мое заявление утром швейцаром было заявлено, что после 12 часов ночи они открывать не обязаны, т. к. эта работа не оплачивается. На мое обращение к заведующему гостиницей, зав. мне сообщил, что выходить мне после часу незачем, а если я выйду, то никто мне открывать не обязан, и если я хочу выходить позднее, то меня удалят из гостиницы. Считаю более правильным удаление ретивого зава и продолжение им работы на каком-нибудь другом поприще, менее связанном с подвижной деятельностью, напр. в качестве кладбищенского сторожа».

Неприятности в «Ривьере» преследовали поэта и дальше. Когда Вероника Полонская, приехав в Сочи, зашла в «Ривьеру», как и было условлено с Маяковским в Москве, «портье сказал, что Маяковский в гостинице не живет». Расстроенная актриса уехала в Хосту, так и не встретившись с поэтом. Остается только гадать: произошло банальное недоразумение или реплика портье были инсценирована «ретивым заведующим», который насладился мелкой местью.

«Новая Ривьера»

Очень многое для становления курорта в эти годы сделал первый уполномоченный ЦИК СССР в Сочинском районе по курортным вопросам Александр Денисович Метелев (был расстрелян в 1939 году, реабилитирован в 1959 году). На реализацию проекта реконструкции курорта Сочи в 1934 году было решено выделить огромные средства — один миллиард четыреста миллионов рублей. Освоить эти деньги полностью помешала Великая Отечественная война. Однако в 1936 году здесь успели отстроить пятый корпус, который стал называться «Новая Ривьера». Здание катастрофически диссонировало с остальными сооружениями комплекса. Это признавали даже советские архитекторы. Вот цитата из ноябрьского номера журнала «Архитектура СССР» 1936 года: «Остается еще решить задачу объединения в один ансамбль новых корпусов «Ривьеры», выдержанных в конструктивистских формах, с «модерном» ее старых корпусов, с мостом, строящимся портом и морским вокзалом.»

Первые раненые в Сочи
Первые раненые в Сочи

22 июня 1941 года тысячи отдыхающих разом покинули сочинские санатории — правительство развернуло в них военные госпитали. Жители мыли, чистили, переоборудовали дома отдыха и санатории в лазареты, собирали по домам койки, мебель, постельные принадлежности, шили халаты и пижамы для раненых. Утром 5 августа 1941 года практически весь город высыпал на улицу Горького встречать первых раненых. К этому времени в городе уже было 24 полностью оборудованных госпиталя. В санаторных корпусах «Кавказской «Ривьеры» был развернут эвакогоспиталь №3502, который возглавлял легендарный хирург, профессор Иван Дмитриевич Чебриков, на счету которого свыше 7 тысяч операций. Позднее сюда же был переведен госпиталь №2130, где ведущим хирургом работал профессор, известный нейрохирург Федор Иванович Ашмарин. Не случайно рядом именно с этой здравницей в 1995 году был открыт мемориальный комплекс «Подвиг во имя жизни», посвященный героическому труду сочинских медиков в период Великой Отечественной войны.

«Кавказская Ривьера». Конец 60-х

За время войны в Сочи были разрушены все пляжи. Лишь в  1945 году начались берегоукрепительные работы, ремонт старых и строительство новых здравниц, облагораживание парков и скверов. Начинает заново развиваться и гостиничное хозяйство. На курорте начинает работать Научно-исследовательский институт курортологии и физиотерапии. Его методики сначала применяют в санатории имени С.Орджоникидзе, а потом во всех остальных здравницах города. В эти годы построены железнодорожный и морской вокзалы. К концу 50-х годов Сочи ежегодно принимает на отдых до полумиллиона советских тружеников. Но рекордное количество отдыхающих зарегистрировано в городе в конце 80-х годов прошлого века. Цифра звучала внушительно — 5 миллионов человек ежегодно, 200 тысяч иностранцев. В летний период количество отдыхающих по численности в 10 раз превышало местное население. Не даром героиня Веры Алентовой в фильме Владимира Меньшова «Москва слезам не верит» (1979) говорит о том, что «в Сочи хотя бы раз в жизни должен побывать каждый». Так и было.

Гостиная
Гостиная «Кавказской Ривьеры»

Время вносило свои коррективы и в советский облик «Кавказской Ривьеры». Ресторан, расширенный после войны большой пристройкой, благодаря стеклянным стенам стал очень солнечным. Вокруг него прошла широкая бетонированная открытая терраса, выходящая на море. На кухне работали лучшие московские кулинары. На середине крытой стеклянной галереи, соединяющей 1-й и 2-й корпуса, находилась гостиная — большая круглая комната, от которой легкими арками отделена сбоку библиотека. В центральной зале, затеняемой пальмами парка, стояло пианино, а по углам столики для шахмат и домино.

Пляж у
Пляж у «Кавказской Ривьеры». 80-е годы

При «Ривьере» под наблюдением высококлассных специалистов работал физио-кабинет, в котором был рентген, токи высокого напряжения, д’Арсонваль, синий свет, четырехкамерная ванна по Шнею, вибрационный массаж и прочее. Кабинет обслуживал курортных больных по назначению поликлиники. На берегу моря, где стояли корпуса «Ривьеры», находился лучший на Хлудовской стороне пляж. В театральном зале при гостинице, рассчитанном на 500 мест, зимой силами местного культпросвета ставились спектакли и небольшие концерты, а в летние сезоны обычно выступали видные гастролеры столичных театров. Однако многие замечали и другие перемены. Внутренний интерьер постепенно обеднялся. Великолепные рамы барокко покрывались поверх лака масляной краской. На окнах вместо шелковых появились ситцевые занавески. Возможно, с этого и началось разрушение былого великолепия. Период становления рыночной экономики ускорил процесс распада величественного сооружения. Правда, само имя Ривьера настолько стало ассоциироваться у людей с отдыхом, радостью, весельем и югом, что не могло так просто кануть в небытие.

Владимир Брынцалов
Владимир Брынцалов

До начала 1990-х годов санаторий принадлежал профсоюзам, но однажды в одночасье весь комплекс «Кавказская Ривьера» площадью 2,4 га оказался приватизирован концерном «Ферейн», находящимся под контролем «Хант Холдинга». Компания эта принадлежит аутсайдеру президентской гонки 1996 года, миллионеру, основателю фармацевтической империи Владимиру Брынцалову. С этого момента первое курортное учреждение Сочи приходит в окончательный упадок. К великому сожалению, указ президента РФ от 1995 года о том, что сооружения комплекса «Кавказская Ривьера» берутся под охрану государства как памятник истории и культуры федерального значения, не спас санаторий от разрушения. В 1998 году комплекс закрылся и уже более 15 лет не функционирует. После закрытия новые владельцы сняли с объекта охрану, на долгие годы некогда фешенебельные здания превратились в пристанище бомжей. Администрация Сочи неоднократно требовала признать свое право собственности на санаторий. В 2006 году мэрия подала сразу три иска в Арбитражный суд, пытаясь признать запись в реестре акционеров недействительной и изъять санаторий из незаконного владения. Ответчиками в деле выступали ООО «Хант-Холдинг», ИКБ «Мединвестбанк» и ООО «Кубанский регистрационный центр». Однако первая и апелляционная инстанции отказали во всех исках в полном объеме. В июне 2009 года аналогичную попытку предпринял мэр Сочи Анатолий Пахомов. Претензии чиновников были вполне обоснованы — «фармацевтический король России» оказался просто не в состоянии выполнить обязательства по сохранению и реконструкции объекта. Суд снова оставил иск без удовлетворения.

img-aso-4603

Купленный актив, судя по всему, так и остался бы «графскими развалинами», если бы в 2008 году не произошло знаменательное для страны событие – Сочи выиграл право на проведение Олимпиады 2014 года. С этого момента хозяева «Ривьеры» взялись за масштабную реконструкцию санатория, который вполне мог попасть под программу финансирования олимпийских объектов. Проект восстановления всего комплекса зданий здравницы даже прошел экспертизу в Федеральной службе по надзору за соблюдением законодательства в области охраны культурного наследия.

Планировалось, что “Кавказская Ривьера” станет 5-звездочным гостиничным комплексом на берегу моря. Обещали даже восстановить декор фасада, который пострадал от пожара, пока в санатории хозяйничали бездомные. В 2012 году обновленная «Ривьера» должна была распахнуть свои двери для постояльцев. Однако под видом реконструкции владельцы здравницы начали тотальную застройку всей территории. Проще говоря, занялись самостроем. За последние несколько лет «Кавказская Ривьера» обросла девятью незаконными строениями, на месте огромного котлована, непосредственно примыкающего к историческому зданию, должна была появиться, по слухам, самая большая высотка черноморского побережья. После того, как застройщик помимо лечебного и прочих корпусов снес памятник архитектуры — дачу Хлудова, шум в городе поднялся нешуточный. Выяснилось, что кроме гостиничного комплекса на месте «Ривьеры» хотят возвести частные виллы, жилые квартиры и многоуровневые подземные парковки. Москвичи по своему опыту знают, что на самом деле это означает: закрытая охраняемая территория, частный пляж и набережная, на которые нельзя попасть простому смертному.

28 августа 2013 года Арбитражный суд Краснодарского края, рассмотрев обращение сочинской мэрии, признал гостиничный комплекс самостроем и потребовал снести незаконные постройки, которые находятся на месте утраченного объекта культурного наследия. Единственным объектом, который суд разрешил оставить, было пятиэтажное здание главного корпуса, где строители сохранили периметр внешних стен. К тому времени этот корпус — последний сохранившийся от комплекса «Кавказская Ривьера» — был надстроен двумя незаконными этажами. Их суд также постановил снести. Спустя несколько месяцев общественность забила тревогу — как оказалось, вместе со сносом «лишних» этажей никем не контролируемые строители начали сносить и основные этажи здания.

image67195408

Не исключено, что владельцы территории рассчитывали, что после «случайного» сноса последнего уцелевшего строения комплекс потеряет статус «памятника архитектуры». Сочинскую Олимпиаду «Кавказская Ривьера», разумеется,  пропустила. И как знать, не исчезли бы окончательно с побережья  Черного моря последние остатки некогда знаменитого санатория, если бы не олимпийская стройка, надолго привлекшая внимание общественности ко всему, что происходило в Сочи.

Заметим к слову, что были в  современной истории города и предприниматели, куда более близкие по духу Тарнопольскому, нежели Брынцалову. Так, с подачи главы холдинга «Интеррос» бизнесмена и мецената Владимира Потанина город Сочи стал не только столицей летнего отдыха, но и крупнейшим горнолыжным центром России. Построенный Потаниным к Олимпиаде горнолыжный курорт «Роза Хутор» открыл для туристов со всего мира неповторимую красоту горного кластера Сочи, а в 2014 году стал главным спортивным  объектом Сочинской олимпиады.

На фоне олимпийского строительства в Сочи методичное и демонстративное разрушение древнего памятника не могло больше оставаться  «незамеченным». В марте того же олимпийского 2014 года ЗАО «Санаторий «Кавказская Ривьера», входящее в «Хант Холдинг» Владимира Брынцалова, согласилось передать главный корпус комплекса в собственность Российской Федерации в качестве объекта культурного наследия. Соответствующее мировое соглашение между Министерством культуры РФ и ЗАО утвердил Арбитражный суд Краснодарского края. Ведомство согласилось с предложением о безвозмездном, бесплатном и безусловном отчуждении здания в форме дарения в пользу РФ. Однако сохранять Министерству культуры в данном случае практически нечего. «Кавказская Ривьера» так и останется в истории России прекрасной мечтой, которую «благодарные» потомки превратили в груду строительного мусора на задворках киосков с шашлыком.

«Кавказская Ривьера» сегодня

*

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.