Недолгое торжество

Восьмистраничная Kennkarte

Восьмистраничная Kennkarte

Идентификационная карта, удостоверяющая личность гражданина в Третьем рейхе. Документ выдан Вильгельму Хольцхаузеру в июне 1943 года. В удостоверение вклеена фотография владельца, внесены отпечатки указательных пальцев левой и правой рук, а также указан идентификационный номер — G-00012. Серый цвет бумаги свидетельствует о том, что Вильгельм Хольцхаузер был этническим немцем. Каждый гражданин Германии и оккупированной территории был обязан получить Kennkarte и предъявлять ее при первом же требовании чиновников или полиции. В такой хорошей сохранности документ встречается нечасто, тем более если учесть, что владельцу нужно было всегда носить  его при себе.

*       *      *

То, что в нацистской Германии называлось kennkarte, можно перевести на русский язык по-разному:  паспорт, идентификационный номер, удостоверение личности. Как бы то ни было, это был основной документ, удостоверяющий личность гражданина Германии (трудовая книжка, свидетельство о постановке на воинский учет и членские корочки различных военизированных и мирных организаций имели второстепенное значение). Kennkarte была введена в Германии 22 июля 1938 года, т.е. примерно за месяц до того, как Гитлер объявил о всеобщей мобилизации вооруженных сил, и за два месяца до того, как на Х съезде НСДАП он же произнес свою печально известную нюрнбергскую речь во славу «тысячелетнего германского рейха».

doc_021aus-2-1

Кеннкарте Вильгельма Хольцхаузера из коллекции «Маленьких историй»

Документ выдавался в отделении полиции по месту жительства. С 1938-го по 1940 год его получали только мужчины, достигшие 18 лет, но с началом войны документ стал обязателен для всех граждан старше 15 лет. Гражданин должен был заполнить заявление на получение Kennkarte, предоставить свидетельство о рождении и свидетельство о браке (последнее было необходимо для того, чтобы удостовериться, что супруга или супруг являлись арийцами чистой крови). Кроме того, заявитель обязан был оставить отпечатки пальцев, которые тут же заносились в полицейскую базу (напомним, в Германии дактилоскопию начали активно применять после полицейского конгресса 1912 года).

doc_021aus-1-1

Обложка Kennkarte В.Хольцхаузера

Kennkarte представляет собой сложенную вдвое корочку размером 30 на 14 сантиметров, которая производилась из бумаги серого цвета, причем бумаги плотной и непромокаемой. Мера эта была вполне оправдана, поскольку закон запрещал выходить  на улицу без этого документа. На лицевой стороне в верхней части готическим шрифтом указана государственная принадлежность гражданина — Deutsches Reich (во внутренних немецких документах иногда использовались понятия «Drittes Reich» — Третий Рейх, и «Großdeutsches Reich» — Великогерманский Рейх). Посредине обложки мы видим государственный герб нацистской Германии — имперский черный орел, распахнувший крылья и сжимающий в острых когтях дубовый венок со свастикой. Заметим, что на государственном гербе хищная птичка смотрит влево, а на аналогичной эмблеме Вермахта — вправо. Кстати,  германский имперский орел имеет римские корни. У самих немцев в чести были культы волка, медведя и вепря. Орел же в античное время считался птицей Зевса (Юпитера) — главного божества пантеона. У римлян каждый легион имел собственный символ-святыню — золоченую фигуру орла, закрепленную на древке. Потеря этой эмблемы считалась величайшим позором.

Примечательно, что у нацистов орел присутствовал на знаменах, значках и обмундировании в самых разных вариациях. Чаще всего он сидел, развернутый грудью вперед, но на некоторых изображениях пернатый хищник был слегка повернут вправо. Обычно его крылья расправлены в стороны, но иногда опущены вниз. А на эмблемах Люфтваффе орел и вовсе изображался парящим. Напомним также, что изначально орел со свастикой был лишь партийной эмблемой НСДАП, и только с приходом к власти национал-социалистов этот символ получил статус государственного герба.

Внутренний разворот Kennkarte вмещает основную информацию о ее владельце. Правда, данные эти весьма скупы. Так, мы узнаем, что Вильгельм Фридрих Хольцхаузер проживал в небольшом немецком городке Кальве, расположенном в земле Баден-Вюртемберг. Родился Хольцхаузер 2 апреля 1872 года — спустя год после провозглашения Германской империи. Т.е. к моменту выдачи представленного удостоверения 3 июня 1943 года ему уже исполнился 71 год. Выходит, что этот почтенный немец застал еще те времена, когда первым рейхсканцлером Германии был Отто фон Бисмарк, видел период правления Вильгельма II, уцелел в Первой Мировой войне, перетерпел немецкий экономический кризис и мощное стачечное движение, и наверняка голосовал за Гинденбурга в 1932 году и за НСДАП в 1933-м.

Осмелимся предположить, что перед нами документ зажиточного немца. В 1943 году в Германии вводится  режим жесточайшей экономии, напрямую коснувшийся и предметов одежды. Однако господин Хольцхаузер одет, как говорится, с иголочки: белая сорочка, хороший костюм-тройка, галстук и даже карманный платок. Волевое лицо, коротко остриженные волосы и значок на лацкане пиджака (скорее всего, это знак одного из многочисленных национал-социалистических обществ — других значков в нацистской Германии на парадных костюмах попросту не носили). Правая страница внутреннего разворота скреплена сразу тремя печатями самого бургомистра Нойнбурга (заметим, что чаще всего ставилась печать местного полицейского управления с орлом и свастикой).

Три печати на одной странице Kennkarte были обязательными. Одна из них ставилась поверх отпечатка пальца, вторая — на левый нижний угол фотографии, третья — на традиционное место рядом с подписью визировавшего лица. Это была своего рода страховка от подделок. В некоторые карты прямо в печать или рядом с ней дополнительно вклеивались марки сбора городской пошлины. Впрочем, административный сбор за выдачу Kennkarte был символическим и составлял от 1 до 3 RM. Заметим также, что снимок пожилого немца прикреплен к документу одной канцелярской скобкой. Это довольно редкий случай — большинство фотографий надежно фиксировались с помощью двух канцелярских колец. На фото и самом документе от такого крепежа оставались небольшие круглые отверстия. Это, своего рода, еще одна уловка от подделок. Обратим внимание, что все снимки для Kennkarte делались в полупрофиль — чтобы было видно левое ухо.

В начале сороковых годов Рейхсканцелярия выпустила второй тираж Kennkarte. Это был уже более подробный, восьмистраничный документ. Однако большинство полицейских ведомств Германии к тому времени еще не успели исчерпать запас удостоверений старого образца, так что новая форма Kennkarte была распространена намного меньше старой. Скорее всего, канцелярским писакам просто не хотелось заполнять восьмистраничную книжку — куда проще проставить несколько закорючек на двустороннюю корочку. В нашем случае секретарь заполнил формуляр так называемым рукописным шрифтом Зюттерлинг, который преподавался во всех школах Германии в период 1935—1941 годов и считался довольно трудным. Этим самым зюттерлингом зафиксировано, что Хольцхаузер работал плотником и имел увечье — у него отсутствовал мизинец правой руки (не исключено, что производственная травма). При этом сам владелец документа зюттерлингом владеть, разумеется, не мог — свои имя и фамилию он вывел старательно и очень разборчиво. Еще одна важная деталь. Срок действия Kennkarte Вильгельма Хольцхаузера заканчивался 3 июня 1948 года. Это говорит не только о том, что нацисты в 1943 году совершенно не собирались проигрывать войну и признавать скорый закат Третьего Рейха. Это также означает, что идентификационная карта гражданина Германии обновлялась каждые 5 лет. Из чего следует другой вывод: у херра Хольцхаузера это было уже второе по счету удостоверение — первое он получил вскоре после их введения в 1938 году.

Немецкая Kennkarte серого цвета, с маркой в печати и кольцевым креплением на снимке

Немецкая Kennkarte серого цвета, с маркой в печати и кольцевым креплением на снимке

Начиная с 1941 года нацисты начали выдавать Kennkarte не только жителям Германии, но и лицам, проживающим на оккупированной территории. Напомним, 15 сентября 1935 года VII съезд НСДАП принял «Закон о гражданстве рейха» (Reichsbürgergesetz), который вводил ряд серьезных различий между «гражданами рейха» и людьми, «принадлежащими к государству».  К первой, привилегированной касте относились только те, кто имел германскую или родственную ей кровь и «своим поведением доказывал, что он готов и может верой служить германскому народу и рейху». Гражданин рейха являлся единственным носителем всех политических прав — о свободах в Третьем Рейхе речи вообще  не шло. Только гражданам — этим «ницшеанским сверхчеловекам» — по новому закону были положены Kennkarte серого цвета, чтобы чиновнику или полицейскому сразу было понятно, что перед ним «полноценный» немец, который одним своим происхождением уже заслужил, чтобы к нему относились с уважением.

Kennkarte синего цвета, выданная на Украине

Kennkarte синего цвета, выданная на Украине

К низшему сословию лиц, «принадлежащих к государству», причислялись жители завоеванных стран. Идентификационные удостоверения неарийцев отличались по цвету в зависимости от этнической принадлежности носителя. Так, евреям и цыганам выдавали желтые Kennkarte, русским, украинцам, белорусам, грузинам и прочим выходцам из СССР — синие. Кроме того, на левой странице внутреннего разворота Kennkarte иностранцев, «принадлежащих Рейху», обозначали буквами: R — русский, В — белорус, Z — цыган,  U — украинец. Например, на территории оккупированной Украины Kennkarte выдавались генеральным губернаторством Украины и были отпечатаны сразу на трех языках — немецком, польском и украинском. Помимо удостоверения жители захваченных государств были обязаны иметь Ausweis для неарийцев, Arbeitskarte (рабочая карточка) и некоторые другие документы.

Kennkarte, выданная девушке-еврейке

Kennkarte, выданная девушке-еврейке

Самой страшной, конечно, была желтая заглавная буква J (Jude), которой выделяли удостоверения евреев. Согласно уже упомянутому закону о гражданстве, «еврей — это тот, кто происходит по крайней мере от трех бабушек и дедушек, полностью принадлежащих к еврейской расе». Они были лишены возможности стать «гражданами рейха», не имели права голоса по политическим вопросам, не могли занимать общественную должность. Нацисты начали «помечать» людей этой нации уже с июля 1938 года, когда был выпущен специальный декрет, который обязывал всех немецких евреев подать заявку на удостоверение личности к концу года. А уже 1 января 1939 года вышел второй декрет, которым всех новорожденных на территории Deutsches Reich девочек-евреек требовалось называть Сарами, а мальчиков — Израилями. Эти же имена становились дополнительными для основного имени взрослых евреев. Разумеется, обладателям таких идентификационных карт приходилось особенно трудно, однако без них еврею в нацистской Германии жить было и вовсе невозможно. Потому и берегли их как зеницу ока. Иначе никто и разбираться не будет, откуда ты взялся на территории Третьего Рейха: в лучшем случае отправят в гетто, в худшем — распределят в концлагерь, где поверх полосатой робы навесят желтый винкель уже с совсем другим идентификационным номером.

jDlYOUL6pDrRs

Выселение евреев

Вот как вспоминала о жизни в Кенигсберге Нехама Дробер: «С 19 сентября 1941 года всем немецким евреям было приказано носить на левой стороне груди желтые звезды с большой черной надписью «JUDE» — еврей. Нам запрещалось пользоваться общественным транспортом, посещать кинотеатры, выходить на улицу после восьми часов вечера. Появились надписи, что цыганам и евреям не разрешается входить в тот или иной магазин: «Juden und Zigeuner nicht erwuensсht». На входной двери в нашу квартиру тоже была наклеена звезда с надписью «JUDE». Неевреи не имели права заходить в эту квартиру. С начала войны всем выдавали карточки на продукты и на одежду. Евреям — только на продукты и на них мелким шрифтом было написано «jude.jude.jude…».

Польские евреи в оккупированной Польше

Польские евреи в оккупированной Польше

Отрывок из знаменитой книги Томаса Кенэлли «Список Шиндлера» также красноречиво описывает незавидное положение польских и немецких евреев: «Из разных источников – от полицейского Тоффеля до подвыпившего Боша, проворачивавшего операции с текстилем для СС – до Оскара Шиндлера доходили слухи, что подготовка «мероприятия в гетто» (что бы под этим ни подразумевалось) набирает обороты. По приказу руководства СС в Краков прибыло несколько испытанных закаленных зондеркоманд из Люблина, где исправно поработали, проводя расовую чистку. Тоффель намекнул, что если Оскар не хочет снизить выпуск продукции, ему имело бы смысл до первой субботы июня организовать спальные места для ночной смены. Так что Оскару пришлось устраивать ночлежку в кабинетах и на втором этаже цеха боеприпасов. Кое-кто из ночной смены были только рады оставаться тут на ночь. У других же были жены, дети, родители, которые ждали их в гетто. Кроме того, у них были Blauschein, спасительные синие штампы в кенкартах».

Немного проще было оккупированным полякам. Им, как и этническим немцам, выдавались Kennkarte серого цвета. Правда, для этого шляхтич должен был доказать, что в его жилах течет арийская кровь, убедить всех в своей преданности Рейху (достаточно было официального заявления). В противном случае им выдавали синие удостоверения, аналогичные тем, что получали русские и украинцы. Известно, что в первые же недели нацистской оккупации жителей Второй Польской Республики обязали сдать довоенные документы и получить новые идентификационные карты. Указ об этом 13 июня 1941 года подписал лично Ганс Франк (Hans Michael Frank), который в 1940—1945 годах занимал должность генерал-губернатора оккупированной Польши. Этот известный в Третьем Рейхе юрист,  представлявший интересы Гитлера на 150 судебных процессах, считается одним из главных организаторов масштабного террора в отношении польского и еврейского населения Польши. При этом он рьяно возражал против выселение поляков для последующего поселения на освободившихся землях  Volksdeutsche (этнических немцев). В своих публичных выступлениях он даже начал говорить о необходимости возвращения Германии в «правовое поле». При этом его псевдогуманизм и стремление к законничеству сочетались, например, с такими бесчеловечными призывами:
С Польшей следует обращаться, как с колонией. Поляки станут рабами Великой Германской империи.
Евреев необходимо уничтожать, где бы они нам ни встретились. Всех польских евреев мы не можем расстрелять или отравить газом, поэтому необходимо изыскивать средства для их уничтожения в больших количествах…
Мы удержим генерал-губернаторство и более не отдадим его… Я открыто признаю, что наше правление здесь будет, возможно, стоить жизни нескольким тысячам поляков, в особенности из числа их духовной элиты…
На Нюрнбергском процессе Ганс Франк был одним из 24 главных нацистских преступников. Его обвиняли в заговоре против мира во всем мире, преступлениях против человечества и приговорили к смертной казни через повешение. И он единственный из приговоренных к смерти  признал — по крайней мере, официально — свою вину и даже будто бы раскаялся в содеянном. Правда, по свидетельству очевидцев, в день казни с лица Франка не сходила улыбка. Приговор был приведен в исполнение 16 октября 1946 года.

Оккупированная Варшава

Оккупированная Варшава

Однако вернемся к польским идентификационным картам, которые ввел Франк. Для историков они представляют особый интерес. Дело в том, что некоторые предприимчивые поляки умудрялись подделывать Kennkartе серого цвета. По некоторым оценкам, в 1943 году только в одной Варшаве были в ходу около 150 тысяч фальшивок, которые в основном приобретались бойцами Польского сопротивления для прикрытия. Подделки также пользовались высоким спросом у польских евреев, которым с серым удостоверением «истинного арийца» жилось много спокойнее, чем с карточкой желтого цвета. К тому же, от немецкой от кеннкарты до фолькслиста (вида на немецкое гражданство) — рукой подать. В общем, липовые Kennkartе были в Польше очень выгодным товаром — на черном рынке за них давали около 500 злотых. Причем изготавливали их как в нелегальных типографиях, так и кустарным способом. «После освобождения никакой узаконенной валюты не было, и в то время как раз выпускались первые банкноты: каждому полагалось по 500 злотых при предъявлении немецкого удостоверения личности kennkarte. Вместо квитанции на карточке ножницами вырезали орла «третьего рейха». Мои печати, должно быть, позволили подделать на черном рынке не одно удостоверение. Доход от сделки я передал пани Путек, чтобы она купила еды. Когда мы съели последних кроликов, которых раньше выращивали, нам пришлось есть припасенные для них хлебные крошки», — вспоминал позже один из жителей оккупированной Польши.

Кстати, после окончания Второй Мировой войны, законодательного запрета и роспуска всех фашистских организаций идентификационные карты, выданные нацистами в начале 40-х годов, власти побежденной Германии изымать не стали. Этот документ оставался действительным до окончания срока, указанного на внутреннем развороте. Преждевременной замене подлежали только те удостоверения, которые были выданы в 1944 году лицам моложе 20 лет. В этом случае фото владельца из документа изымалось, а его внутренний разворот перечеркивался толстой красной линией — это означало, что Kennkarte более недействительна.

В случае с документом из нашей коллекции видно, что  Вильгельм Хольцхаузер мог пользоваться своей картой еще в течение трех лет после окончания войны. Правда, после запрета фашизма немцы стали заклеивать или замазывать свастику на обложке и печатях Kennkarte. Такие экземпляры довольно часто встречаются в современных коллекциях нацистских раритетов.  Но на представленном в нашей коллекции документе свастики не заклеены. Это может свидетельствовать о том, что его обладатель не дожил до очередной  смены паспорта в 1948 году, как и не дожил до своей 13-й годовщины гитлеровский режим, звавший своих граждан в «тысячелетний» Рейх, а приведший их к крупнейшей катастрофе в истории человечества.

2 Comments on Недолгое торжество

  1. Мне очень нравится подход к подаче материала и импонирует профессиональность, с которой вы представляете материалы «Маленьких историй». Позволю себе уважительно заметить, что почерк в документе совсем не плох. Это зюттерлинг, рукописный почерк, распространённый в Германии 30-х годов. Служащий владеет им отлично. А если «профессию и место работы Вильгельма Хольцхаузера нам так и не удалось. При этом у самого владельца почерк разборчивый — свои имя и фамилию он выводил старательно». Охотно переведу вам строки «профессия» и последующие.
    Указана профессия Вильгельма Хольцхаузера — Schreiner, плотник. Далее — строка «неизменимые признаки» (Unveränderliche Kennzeichen) — «отсутствует маленький палец правой руки» (kleiner Finger an der rechten Hand fehlt), далее — «изменимые признаки» (veränderliche Kennzeichen — к таким, например, относили бороду и усы) — «отсутствуют» (fehlen). Ниже — «примечания» — «без» (keine).
    «у самого владельца почерк разборчивый — свои имя и фамилию он выводил старательно» — довольно «неуверенный», детско-старческий почерк (малообразованные и старички не владели «зюттерлингом»).

    Нравится

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s