На мыло!

Лист из амбарной книги треста «Жиркость» — Объединения Московских государственных заводов жировой и костеобрабатывающей промышленности.  Верхняя часть листа содержит логотип треста с указанием адресов и магазинов треста в Москве и Санкт-Петербурге. В нижней части листа прикреплена гербовая марка номиналом в 6 копеек, служившая в качестве печати для расписок, квитанций и проч.  В трест «Жиркость» были объединены многочисленные предприятия парфюмерной (в том числе и национализированная советской властью знаменитая парфюмерная фабрика «Товарищество А.Ралле и Ко») и костеперерабатывающей промышленности.  Основной задачей треста было обеспечение мылом и моющими средствами населения Советской республики.  Мыло делали из всего, в том числе из отлавливаемых специально для этих целей бродячих собак. Именно с конца 20-х годов в отечественном футболе прижился оскорбительный и ужасающий в своём цинизме лозунг «Судью на мыло!».

Документ из коллекции «Маленьких историй»

После революции все парфюмерные фабрики в России были национализированы и переориентированы на выпуск мыла для красноармейцев. Все, что касалось ухода за собой, помимо самых естественных гигиенических потребностей, было объявлено пережитками проклятого прошлого. Только в 1922 году у советской власти наконец-таки «дошли» руки до парфюмерно-косметической сферы. Прежние «буржуйские» заводы получили порядковые номера и превратились в мыловарни.  Для управления ими создается Государственное объединение (трест) заводов жировой и костеобрабатывающей промышленности («Жиркость») Московского Совета народного хозяйства — легендарное ТЭЖЭ, впоследствии на долгие годы прочно вошедшее в жизнь и быт советского человека. Начальником новоиспеченного предприятия была назначена жена Молотова Полина Жемчужина. Аналогичный объединяющий трест («ЛЕНЖЕНТ») был создан в Ленинграде.

С 1925 года ТЭЖЭ именуется как Государственный трест жировой и костеобрабатывающей промышленности (до 1929 года). На протяжении 30-х годов ТЭЖЭ постоянно менял ведомственную принадлежность и претерпевал те или иные изменения в названии. В 1931 году это — Государственный трест высшей парфюмерии, жировой и костеобрабатывающей промышленности Московского областного Совета народного хозяйства, с 1931по 1933 годы — «Московский городской трест высшей парфюмерии Московского городского Совета народного хозяйства», еще через год — Московский городской трест высшей парфюмерии, жировой, мыловаренной и синтетической промышленности Исполкома Моссовета. И, наконец, с 1934 по 1936 годы — Государственный союзный трест высшей парфюмерии, жировой, мыловаренной и синтетической промышленности Главного управления маслобойно-жировой и парфюмерно-косметической промышленности Наркомпищепрома СССР. И только аббревиатура ТЭЖЭ все эти годы остаётся неизменной. В народе эту аббревиатуру расшифровывают по-своему — «тело женщины», «тайны женщины» и т.д. В 30-е годы даже было популярно стихотворение:
«…На губах ТэЖэ,
   На щеках ТэЖэ,
   На бровях ТэЖэ.
   Целовать где же?»
В том же 1936 году появляется Главное управление парфюмерно-косметической и эфиро-масличной промышленности (Главпарфюмер) Минпромпродтоваров СССР, именуемое так до 1956 года. На парфюмерно-косметической продукции по-прежнему ставят аббревиатуру ТЭЖЭ. Кстати, помимо мыла под этой аббревиатурой выпускались также знаменитые духи «Красная Москва», известные в дореволюционной России под названием «Букет императрицы».
Стоит отметить, что в первые годы советской власти в парфюмерной промышленности еще использовали флаконы, сделанные по старым формам. А на новые советские пузырьки наклеивались старые этикетки. Первое время оставались прежними и наименования товаров, привычные для покупателя. Среди парфюмерных изделий такими были духи «Кармен», «Букет моей бабушки», «Магнолия», «Мои Грёзы» и др.
Однако это продолжалось недолго. Партийные идеологи быстро смекнули, что поверхность флаконов можно использовать для агитации и пропаганды. На этикетках советских духов появились знамена и ленты, колосья, пятиконечные красные звезды, серпы и молоты, изображения рабочего и колхозницы, а также изображения новых советских девушек: спортсменок, колхозниц, ударниц и т.д. К оформлению этикеток и дизайна флаконов привлекались многие известные художники: С. Чехонин, А. Родченко, А. Мандрусов, К. Юон, А. Дейнека, В. Конашевич, И. Фомина.
Тем не менее, в СССР продолжала сохраняться старинная технология изготовления футляров для парфюмерии и косметики. Объемные клееные футляры с богатой шелковой драпировкой внутри и с фигурным «гнездом» для флакона существовали до конца 60-х годов как характерная деталь уже советского стиля, когда многие пользовались духами только по праздникам и в табельные дни, а парфюмерия была желанным и редким подарком. А вот запахи, покорившие не только Россию, но и мир, безвозвратно остались в дореволюционном времени.

%d такие блоггеры, как: