Беспокойные соседи

«Вежливые люди» в Крыму — далеко не первая в отечественной истории попытка «анонимного»  использования регулярных войск в приграничных конфликтах. В начале 1918 года на территории восточной Карелии в Советской республике  также появились  вооруженные люди без опознавательных знаков — правда, назвать «вежливыми» было довольно трудно. Тем не менее, они тоже попытались воспользоваться «правом народов на самоопределение» и даже провозгласили создание независимой республики, которая, по их замыслу, со временем должна была выйти из состава Советской России. Об этом, а также о том, кто такие «белофинны», кто был настоящим автором Василия Тёркина, что такое «линия Маннергейма» и почему СССР и Финляндии потребовалась полноценная война, чтобы стать, наконец, добрыми соседями — в очередной статье «Маленьких историй».

*      *     *

«Финляндия провоцирует конфликт с СССР» — кричит заголовок основной статьи на первой странице газеты «Красный черноморец» от 31 мая 1931 года. Далее передовица разъясняет, что «финляндские провокаторы войны ведут бешеную антисоветскую компанию» и выдает подробности: «Полпред СССР в Финляндии т. Майский заявил временно исполняющему обязанности финляндского мининдела Кукконену решительный протест в связи с состоявшейся 12 мая перед зданием полпредства демонстрацией фашистских студентов». Завершается передовица призывом: «Будь готов к победоносному отпору!»

12Российско-финляндские отношения к началу 1930-х годов оставались весьма неровными. Виной тому были как территориальные претензии двух стран друг к другу, так и политика Германии, еще со времен Первой мировой войны провоцировавшей Финляндию на  обострение отношений с Москвой.
Южные земли Финляндии — так называемая Ингерманландия (Ижора) — были присоединены Петром I к России еще в 1709 году в ходе Северной войны. Позже, в 1809 году, по итогам русско-шведской войны Россия присоединила к себе и всю остальную территорию Финляндии. До 1917 года Великое княжество Финляндское оставалось частью Российской империи, но при этом пользовалось правом широчайшей автономии (например, имело собственную валюту — финскую марку). В 1811 году в состав Великого Княжества была передана Выборгская губерния, в результате чего граница Финляндии вплотную придвинулась к Санкт-Петербургу.
Во время Первой мировой войны кайзеровская Германия из стратегических соображений начинает подталкивать Финляндию к конфликту с Россией. Возможно, не без участия немцев в самый драматический момент российской истории – буквально накануне октябрьского переворота 7 ноября 1917 года — Финляндия провозгласила себя независимым государством. А уже в начале 1918 года в стране началась гражданская война между белофиннами и краснофиннами. Последние, разумеется, были из числа сторонников установления в стране социализма. Война оказалась скоротечной, при поддержке войск Кайзера краснофинны были довольно быстро разбиты. Финляндия оказалась перед угрозой превращения в германский протекторат. 9 октября 1918 года королем Финляндии был избран германский принц Фридрих, шурин кайзера Вильгельма II. Однако, в связи с поражением Германии в Первой мировой войне, уже 14 декабря 1918 года Фридрих вынужден был отречься от престола. Финляндия была провозглашена республикой.

Карл Густав Маннергейм

Карл Густав Маннергейм

Несмотря на то, что СССР сразу же признал независимость Финляндии, Хельсинки вовсе не спешили делать ответный жест и признавать Советскую Россию. Еще в январе 1918 года в Финляндию с военной службы вернулся шведский дворянин, полковник кавалерии русской армии Карл Густав Маннергейм. Он не только сразу же встал во главе молодой финской армии, но и возглавил разгром краснофиннов, действовавших возле границ с Россией. Будучи офицером Царской армии (дослужился до чина генерал-лейтенанта), Маннергейм испытывал вполне понятную нелюбовь к большевикам, а потому преследовал разбитые отряды краснофиннов даже по ту сторону российско-финляндской границы, углубившись на территорию Восточной Карелии. К тому времени в Ухте уже прошел знаменитый съезд, постановивший создать Ухтимскую республику. К марту 1918 года на территории Восточной Карелии действовали довольно крупные группировки вооруженных отрядов финских националистов и отдельных частей регулярных воск. Впрочем, финское правительство официально отрицало присутствие своей армии по ту сторону границы с Россией — считалось, что в Восточной Карелии воюют одни добровольцы.
Кардинальные перемены произошли 5 мая 1918 года, когда без объявления войны финские регулярные части под предлогом преследования отступающих «красных финнов» предприняли наступление на Петроград — от Сестрорецка и вдоль Финляндской железной дороги. Уже к 7 мая наступавшие были остановлены красногвардейскими частями и выбиты за пределы Выборгской губернии. Спустя неделю, 15 мая 1918 года, правительство Финляндии официально объявило войну РСФСР.

Вид на

Вид на «линию Маннергейма» с высоты птичьего полета

Германия предложила выступить в этом конфликте в роли посредника, однако успеха эта миссия не имела. Весной 1919 года финские войска продолжили наступление и подошли вплотную к Петрозаводску.  На этот раз союзниками финнов стали русские белогвардейские круги, в том числе генерал Николай Юденич, при поддержке Маннергейма вынашивавший план создания единого Северо-Западного фронта против России. Однако в 1919-1920-х годах новое правительство Финляндии неожиданно взяло курс на урегулирование отношений с Советской Россией. Лишившийся поддержки Юденич был разбит, финские войска выведены из Восточной Карелии, и 14 октября 1920 года в Эстонии между Россией и Финляндией был подписан Тартуский мирный договор. Однако перемирие было недолгим, уже в ноябре 1921 года финские войска снова вторглись в Карелию, впрочем, через два месяца были выбиты обратно.

Остатки

Остатки «линии Маннергейма» сегодня. «Зубы дракона» почти не пострадали от времени

В течение последующего десятилетия по указанию Маннергейма на Карельском перешейке вдоль границы с СССР создается оборонительная линия на случай агрессии со стороны СССР. Эти укрепления получили название «Линия Маннергейма», ее остатки сохранились и до наших дней. Любопытно, что практически в это же время во Франции также создавалась аналогичная оборонительная линия – т.н. «Линия Мажино» — на границе с Германией. Сама Германия, после прихода к власти Адольфа Гитлера, в начале 30-х годов приступила к возведению собственной линии – «Линии Зигфрида» (она же — Западный вал), обращенной на Запад. Стоит отметить, что ни одна из этих линий, на сооружение которых ушли колоссальные средства, не смогли создать существенных препятствий для продвижения войск тех стран, против которых они были предназначены. В 1940 году при нападении на Францию немцы и вовсе обошли «линию Мажино» стороной. В свою очередь, пять лет спустя Западному валу также не удалось стать преградой на пути войск союзников.

Но вернемся к Финляндии. Все эти приграничные эксцессы, разумеется, не могли способствовать укреплению доверия между двумя соседями, тем более что Финляндия оставалась под большим влиянием Германии, где набирал силу национал-социализм. В 1932 году в Финляндии была запрещена деятельность коммунистической партии. Становилось очевидно, что в случае вооруженного конфликта Берлин попытается использовать Финляндию как плацдарм для нападения на СССР. Эти опасения усиливались еще и тем, что Хельсинки заключили тайные соглашения с Польшей и странами Прибалтики о совместных действиях против СССР. Советская дипломатия предприняла большие усилия для нейтрализации этой угрозы. Они не пропали даром — в 1932–1934 годах СССР и Финляндия подписали договор о ненападении и продлили его на 10 лет.
К 1938 году для СССР становится ясно, что войны с Германией миновать вряд ли удастся. Начинаются длительные переговоры Москвы с Хельсинки, суть которых сводилась к следующему: СССР был готов нанести упреждающий удар по Финляндии в случае, если она откроет для Германии свои границы для нападения на Советский Союз. С другой стороны, Москва гарантировала скандинавскому соседу всестороннюю помощь в случае, если она окажет сопротивление немецким войскам. Однако в августе 1938 года Финляндия ответила на это предложение отказом. Еще один раунд переговоров (на этот раз СССР предлагал взаимный обмен части территорий) состоялся весной 1939 года – но и он закончился ничем.  Финны опасались вступать в какие-либо соглашения с СССР, опасаясь, что это в итоге приведет к потере их независимости.
Все изменилось в августе 1939 года, когда СССР и Германия заключили Договор о ненападении, согласно которому Финляндия переходила в сферу интересов СССР. В октябре-ноябре 1939 года Москва вновь предложила Хельсинки ряд соглашений, предусматривающих обмен территориями. В обмен на часть Карельского перешейка и нескольких островов Россия была готова передать значительные территории Восточной Карелии – те самые, которые двумя десятилетиями ранее уже пытались присоединиться к Финляндии. Для пущей «убедительности» в октябре 1939 года нарком иностранных дел СССР  Вячеслав Молотов выступил в газете «Правда», где заявил о возможности применения военной силы в случае, если Финляндия не пойдет на уступки.
В ответ Финляндия объявила всеобщую мобилизацию. Переговоры окончательно зашли в тупик. 30 ноября 1939 года советские войска вторглись на территорию Финляндии. Нападению предшествовала речь В.И.Молотова, в которой нарком иностранных дел обосновал необходимость войны следующими словами: «Враждебная в отношении нашей страны политика нынешнего правительства Финляндии вынуждает нас принять немедленные меры по обеспечению внешней государственной безопасности. <…> В последние дни на советско-финляндской границе начались возмутительные провокации финляндской военщины, вплоть до артиллерийского обстрела наших воинских частей под Ленинградом».
По иронии судьбы, менее чем через два года подобным же образом Адольф Гитлер в своем выступлении будет обосновывать нападение Германии на СССР:  «<…> Сегодня 160 советских дивизий стоят на наших границах! В течение многих недель идёт постоянное нарушение этой границы от крайнего севера и до самой Румынии. Советские лётчики не считают нужным соблюдать воздушные границы; возможно, чтобы показать нам, что они уже чувствуют себя хозяевами этих территорий. В течение ночи с 17-ого на 18-ого июня 1941 года советские вооруженные отряды снова углубились на германскую территорию и возвратились обратно только после продолжительного боя…»

Советско-Финская война не принесла пользы ни одной из сторон. По ее итогам Финляндия потеряла более 10% своей территории и второй по величине город Выборг. СССР же продемонстрировал неожиданно низкую выучку войск, слабую подготовку командиров и крайне неудовлетворительный уровень технического оснащения. Считается, что именно это обстоятельство подтолкнуло Гитлера к окончательному решению вести войну не против Англии, а против СССР. По всей видимости, те же причины заставили тогдашнего командующего войсками Киевского военного округа, а позже начальника Генерального штаба Г.К.Жукова спешно разработать план реформы вооруженных сил. Однако реализовать его он так и не успел.
И именно в ходе Советско-Финской войны на свет появился Василий Тёркин — веселый, отважный, бывалый и смекалистый солдат, которому впереди предстояли долгие версты Великой Отечественной войны. Причем настоящим «отцом» Тёркина был не Александр Твардовский, точнее, не он один. Некоторое время считалось, что Василий Тёркин впервые появился 1942 году — параллельно с одноименной полной искрометного юмора и оптимизма поэмой Твардовского. Однако в одном из журналов «Крокодил» за 1940-й год, представленном в нашей коллекции артефактов, приводится ранняя история о бывалом солдате, оказавшемся во вражеском тылу. В этом рассказе Вася (Василием Тёркина назовут позже) воюет вовсе не с немцами, а именно с белофиннами:

В засаде ждать пришлось недолго,
Идет с пакетом белофинн.
Как пропустить такого волка?
План созревает в миг один.

Василий Тёркин в 1940 году

Василий Тёркин в 1940 году

В редакционной колонке к этому материалу говорится, что «Крокодил» позаимствовал этот веселый рассказ в стихах из красноармейской газеты «На страже Родины». Причем автором хлестких четверостиший к этим забавным иллюстрациям значится вовсе не Александр Твардовский, а «Ал. Рохович» (в действительности — советский поэт-сатирик, многолетний сотрудник «Крокодила» и «окон ТАСС» Александр Ильич Рохович. Всего же стихотворные подписи к этим картинкам сочинял целый творческий коллектив — около 10 человек. Среди них был и А.Твардовский. В начале Великой Отечественной войны Твардовский решил вернуться к удачному образу бывалого бойца. И хотя он дает своему герою те же имя и фамилию, это будет уже совсем другой Тёркин — не Вася, а Василий, более лакированный и серьезный. Новый персонаж станет любимым героем во фронтовых землянках, примером для подражания для всех советских мальчишек. Ну а его прообраз со временем был практически предан забвению, причем совершенно незаслуженно.

*

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s