Последний круиз…

Нагрудный значок, выданный участнику средиземноморского круиза национал-социалистического союза «Сила через радость» (KdF — «Kraft Durch Freude»), который действовал в Германии в 30-40-е годы XX века. Артефакт произведен старейшей немецкой фирмой «Ferdinand Hoffstätter» из Бонна, основанной два века назад. На медном значке в форме шестигранника на фоне венецианского Дворца дожей и колонны Святого Марка изображена гондола с двумя немецкими туристами на борту и гондольером. В тот круиз германские путешественники отправились на пассажирском лайнере «Вильгельм Густлофф». Именно это судно 30 января 1945 года было потоплено советской подводной лодкой С-13 под командованием Александра Маринеско. Жертвами торпедной атаки по разным оценкам стали от 5000 до 9000 находившихся на борту человек — преимущественно спасавшихся от наступающей Красной армии беженцев из числа гражданского населения. В советской историографии это событие получило название «Атаки века», а в Германии эту трагедию ставят в один ряд с бомбардировкой Дрездена.  Справедливости ради следует отметить, что сразу же после своего последнего средиземноморского круиза,  с 1939 года, судно использовалось как плавучий госпиталь для немецких солдат, и советские подводники  имели все основания полагать, что  наряду с гражданскими лицами на лайнере перебрасываются немецкие воинские соединения. Значок находится в прекрасном коллекционном состоянии. Оригинал.

Значок из коллекции «Маленьких историй»

Этот небольшой артефакт из коллекции «Маленьких историй» вполне можно назвать последним символом предвоенного могущества нацистской Германии. В самом деле, счастливые обладатели этого нагрудного значка – простые немецкие рабочие и служащие, отправленные в путешествие крупнейшим европейским туроператором того времени — союзом «Сила через радость» (KdF), воспринимали круиз на гигантском многопалубном лайнере «Вильгельм Густлофф» (Wilhelm Gustloff)  как олицетворение достатка и благополучия, грядущего процветания Германии.   В то лето 1939 года они и мысли не допускали о том, что Вторая Мировая война, которая вскоре будет развязана их бесноватым фюрером, совсем скоро погребёт в пучине морской не только сам лайнер с несколькими тысячами пассажиров на борту, но и надежды простых немцев на скорое благополучие. Однако обо всем по порядку.

После прихода к власти в 1933 году Национал-социалистической немецкой рабочей партии (НСДАП) во главе с Адольфом Гитлером, одним из важнейших направлений ее деятельности стало создание развитой системы социального обеспечения и услуг – так нацисты рассчитывали заручиться поддержкой простых немцев. Чтобы обеспечить достойный досуг германских пролетариев, а параллельно привить им идеи национал-социализма, под эгидой Немецкого Трудового фронта (DAF), коим руководил ближайший соратник Гитлера Роберт Лей (по некоторым данным, это именно он придумал вскидывать правую руку и выкрикивать приветствие «Хайль Гитлер»; впрочем,  бывший до 1937 года соратником Гитлера американец немецкого происхождения Эрнст Ханфштенгль приписывал это «изобретение» себе) был сформирован союз «Сила через радость» («Kraft durch Freude» — KdF). Сфера влияния распределилась очень четко — DAF полностью курировал рабочее время тружеников, а союз KdF взял «под колпак» их свободное время. В результате получился тотальный контроль. Члены Германского Трудового фронта автоматически вступали в «Kraft durch Freude», так что к началу Второй Мировой войны «Силу через радость» в Германии получали около 50 миллионов немцев.

Что только не предлагала KdF в качестве отдыха: устраивала заграничные турпоездки, выдавала путёвки на посещение лыжных баз и санаториев, проводила массовые спортивные форумы, распространяла билеты в театры и концерты, курировала публичные лекции, экскурсии, выставки, прививала вкус к идеологически правильным фильмам и книгам (подробнее о структуре и деятельности «Kraft durch Freude», истории ее создания и выборе названия читайте в статье «Принудительная радость»). Круизный лайнер «Вильгельм Густлофф»  — флагман пассажирского флота Третьего Рейха  — был построен именно KdF.

Во всей красе

Лайнер «Вильгельм Густлофф» во всей красе.

В сложной структуре KdF за туристическую сферу отвечало управление «Путешествия, походы и отпуск». Следует признать, что нацистский режим в период 1933-1939 годов сумел создать уникальное для своего времени явление – социальный туризм, доступный для самых широких слоев населения. И это не пустые слова: в 1934 году по линии KdF в турпоездки отправилось около 2 миллионов немцев, в 1935-м — около 3-х миллионов, в 1936-ом – 6 миллионов, а в 1937-ом уже 9 миллионов. Считается, что именно в предвоенный период у жителей Германии и сформировалась привычка проводить отпуск в путешествии. Правда, в период Второй Мировой войны немцам пришлось от неё временно отказаться.

Союз «Kraft durch Freude» позаботился о досуге немцев

Союз «Kraft durch Freude» позаботился о досуге немцев

Впрочем, сама идея создания движения для организации досуга населения в государственных целях была заимствована нацистами у фашистской Италии, где еще в 20-х годах существовал «Национальный союз свободного времени трудящихся». Некоторые исследователи уверены, что KdF также взял на вооружение советскую идею об использовании для пролетарского отдыха экспроприированных царских дворцов, дворянских имений и имперских пансионатов (о том, как в СССР проходил процесс национализации «буржуйской собственности», читайте в статье «От перёпелки до Артека»). С приходом к власти нацистов в собственность DAF тоже перешли дома отдыха и санатории, принадлежавшие до этого профсоюзам и рабочим организациям Веймарской Республики. Они очень пригодились Гитлеру для общественно-культурного переустройства страны.

Немцы на отдыхе. Конец 30-х

Немцы на отдыхе. Конец 30-х годов

Официально целями KdF провозглашались «укрепление единства национал-социалистического немецкого сообщества, а также духовное и физическое совершенствование немецкого человека». Другими словами, пропаганда массового туризма в Германии строилась не на классовой, как в СССР, а на национальной идее, не на противопоставлении «пролетарского» и «буржуазного» образа жизни, а на интеграции всех слоев общества — укреплении контактов между участниками совместных турпоездок, в том числе между рабочими и работодателями. Более того, официальной задачей KdF объявлялось такое близкое советское идеологии социальное равенство: нацисты считали, что маленький человек благодаря предоставленным ему путешествиям получает доступ к «малым и большим ценностям этого мира». Роберт Лей также любил говорить о том, что туризм повышает самосознание рабочего, «помогая ему преодолевать комплекс неполноценности, создавая положительное отношение к собственной жизни и стране». Круизные корабли являлись воплощением национал-социалистической идеи бесклассового общества, давали возможность «совершить по воле фюрера слесарям Баварии, почтальонам Кельна, домохозяйкам Бремена по крайней мере раз в год доступное по цене морское путешествие на Мадейру, по Средиземноморскому побережью, к берегам Норвегии и Африки». В общем, туризм использовался нацистами в качестве одного из инструментов воздействия на народные массы. Инструмент этот обходился германской казне в копеечку, зато был весьма эффективным — постепенно «Kraft durch Freude» объединила под свастикой немцев всех сословий и профессий.

Туристический поезд KdF

Надо сказать, что исходная ситуация для завоевания невероятной популярности KdF была крайне благоприятной. После тяжелейшего финансового кризиса 20-х годов (о периоде гиперинфляции в Германии читайте в статье «Когда миллиарды не в радость») предложенные новой властью дешевые туристические маршруты  показались немцам, которые и мечтать ни о чем подобном до сих пор не могли, верным признаком грядущего экономического процветания. Это не могло не добавить популярности Гитлеру. В Веймарской Республике продолжительность отпуска рабочих и служащих составляла 8-12 дней. Национал-социалисты увеличили его до трех недель. Идея предоставления оплачиваемых отпусков была достаточной новой для тогдашней Европы, а в Германии на него могли рассчитывать даже сезонные рабочие. В этом смысле жизнь немецкого пролетариата выгодно отличалась от условий их жизни в других странах.

Рекламная кампания туристических услуг велась немецкими пропагандистами весьма изобретательно. Государственное радио, например, регулярно выдавало в эфир не только репортажи о поездках KdF, но также транслировало радиопостановки из серии «Рабочий едет в отпуск». На ту же тему сочинялись литературные романы, ставились спектакли, пелись песни, снимались документальные фильмы – к примеру, картина о круизе по Атлантике с заходом в Лиссабон, на Мадейру и Тенериф. Типографии KdF штамповали гигантским тиражом карманные атласы, агитационные плакаты о путешествиях, альбомы с фотографиями достопримечательностей, марки с видами городов и круизных лайнеров. Разыгрывались сотни лотерей с турпоездкой в качестве выигрыша. В итоге путешествия от «Силы через радость» довольно скоро завоевали всенародную любовь и популярность, а сам союз стал самым крупным туроператором Третьего Рейха. «Как удалось Гитлеру в короткое время прибрать к рукам народ, приучить его не только к молчаливой покорности, но и к массовому ликованию при официальных мероприятиях? Частичный ответ на этот вопрос дает деятельность организации KdF», — размышлял один из современников фюрера.

Досуг на борту лайнера

Досуг на борту лайнера. Игра в «пятнашки»

Ещё в период  жестоких уличных схваток между штурмовиками и коммунистами Гитлер понял: чтобы завоевать сердца рабочего класса, нужно предоставить ему гарантии социальной справедливости. Ему вторили и другие лидеры нацистского движения, например, один из руководителей движения «фёлькише» (народников)  подполковник Алеман: «Если, — говорил он, — нам удастся коренным образом решить социальную проблему в духе нашего немецкого рабочего, мы нанесем тем самым смертельный удар по марксизму».  После прихода Гитлера к власти союз KdF сумел воплотить эту стратегию в жизнь: основную массу путешествующих в Третьем Рейхе составляли именно рабочие. Специальные чиновники строго следили, чтобы путевки получали только самые заслуженные труженики из числа активистов национал-социалистического движения. Кроме того, территориальные отделения союза «Сила через радость» опекали особо нуждающиеся слои населения (с доходом менее 165 рейхсмарок), включая домохозяек и безработных.

Открытка KdF с изображением лайнера «Роберт Лей»

Однако уже тогда стала проявляться свойственная нацистам «избирательность» в предоставлении тех или иных прав. Так, чтобы попасть в морской круиз, необходимо было пройти медицинское обследование и быть абсолютно здоровым. На борт не брали детей, лиц старше 60 лет, а также «немощных, неработоспособных и склонных к алкоголизму». Из чего можно заключить, что на немецких пенсионеров и инвалидов «нацистская туристическая благодать» не распространялась – только на тех, кто мог трудиться на благо Третьего Рейха. А вот с коррупцией немцы боролись уже тогда: бывало, что снимали с рейса тех, кто «может себе позволить оплатить поездку в отпуск, но пытается выдать себя за нуждающихся и принять участие в поездках по линии KdF». Такие люди объявлялись на советский манер «вредителями» и, как указано в одном из документов «Силы через радость», должны были ожидать, что с ними «будут обращаться как с вредителями».

maxresdefault

Крупнейший санаторий Третьего рейха — «Прорский колосс» на острове Рюген (Балтийское море), шестиэтажный комплекс протяженностью 4500 м. Современный вид.

Возникает логичный вопрос: как же Гитлеру удавалось поддерживать низкий уровень цен на туристические круизы, доступный даже малоимущим? Как уже было отмечено, в 1933 году в собственность DAF отошли все базы размещения профсоюзов и рабочих туристских организаций. Кроме того, при внутренних поездках по Германии туристов нередко размещали и кормили в семьях — в этом случае отдых одного немца обходился казне всего в 2,5 марок в день. Также очень широко использовалась система скидок на транспортные услуги – перевозчики вынуждены были соглашаться на убыточную для себя стоимость билетов (отказать всемогущим DAF и KdF было невозможно). Находили нацисты и дополнительные источники финансирования для оплаты всенародной любви к путешествиям. Радио и газеты широко рекламировали случаи, когда частные предприниматели обеспечивали поездки своих сотрудников. Практиковалось и социальное шефство, когда состоятельный участник вояжа оплачивал одно и более мест для нуждающихся. Благодаря разнообразным скидкам и дотациям от министерства финансов, коммерческих банков и местных учреждений для массовой публики становились доступными не только поездки по Германии, но и заграничные путешествия. Бывали, например, круизы из Бремена в Норвегию (правда, без выхода на берег) стоимостью всего 4 марки (и это при том, что работники с зарплатой до 165 рейхсмарок считались тогда нуждающимися). Примерно столько же стоил недельный отпуск в соседней Австрии. Обставлены турпоездки были очень помпезно. Каждому круизу предшествовал торжественный митинг, а по прибытии группы главы местного отделения KdF устраивали для туристов встречу с оркестром и концертом художественной самодеятельности. Во время длительных круизов в программу обязательно входили доклады на политические темы, пропагандистские лекции, вечера боевых песен национал-социалистического движения.

Лайнер KdF "Oceana"

Лайнер KdF «Oceana»

Однако пребывание на корабле людей из разных сословий далеко не всегда приводило к их единению – нередко конфликты возникали уже на стадии распределения кают. Особенно частыми были жалобы на то, что участники Первой Мировой войны, имеющие право на лучшие места, размещались в трюмах, а их каюты первого класса доставались богатой публике. Кроме того, бывали случаи пренебрежительного и даже откровенно хамского отношения стюардов к «пролетарской публике», от которой не приходилось ждать чаевых. Высокого качества услуг круизы от KdF также не предполагали. Достаточно взглянуть на снимки, на которых путешествующие немцы плотными рядами принимают солнечные ванны – на палубе просто яблоку негде упасть.  Как-никак это был бюджетный отдых, руководство KdF постоянно напоминало членам союза, что «Сила через радость» — это не турбюро. Так что не удивительны часто встречающиеся нарекания на однообразное и скудное питание в корабельных столовых, низкий класс гостиниц и т.д.

На борту круизного лайнера «Роберт Лей»

Не следует, впрочем, считать, что заграничные турне немцев обходились без неусыпного контроля со стороны «органов». Нацисты наладили тщательный контроль за загранпоездками от KdF. Более всего имперскую службу безопасности беспокоила перспектива встреч немецких туристов с членами иностранных коммунистических организаций и доставка подрывных агитматериалов в Германию. Официально контрольные функции выполняли руководители групп, а неофициально — тайные наблюдатели (представители Информбюро DAF, сотрудники СД и Гестапо). Даже если туристы не догадывались, кто именно из группы является сотрудником спецслужб, они знали, что среди них таковой точно есть. Несмотря на то, что любой обладатель загранпаспорта в Германии имел право свободно выехать за границу, участникам поездок KdF предписывалось этого не делать. Тем не менее, многие рисковали и обходили этот запрет. Известно, например, что во время поездок на Боденское озеро немецкие туристы ездили на такси в Швейцарию. В случае разоблачения их могли обвинить в госизмене.

Гитлер на борту одного из лайнеров KdF

Гитлер на борту лайнера «Роберт Лей»

Зато круизы KdF были отличным инструментом внешнеполитической пропаганды. Гигантские белоснежные лайнеры с немецким пролетариатом на борту должны были продемонстрировать всему миру, что германский народ благодаря «самоотверженной работе под заботливым руководством фюрера сплотился после политической и экономической катастрофы». В немецких газетах того времени провозглашался такой лозунг: «Пусть наши теплоходы отправляются в плавание как символ воли к миру новой Германии!». Совсем скоро Гитлер продемонстрирует всему миру всю циничность этого призыва. Кстати, сам он таким образом сформулировал политические цели национал-социалистического туристического движения: «Рабочему должен быть предоставлен достаточный отпуск. Этот отпуск и прочее свободное время должно стать настоящим отдыхом, т.к. только с народом, у которого крепкие нервы, можно делать действительно большую политику». Под «большой политикой» фюрер, разумеется, имел ввиду завоевание жизненного пространства. Поначалу эту идею нацисты широко не транслировали. Только в июле 1938 года Роберт Лей, выступая перед участниками очередного круиза KdF, впервые озвучил истинные мотивы прививания немцам «Силы через радость»: «Все, что мы делаем, должно служить одной единственной цели: сделать наш народ достаточно сильным для решения острейшего вопроса — расширения жизненного пространства. «Kraft durch Freude» — это не туристский союз и не развлекательный клуб. Мы отправляем вас в путешествия по всему миру не для развлечения! Все делается для того, чтобы укрепить ваши нервы, и тогда, когда фюрер будет решать этот последний вопрос, — тогда за ним пойдет вся мощь 80 миллионов».

Человек и пароход Роберт Лей, глава «Трудового фронта»

Фюрер, как известно, решил пресловутый «последний вопрос» к сентябрю 1939-го. На это же время пришелся закат союза «Kraft durch Freude» — тратиться на его содержание больше было незачем. К этому времени нацистское руководство Германии уже решило свои главные задачи по подготовке к войне за завоевание жизненного пространства — значительная часть мужского населения, укрепившая нервы в заморских круизах, была отправлена за границу отнюдь не с мирной миссией.

Ну а в период расцвета популярности KdF особую категорию заграничных поездок составлял обмен туристическими делегациями с дружественной Италией – значок из коллекции «Маленьких историй» был, скорее всего, вручен участнику такого туробмена. Известно, что с 1937 по 1939 годы фашистская Италия ежегодно принимала более 30 тысяч немецких туристов. Программы таких поездок были насыщены официальными мероприятиями, посещениями промышленных предприятий и социальных учреждений. Но во второй половине дня туристы оставались предоставлены сами себе и проводили досуг на свое усмотрение. А усмотрение это было порой весьма пикантным. Так, руководители групп нередко отмечали в своих отчетах о поездках в Италию, что «немецкие женщины выбирают эту поездку по мотивам эротического характера». Но официальные публикации о таких круизах живописали, разумеется, совершенно иную картину, где дисциплинированные немецкие пролетарии дружно посещают музеи и прочие итальянские достопримечательности или кормят голубей, например.

Немецкие туристы на площади Сан-Марко в Венеции

Немецкие туристы на площади Сан-Марко в Венеции

Самым посещаемым немцами для Италии выдался 1938 год, когда в Венеции проходил очередной кинофестиваль. Германия на этом кинофоруме была представлена очень обширно. В числе художественных фильмов на конкурс были заявлены «Олимпия» (об Олимпиаде в Берлине 1936 года), «Родная сторона», «Примерный супруг», «Отпуск под честное слово», «Путешественники» и «Молодежь». А также документальные ленты: «Пчелиное государство», «Крылатые гости на морских курортах Балтики», «Кожаных дел мастера Вюрцбурга», «Немецкие гоночные машины» и многие другие. Кто знает, быть может обладатель значка «Средиземноморский круиз KdF 1938-1939», представленного в нашей коллекции, тоже был зрителем Венецианского фестиваля. Рассмотрим наш артефакт повнимательнее.

kdfkdf2

Это медный шестигранник размером 4х5 см. На значке изображена одна из главных и узнаваемых достопримечательностей Венеции – дворец дожей (предводителя республики), расположенный на площади Святого Марка рядом с одноименным собором. Как известно, это здание с аркадной галереей по периметру некогда являлось резиденцией дожей республики. Здесь также в разные годы заседали Большой совет и сенат, работал Верховный суд, вершила свои дела тайная полиция, размещались конторы юристов, канцелярия, службы цензоров и морское ведомство. Надстроенный сверху балкон служил своего рода праздничной трибуной, с которой дож являл себя народу. Гости города, которые причаливали к берегу, оказывались как бы у ног правителя. Заметим, что дизайнер расположил на значке здание дворца с углового ракурса – с того угла, где и по сей день установлена восточная колонна Святого Марка, капитель которой венчает бронзовая статуя крылатого льва. Он является символом могущества Венеции. Известно, что в 1797 году крылатый хищник стал трофеем Наполеона и был перевезен в Париж. После разгрома французской армии «пленник» отправился домой, но при перевозке разбился на 84 куска. За восстановление статуи взялся незадачливый архитектор Бартоломео Феррари. Он собрал все части и отправил их в плавильную печь. Результатом его эксперимента стал этакий Франкенштейн из фрагментов бронзы, латуни и свинца, изуродованный болтами и швами. В «подлиннике» до наших дней дошли только левая задняя лапа, правая ляжка, волнистая грива и голова. Лишь в конце XX века ученым удалось не только привести крылатого льва в подобающий вид, но и датировать статую. Выяснилось, что скульптуре примерно 2500 лет, а отлили ее в ассирийском Тарте.

KDF3

Дворец дожей и колонна Святого Марка. Наши дни. Снято почти с того же ракурса, что и  изображение на значке.

На переднем плане на фоне Палаццо дожей на значке изображена гондола, управляемая гондольером. В изящной итальянской лодке сидят двое немецких туристов, которые любуются красотами средневекового города со стороны набережной Венецианского залива. Надо сказать, что именно этот живописный ракурс вдохновлял на творчество многих художников и фотографов. Нам удалось отыскать массу старинных почтовых немецких открыток, которые вполне могли бы быть взяты за основу дизайнером нашего значка.

$_57234

Венецианские мотивы отнюдь не случайно были использованы в художественном оформлении нашего артефакта. Дело в том, что именно в Венеции 18 апреля 1933 года состоялась первая официальная встреча между Гитлером и Муссолини. «Мы планировали приземлиться в Венеции в полдень. Но оказались уже почти на месте в 11.55. Гитлер решил: «Мы подождем немного и приземлимся ровно в двенадцать часов дня!» – хотя Муссолини уже было видно в толпе встречающих, собравшихся в аэропорту. Мы кружили над Венецией в течение пяти минут. Гитлер дал понять, что вид волшебного города произвел на него большое впечатление», — вспоминал личный пилот Гитлера.  Год спустя, 14-15 июня 1934 года фюрер и дуче снова встретились в Венеции. Когда Муссолини прибыл в аэропорт в шикарном сером генеральском мундире с орденами и медалями, а из самолета вышел Гитлер в штатском мешковатом костюме и помятой шляпе, все решили, что одежда двух лидеров отражает их истинный статус: сильный итальянец и незначительный немец. Иностранные журналисты даже сочли, что Муссолини намеренно хотел унизить Гитлера.

Встреча в аэропорту Венеции. Гитлер и Муссолини, 14 июня 1934 года.

Может так оно и было. После отъезда фюрера дуче выступил с речью на слете фашистов на той самой площади Сан-Марко, где стоит дворец дожей. Большая часть его речи была посвящена Венеции. Муссолини подчеркнул, как сильно возросло благосостояние города за 11 лет фашистского правления. А в завершении речи клятвенно пообещал: «Я хочу сообщить итальянцам в Италии и за рубежом, что мы с Гитлером не настроены менять политическую карту Европы и мира и добавлять тревог к тем, которые уже и так будоражат все страны от Дальнего Востока до Дальнего Запада».  Возможно, дуче и сам хотел верить в правдивость этих слов.

KDF2

Но вернёмся к нашему раритету. Обратите внимание на то, сколь качественно и основательно сделано крепление к значку – довольно изящная булавка изготовлена из толстой медной проволоки на века. Почтеннейшая фирма «Ferdinand Hoffstätter» из Бонна, штамп которой красуется на обороте, просто не могла себе позволить выпуск продукции низкого качества. Эта компания была основана еще в 1818 году золотых дел мастером Фердинандом Хоффштеттером. С самого начала предприятие занималось производством почетных наград и знаков, а также ювелирной продукцией. После рождения сына Хоффштеттер расширил свой бизнес. В 1856-57 годах компания получила признание властей и даже была удостоена официального звания Ювелирного двора за отличное выполнение государственных заказов по изготовлению орденов и медалей. Третье поколение Хоффштеттеров еще больше нарастило объемы производства, начав работать с серебром и медью. Услуги фирмы были также очень востребованы во время Первой Мировой войны, когда германские власти вручали своим солдатам одну награду за другой. Достоверно известно, что компания поставляла Железные кресты II степени.

Лоренц Хоффштеттер

Лоренц Хоффштеттер

Правнук основателя фирмы Лоренц Хоффштеттер, родившийся в 1906 году, был искусным гравером, получил образование в школе декоративного искусства в Висбадене. Во времена Веймарской Республики он неоднократно сидел в тюрьме за то, что состоял в Добровольческом корпусе Оберланд. Этот корпус принимал непосредственное участие в «ликвидации» Баварской Советской республики. В коллекциях фалеристов широко представлены нагрудные знаки этой организации. Разумеется, львиная их доля была изготовлена в цехах компании «Ferdinand Hoffstätter». В 1928 году Лоренц вступил в НСДАП, а уже спустя год получил чин Kreisleiters – руководителя боннской партийной ячейки. Бизнес Хоффштеттера процветал параллельно его продвижению по политической карьерной лестнице. Осенью 1933 года Лоренц стал депутатом Рейхстага по избирательному округу Кельн-Аахен. Однако в 1938 году он неожиданно решает расстаться с большой политикой и полностью посвящает себя семейному делу. Компания «Ferdinand Hoffstätter» с середины 30-х годов входила в число основных поставщиков наградных и членских знаков для нацистского режима.

Страница с рекламой предприятий, производящих ордена и значки. Объявление "F.Hoffstatter" в правом столбце, второе сверху. Вторая половина 30-х годов

Реклама фирм Третьего Рейха, производящих награды. Объявление «F.Hoffstatter» в правом столбце, второе сверху.

После Второй Мировой войны фирма «Ferdinand Hoffstätter» продолжает работать, но уже под другим названием — Medaillenfabrik Lorenz Hoffstätter. В 1968 году компания с помпой отметила свой полуторавековой юбилей. Примечательно, что составителем и художественным оформителем юбилейной брошюры для «Ferdinand Hoffstätter» был Йозеф Аренс – художник, которому Гитлер в 1940 году лично поручил создать графическую историю Второй Мировой войны. В марте 1945 года Аренс сдался американским войскам и передал им все свои рисунки. После войны он жил рядом с Бонном, в небольшом рейнском городке Улькен. Очевидно, Хоффштеттер и Аренс были знакомы еще по учебе в Висбадене, и Йозеф на склоне лет оказал Лоренцу такую вот услугу (подробнее о жизни и творчестве Йозефа Аренса читайте в истории «Нарисуй мне войну»). В 1980-е годы Medaillenfabrik Lorenz Hoffstätter была акционирована, в 1987 году ее доход составил около 4 миллионов марок. В 2002 году предприятие приняло в штат видных немецких дизайнеров Максимилиана Бухбергера и Карла Менсера, которые стали авторами эскизов для новой большой партии значков. В это же время фирма снова поменяла название на Intertecnica Export GmbH. Приставка «Inter» использована не случайно – продукция компании поставляется не только по всей Европе, но также в США, Мексику и Бразилию.

Вильгельм Густлофф

Вильгельм Густлофф

Но вернемся в конец 30-х годов прошлого века, когда союз «Kraft durch Freude» давал своим участникам возможность отправиться в морское путешествие. Туристическая программа общества предлагала круизы по побережью Норвегии, Испании, Италии, а также по Балтийскому морю и вдоль побережья Германии и Дании. Даже сам Гитлер дважды путешествовал по Северному морю на одном из кораблей, принадлежавших KdF. Он побывал на островах Гельголанд и Боркум, где жил и развлекался наравне с остальными пассажирами. Для реализации круизного туристического направления была построена целая флотилия кораблей – в их числе «Robert Ley», «Der Deutscher», «Oceana». Но признанным флагманом туристического флота был комфортабельный лайнер «Wilhelm Gustloff». Впрочем, изначально флагман хотели назвать в честь самого фюрера, что было бы вполне логично. Однако нацистская пропаганда решила иначе – лайнеру дали имя малоизвестного швейцарского активиста НСДАП Вильгельма Густлоффа. Это деятель нацистского движения отметился тем, что вёл активную антисемитскую пропаганду и способствовал распространению в Швейцарии «Протоколов сионских мудрецов».  Сам Густлофф не скрывал свою фанатичную преданность фюреру. «Если Гитлер прикажет мне сегодня вечером в 6 часов застрелить жену, то в 5.55 я заряжу револьвер, а в 6.05 моя жена будет трупом», — произнес как-то швейцарский наместник фюрера.

Давид Франкфуртер

Давид Франкфуртер

4 февраля 1936 года Густлофф был убит в Давосе еврейским студентом-медиком Давидом Франкфуртером. Убийца сам сдался полиции, и был предан швейцарскому правосудию. В Германии его ожидала бы смертная казнь, но в Давосе ему дали 18 лет тюрьмы. Врачи заверили его, что заключение пойдет на пользу его слабому здоровью. Предсказание, выглядевшее иронически-издевательским, оказалось пророческим. Мало кто знает, что после поражения гитлеровской Германии Франкфуртер был помилован и выпущен на свободу, причем из тюрьмы он вышел здоровым человеком. Вскоре он переехал в Палестину, стал свидетелем возникновения и становления государства Израиль. Убийца швейцарского наместника Гитлера умер в начале 80-х годов в возрасте 73 лет.

Имперское министерство пропаганды тут же раздуло историю с убийством Густлоффа, превратив ее в идеальное доказательство нацистской теории заговора мирового еврейства против немецкого народа. Эксперты считают, что еврейский общегерманский погром тогда не состоялся лишь потому, что в те дни в Германии проходила Олимпиада, и Гитлер пока ещё не мог себе позволить полностью игнорировать мировое общественное мнение. Тем не менее, почивший Густлофф стал «символом страдания» в Третьем Рейхе. В его честь по всей стране прошли траурные мероприятия, его именем нарекли улицы немецких городов и общественные организации. Нацистский пропагандистский аппарат выжал из этого события максимум: в стране объявили трехнедельный траур, приспустили государственные флаги, прощальная церемония транслировалась всеми немецкими радиостанциями, мелодии Бетховена и Гайдна сменялись вагнеровскими «Сумерками богов»… В статьях, речах, радиопередачах звучали рефреном слова «еврей убил». Прах мученика предали земле с государственными почестями: на набережной Шверинского озера в фундамент четырехметрового гранитного валуна была вмурована урна с прахом, на самом камне готическим шрифтом высекли имя ландесгруппенляйтера. Сразу же после войны памятник, конечно, снесли. В Германии вообще исчезло все, что напоминало о Густлоффе — его имя быстро выветрилось из национальной памяти.

04_gustloff_launch

Фрау Густлофф разбивает бутылку шампанского

Тем не менее, историки рассматривают пропагандистское использование Гитлером убийства Густлоффа как пролог к «окончательному решению еврейского вопроса». И важным звеном этой пропаганды стал и гигантский круизный лайнер, заказанный на гамбургской судоверфи «Блом & Фосс». В 1937 году, когда корабль уже был готов к спуску на воду, было принято решение увековечить память о «герое нацистского дела и страдания за немецкий народ». Фюрер лично предложил назвать судно «Вильгельм Густлофф» (вряд ли кто-то другой осмелился бы озвучить эту инициативу). В торжественной церемонии спуска лайнера на воду, которая прошла в Гамбурге 5 мая 1937 года, помимо нацистской верхушки участвовала и вдова Густлоффа Хедвиг — та самая, которую покойный муж, по его собственному признанию, убил бы не задумываясь по приказу фюрера. Сохранилась фотография, на которой эта фрау разбивает «на счастье» бутылку шампанского о борт теплохода. Бутылка разбилась. Однако «счастье» пассажирского корабля «Вильгельм Густлофф» было недолгим – оно продлилось ровно год и 161 день. Затем началась война.

Размеры «плавучего дома отдыха», который обошелся немецкой казне в 25 миллионов марок, были впечатляющими: длина составляла 208,5 м, ширина — 23,5 м, высота надводного борта — 17,3 м, полная высота «от киля до клотика» — 58 м, водоизмещение — 25000 тонн. Судно было рассчитано на перевозку 1463 пассажиров при штатной численности экипажа в 417 человек. В движение с максимальной скоростью 15,5 узлов его приводили четыре 8-цилиндровых двухтактных дизеля, которые выдавали 9500 лошадиных сил – не самая большая мощность, но вполне достаточная для степенных многодневных круизов. Зато оборудование «Вильгельма Густлоффа» было на тот момент одним из лучших в мире. Лайнер имел 10 палуб, причем впервые они были построены открытыми — каюты имели на них прямой выход, а не через коридор, поэтому пассажиры могли наслаждаться отличным обзором. Кстати, все каюты были одного класса — в плане размещения туристов корабль оказался весьма демократичным. К услугам пассажиров были предоставлены крытый бассейн, зимний сад, просторные залы, музыкальные салоны, несколько ресторанов. Во время плавания можно было позвонить домой по телефону  и поделиться своим восторгом с родными. Стоит ли удивляться, что «Вильгельм Густлофф» своими удобствами, уровнем комфорта и доступностью надежно закреплял расположение простых немцев к нацистскому режиму. Расчет «пропагандистской машины» Геббельса и на этот раз оказался верен.

Первый круиз лайнера «Wilhelm Gustloff» стартовал 24 мая 1938 года. Почти две трети его пассажиров были гражданами Австрии, которую Гитлер, как урожденный австриец, намеревался вскоре присоединить к Германии. Нацисты рассчитывали потрясти австрийцев уровнем сервиса и удобств, убедить их в преимуществах союза с Берлином. Даже сам фюрер прибыл на корабль, символизировавший лучшие достижения страны под его неусыпным руководством. Мировая пресса восторженно описывала впечатления участников вояжа и невиданную роскошь на борту лайнера. С июня 1938 года «Вильгельм Густлофф» начал перевозить и немецких пролетариев. Обычно в теплый сезон теплоход предлагал путешествия по Северному морю, побережью Германии, норвежским фьордам, а зимой ходил по Средиземному морю, побережью Италии, Испании и Португалии.

6Нам удалось отыскать в одной из частных немецких коллекций уникальный комплект артефактов, которые ранее принадлежали одному из членов KdF, путешествовавшему по Средиземноморью в июле 1938 года. В их числе уже знакомый нам значок, карта отдыхающего на лайнере «Вильгельм Густлофф» на 4 июля 1938 года, в которую включено меню ресторана и подробная программа на день, а также книга из корабельной библиотеки (турист по завершении рейса, видимо, решил прихватить её на память о незабываемом отпуске). Подъем для немецких туристов был предусмотрен очень ранний – в 6:30. После завтрака на этот день была запланирована экскурсия по Помпеям, далее свободное послеобеденное время и вечернее отправление в Палермо. На завтрак (в 7 часов утра), очевидно, предусматривался стандартный шведский стол – хлеб, масло, свиная нарезка, десерт, кофе. Обед (в 12.30) состоял из двух блюд – горячего мясного и картофельного салата. На ужин (в 18.30) помимо прочего подавался бокал красного вина – к вечеру туристам позволялось немного расслабиться, хотя немцу было бы логичнее предложить кружку пива. Как видим, это, конечно, не пятиразовое санаторное питание, но вполне достойный для бюджетного путешествия рацион.

Флагман круизного нацистского флота в рамках программы «Сила через радость» успел провести 50 круизов, на его борту отдохнули около 65000 человек. В последнее свое мирное путешествие «Вильгельм Густлофф» отправился 25 августа 1939 года. Ничто не предвещало неприятных сюрпризов, пассажиры нежились на солнышке или устраивали групповые акции — сегодня бы их назвали флеш-мобами.

Неожиданно прямо посреди рейса капитан лайнера получил приказ срочно вернуться в порт. Время морских вояжей закончилось — через неделю Гитлер нападет на Польшу и развяжет одну из самых чудовищных в мировой истории войн. К концу сентября туристический корабль переведут в ведение военно-морских сил (Kriegsmarine) и переоборудуют в плавучий лазарет на 500 коек (Lazarettschiff). Для этого его перекрасят в белый цвет с зеленой полосой по борту и обозначат гигантскими красными крестами — согласно Гаагской конвенции, это обозначение защищало суда от нападения. Первые пациенты начали прибывать на борт уже в октябре 1939 года, причем часть раненых составили пленные поляки. Даже в условиях войны Гитлер умудрялся эксплуатировать «Вильгельма Густлоффа» в качестве средства пропаганды — свидетельство гуманности нацистского режима. В статусе санитарно-эвакуационного транспорта судно привлекли к участию в Норвежской кампании. До конца ноября 1940 года лайнер совершил четыре рейса в Норвегию и один на Балтику, перевез более 7000 раненых. Корабль также готовился к транспортировке войск в случае вторжения в Великобританию, но этим планам Гитлера, как известно, так и не суждено было сбыться.

"Wilhelm Gustloff" - санитарное судно. 1939 год

«Wilhelm Gustloff» — санитарное судно. 1939 год

Раненые на борту "Вильгельма Густлоффа". Август 1940 года

Раненые на борту «Вильгельма Густлоффа» 1940

Весной 40-го года лайнер пришвартовали в порту Готенхафен (польский город Гдыня), снова перестроили и разместили в его каютах казарму курсантов-матросов 2-й учебной дивизии подводного плавания. Белоснежные борта с красными крестами госпитального «Вильгельма» будут уже неуместны — теплоход перекрасят в камуфляжный грязно-серый цвет, что автоматически выведет его из-под защиты Гаагской конвенции. В кают-компании тоже произошли перемены: портреты «великого идеалиста» Лея уступили место суровому гросс-адмиралу Деницу. На борту лайнера оборудовали несколько учебных классов, а практические занятия по водолазному делу проводились прямо в бассейне судна. Учебный процесс, как и в СССР, шел ускоренными темпами — каждые три месяца новый выпуск, пополнение для подводных лодок—новостроек. Во время своей стационарной службы «Вильгельм Густлофф» дважды – 9 октября 1943-го и 18 декабря 1944 года – попадал под бомбежки союзной авиации. Взрыв тяжелой бомбы привел к полутораметровой трещине в бортовой обшивке, которую наскоро заварили. Сварной шов еще напомнит о себе в последний день жизни лайнера.

К началу 1945 года, когда всем стало очевидно, что крах нацистской Германии уже предрешен, Красная Армия продолжала неудержимо продвигаться на Запад. В Готенхафене и его окрестностях скопилось огромное число беженцев из Восточной Пруссии. Люди стремились попасть в западную часть Германии не сушей, где почти гарантирована встреча с советскими войсками, которых немецкая пропаганда представляла сборищем безжалостных оборванцев, а морем. «Задают вопрос, почему беженцы панически боялись мести солдат Красной Армии. Тот, кто, как я, видел разрушения, оставленные гитлеровскими войсками в России, не станет долго ломать голову над этим вопросом», — писал многолетний издатель журнала «Der Spiegel» Р.Аугштайн. Для перевозки беженцев морем по инициативе немецкого адмирала Карла Дёница была разработана спецоперация «Ганнибал», которая вошла в историю как крупнейшая эвакуация населения по воде. Дёницу удалось спасти почти 2 миллиона человек. Их эвакуацию осуществляли всеми имевшимися в распоряжении немецкого командования судами.

Художник Клаус Райнер Форст

Художник Клаус Райнер Форст

22 января 1945 года гражданское население начал принимать на борт и бывший туристический лайнер «Вильгельм Густлофф». Сначала людей размещали по специальным пропускам — в первую очередь офицеров-подводников, женщин из флотского вспомогательного дивизиона и раненых солдат. Позже, когда в порту собрались уже тысячи беженцев, начали впускать всех, предоставляя преимущество женщинам и детям. Когда закончились места в каютах, людей начали размещать на палубах и в переходах. Женщин-военнослужащих устроили в пустом бассейне. На последних этапах эвакуации паника усилилась настолько, что некоторые матери в отчаянии начали отдавать своих детей тем, кому удалось подняться на борт. 30 января 1945 года экипаж уже перестал считать пассажиров – их количество перевалило за 10000. По современным оценкам, на борту находилось 10582 человека: 918 курсантов, 173 члена экипажа судна, 373 женщины из состава вспомогательного морского корпуса, 162 тяжелораненых военнослужащих, и 8956 беженцев, в основном стариков, женщин и детей.

Пропуск на последний рейс "Вильгельма Густлоффа", выданный Пауле Кнуст.

Пропуск на последний рейс «Вильгельма Густлоффа», выданный Пауле Кнуст.

В это же время подводные лодки Советского Балтийского флота готовились к последним атакам завершавшейся войны. Значительная их часть долгое время была заблокирована в Ленинградском и Кронштадтском портах немецкими минными полями и стальными противолодочными сетями. Но после прорыва ленинградской блокады Красная Армия продолжила наступление вдоль берегов Финского залива, а капитуляция Финляндии открыла советским подлодкам путь в Балтийское море. Сразу же последовал приказ Сталина: подводникам, базирующимся в финских гаванях, обнаруживать и уничтожать все корабли врага. Операция преследовала и психологическую цель — затруднить снабжение немецких войск морским путем и помешать эвакуации на Запад. Этот приказ обернется для «Вильгельма Густлоффа» и его пассажиров трагедией.

Фридрих Петерсон

Фридрих Петерсон

Капитану лайнера Фридриху Петерсону в начале 1945 года было уже 63 года, и последние 4 года, пока судно стояло на приколе в Гдыне,  он не управлял кораблём. Для подстраховки Петерсон просил выделить ему в помощь двух молодых капитанов. Кроме того, военное командование кораблем было поручено опытному подводнику Вильгельму Цану. Создалась уникальная ситуация: на командном мостике собралось четыре капитана с неясным распределением полномочий. 30 января в сопровождении единственного торпедоносца «Löwe» (Лев) лайнер «Вильгельм Густлофф» покинул порт Готенхафен. Едва отошли от берега, как между капитанами разгорелся спор: Цан, знавший об опасности атак советских подлодок, предлагал идти зигзагом с максимальной скоростью в 16 узлов, но Петерсон настоял на прямом курсе и 12 узлах, напомнив о ненадежном сварном шве в бортовой обшивке и изрядной перегруженности судна. К вечеру торпедоносец «Лев» вынужден был повернуть назад – он получил повреждения после столкновения с камнем. Бывший туристический лайнер с 10 тысячами пассажиров на борту остался один на один с морем. Причем с зимним морем – в ту роковую ночь температура воздуха опустилась до минус 18 градусов, мел снег. В 18:00 капитан получил сообщение о конвое тральщиков, который якобы шёл навстречу эвакуационному судну, поэтому с наступлением сумерек на «Густлоффе» зажгли ходовые огни — чтобы не допустить столкновения. Однако никаких тральщиков лайнер так и не дождался. Зато ярко освещенный корабль засекла советская подводная лодка С-13 под командованием Александра Маринеско.

Около 19:00 подлодка всплыла, как раз в это время на «Густлоффе» горели огни. В первые секунды вахтенный офицер не поверил своим глазам: вдали светился силуэт гигантского судна! Появился на мостике и Маринеско, в своём знаменитом неуставном замасленном овчинном полушубке. В 19:30 капитаны немецкого лайнера, так и не дождавшись мистических тральщиков, приказали погасить огни, но было уже поздно — советская хищница вцепилась в «крупную рыбу» мертвой хваткой. На С-13 приготовили к атаке четыре торпеды, на каждой надпись: на первой — «За Родину», на второй — «За Сталина», на третьей — «За советский народ» и на четвертой — «За Ленинград». До цели было всего 700 метров. Далее ситуация развивалась стремительно. В 21:04 была выпущена первая торпеда, следом остальные. Но последняя — «За Сталина», застряла в торпедном аппарате и едва не взорвалась. В последний момент ее удалось обезвредить, задраить люки и уйти в глубину.

510В 21:16 первая советская торпеда достигла цели — попала в нос корабля. Поначалу пассажиры решили, что они наскочили на мину, но капитан Петерсон понял, что произошло и произнес: «Вот и всё!». Вторая торпеда взорвала бассейн, где располагались около 400 женщин из флотского батальона. Вода хлынула, осколки красочной кафельной мозаики врезались в тела тонущих. Спасшиеся рассказывали, что в момент взрыва по радио звучал немецкий гимн, завершивший речь Гитлера в честь 12-й годовщины его прихода к власти. Третья торпеда угодила в машинное отделение. Пассажиры, которые уцелели после взрыва и не утонули в каютах нижних палуб, в панике бросились к спасательным шлюпкам. По роковой случайности капитан заблокировал в водонепроницаемых отсеках часть команды, которая должна была заняться спуском лодок и эвакуацией. Поэтому в панике и давке погибли даже многие из тех, кто выбрался на верхнюю палубу — они просто не смогли спустить спасательные шлюпки. Часть из них все же оказалась в воде, но к тому времени судно уже получило сильный крен, и многие люди оказались в ледяной воде. Капитан Петерсон, по свидетельству очевидцев, покинул судно одним из первых. Находившийся с ним в одной спасательной лодке матрос позже расскажет: «Недалеко от нас барахталась в воде с криками о помощи женщина. Мы втащили ее в лодку, невзирая на крик капитана «Отставить, мы и так перегружены!» Через 70 минут после взрыва первой торпеды «Густлофф» начал тонуть. При этом произошло нечто невероятное: во время погружения от замыкания неожиданно включилось вышедшее из строя при взрыве освещение, раздался вой сирен. Под это дьявольское сопровождение погибли тысячи людей. Примерно через час после атаки «Вильгельм Густлофф» полностью затонул.

Справка, выданная Пауле Кнуст командиром сторожевого корабля "TS-2", подтверждающая, что она была спасена при кораблекрушении в ночь с 30 на 31 января 1945 года

Справка, выданная Пауле Кнуст командиром сторожевого корабля «TS-2», подтверждающая, что она была спасена при кораблекрушении в ночь с 30 на 31 января

Миноносец «Лев» первым прибыл на место трагедии и начал спасение уцелевших пассажиров, взяв на борт около 500 человек. На помощь также подошли корабли охранения, спасшие еще около 300 беженцев. А уже через час опоздавшие катера вылавливали из ледяной воды только мертвые тела. Но не обошлось без чуда. Матрос малого посыльного корабля Вернер Фик спустя 7 часов после затопления лайнера неожиданно нашел среди сотен мертвых тел живого младенца, закутанного в одеяла, — последнего спасенного пассажира «Вильгельма Густлоффа». Мальчика удалось выходить. Впоследствии бездетный Фик его усыновил. Один из спасшихся, 18-летний стажер административно-хозяйственной службы Хайнц Шён, более полувека собирал материалы, связанные с историей лайнера. По его подсчетам, 30 января 1945 года на борту корабля находилось 10582 человек, их которых погибло 9343. Для сравнения: катастрофа «Титаника», в 1912 году наскочившего на подводный айсберг, унесла жизни 1517 пассажиров. И еще одна деталь: все четыре капитана «Вильгельма Густлоффа» спаслись. Правда, самый молодой из них, по фамилии Колер, вскоре после окончания войны, мучимый угрызениями совести, покончил с собой.

Russian_stamp_304_S-13_1996А советская подводная лодка С-13 спокойно продолжила свою боевую вахту и спустя 10 дней двумя торпедами потопила ещё одно гигантское судно «Генерал фон Штойбен» с 3000 беженцами и ранеными. Но, как и в случае с «Вильгельмом Густлоффом», Александр Маринеско не мог знать, кто находился на борту немецкого корабля – он был уверен, что уничтожил два вражеских боевых судна и более 10000 фашистов — абсолютный рекорд в советском подводном флоте. Он просто выполнял приказ.

Александр Маринеско

Александр Маринеско

Маринеско не сомневался, что станет 17-м по счету командиром подводной лодки, получившим звание Героя Советского Союза. Однако за «Атаку века», как много позже назовут потопление «Густлоффа» советские газеты, он был удостоен лишь ордена Красного Знамени. Ни в одном официальном сообщении Маринеско не нашел ни слова о своем подвиге. Это сильно ударило по самолюбию подводника, он начал пить. Спустя год после трагедии с потоплением беженцев непокорного и заносчивого Маринеско разжаловали в старшие лейтенанты и списали в запас. Власти вспомнили о нем только в 1960 году, после показа в Москве немецкого художественного фильма «Ночь опустилась на Готенхафен», в котором упоминается Маринеско. Его восстановили в воинском звании с правом на соответствующую пенсию. Еще через три года Александр Маринеско умер от рака. Только в 1990 году подводнику присвоили звание Героя Советского Союза.

Один из памятников Александру Маринеско

Один из памятников Александру Маринеско

Диапазон оценок личности Маринеско и боевых действий С-13 необычайно широк — от безудержно хвалебных до резко отрицательных. Примером первых служит статья в книге «История Великой Отечественной войны»: «В жестокий шторм подводная лодка С-13 под командованием А. Маринеско потопила чудо-корабль «Вильгельм Густлофф», на борту которого из Кенигсберга уходил цвет фашистского подводного флота: 3700 офицеров, экипажи для 70-80 подводных лодок, высокопоставленные чиновники, генералы и высшее командование, а также вспомогательный женский батальон (надзирательницы в лагерях, эсэсовки). Подвиг моряков-подводников был назван «атакой века». В Германии объявили трёхдневный траур. Командира конвоя расстреляли по личному приказу Гитлера. Капитан Маринеско был объявлен его личным врагом».

А вот совершенно иного характера статья «Легенда о Маринеско» в «Огоньке» за 2001 год: «Атакой века потопление «Густлоффа» можно считать лишь с одной стороны — никогда столь малочисленное подразделение не уничтожало за один раз такого количества людей. Даже в знаменитой бомбардировке Дрездена (25000 погибших) участвовало несколько тысяч летчиков… Не считая женщин и мужчин, в ледяной воде погибло 3000 детей. Гитлер воспринял сообщение о трагедии удивительно равнодушно. Ни в какие списки врагов Маринеско не попадал. Траур не объявлялся, да и не мог объявляться — о гибели теплохода официально сообщено не было».

Владимир Курочкин, выстреливший тремя торпедами по "Густлоффу"и Гейнц Шён, выживший после этой атаки. Встреча под Санкт-Петербургом через 48 лет

Владимир Курочкин, выстреливший тремя торпедами по «Густлоффу»и Хайнц Шён, выживший после этой атаки. Встреча под Санкт-Петербургом через 48 лет

Во многих немецких публикациях в годы холодной войны потопление «Густлоффа» называли преступлением против мирного населения. Однако исследователь катастрофы Хайнц Шён — тот самый последний выживший младенец — полагает, что лайнер представлял собой военную цель и его уничтожение не являлось военным преступлением. Во-первых, суда, предназначенные для перевозки беженцев и раненых, должны были быть обозначены красным крестом, а не окрашены камуфляжной краской. Во-вторых, «Вильгельм Густлофф» не являлся безоружным гражданским судном: на его борту имелось вооружение, которым можно было бороться с кораблями и авиацией противника. В-третьих, корабль шел в сопровождении боевого корабля флота Германии.

"Вильгельм Густлофф". Наши дни

«Вильгельм Густлофф» на дне моря. Наши дни

Даже Институт морского права в немецком Киле вынес такое заключение: «Вильгельм Густлофф» являлся законной военной целью, на нём находились сотни специалистов-подводников, зенитные орудия… Имелись раненые, но отсутствовал статус плавучего лазарета. Правительство Германии 11.11.44 объявило Балтийское море районом военных операций и приказало уничтожать все, что плавает. Советские вооруженные силы имели право отвечать тем же». История «Вильгельма Густлоффа» во многом символична и полна мистических совпадений. Лайнер был атакован и потоплен советской подводной лодкой 30 января 1945 года — ровно через полвека после дня рождения человека, в честь которого он был назван, и ровно через 12 лет после прихода к власти Гитлера.
Сила через радость оказалась недолгой.

1 Comment on Последний круиз…

  1. одним из важнейших направлений ее деятельности стало создание развитой системы социального обеспечения и услуг – так нацисты рассчитывали заручиться поддержкой простых немцев. и это я только начал читать. читаю дальше:Что только не предлагала KdF в качестве отдыха: устраивала заграничные турпоездки, выдавала путёвки на посещение лыжных баз и санаториев, проводила массовые спортивные форумы, распространяла билеты в театры и концерты, курировала публичные лекции, экскурсии, выставки, прививала вкус к идеологически правильным фильмам и книгам. только прививая вкус к нужным книгам, всё остальное выдавалось! читаю дальше, безумно интересно! Следует признать, что нацистский режим в период 1933-1939 годов сумел создать уникальное для своего времени явление – социальный туризм, доступный для самых широких слоев населения. и это всего за шесть лет: все социальные туристы! нам и не мечтать! И это не пустые слова: в 1934 году по линии KdF в турпоездки отправилось около 2 миллионов немцев, в 1935-м — около 3-х миллионов, в 1936-ом – 6 миллионов, а в 1937-ом уже 9 миллионов. Считается, что именно в предвоенный период у жителей Германии и сформировалась привычка проводить отпуск в путешествии. ещё даже не середина статьи а уже слов-нет! Круизные корабли являлись воплощением национал-социалистической идеи бесклассового общества, давали возможность «совершить по воле фюрера слесарям Баварии, почтальонам Кельна, домохозяйкам Бремена по крайней мере раз в год доступное по цене морское путешествие на Мадейру, по Средиземноморскому побережью, к берегам Норвегии и Африки». В общем, туризм использовался нацистами в качестве одного из инструментов воздействия на народные массы. Инструмент этот обходился германской казне в копеечку, зато был весьма эффективным… дальше читать становится тяжело. Наши правители только доят нас. Прямо хочется воскликнуть: где же тот хохлятский фашизм? Ну или хотя бябы отблески?Я понимаю, что это никто не будет читать трезвым, но я же читаю: После тяжелейшего финансового кризиса 20-х годов (о периоде гиперинфляции в Германии читайте в статье «Когда миллиарды не в радость») предложенные новой властью дешевые туристические маршруты показались немцам, которые и мечтать ни о чем подобном до сих пор не могли, верным признаком грядущего экономического процветания. Это не могло не добавить популярности Гитлеру. В Веймарской Республике продолжительность отпуска рабочих и служащих составляла 8-12 дней. Национал-социалисты увеличили его до трех недель. Идея предоставления оплачиваемых отпусков была достаточной новой для тогдашней Европы, а в Германии на него могли рассчитывать даже сезонные рабочие. В этом смысле жизнь немецкого пролетариата выгодно отличалась от условий их жизни в других странах.!!! И вот: последнее, что я выделил: Ещё в период жестоких уличных схваток между штурмовиками и коммунистами Гитлер понял: чтобы завоевать сердца рабочего класса, нужно предоставить ему гарантии социальной справедливости. Ему вторили и другие лидеры нацистского движения, например, один из руководителей движения «фёлькише» (народников) подполковник Алеман: «Если, — говорил он, — нам удастся коренным образом решить социальную проблему в духе нашего немецкого рабочего, мы нанесем тем самым смертельный удар по марксизму». После прихода Гитлера к власти союз KdF сумел воплотить эту стратегию в жизнь: основную массу путешествующих в Третьем Рейхе составляли именно рабочие. Специальные чиновники строго следили, чтобы путевки получали только самые заслуженные труженики из числа активистов национал-социалистического движения. Кроме того, территориальные отделения союза «Сила через радость» опекали особо нуждающиеся слои населения (с доходом менее 165 рейхсмарок), включая домохозяек и безработных…. дальше читать нет смысла!!! Ну не фашисты мы, не фашисты!!! мы никто!

    Нравится

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s