Кровавое золото Лены

Газета «Красный Черноморец» за 10 мая 1930 года с расположенной на первой полосе небольшой заметкой под заголовком «Приговор по делу вредителей и шпионов». В заметке говорится о приговоре ряду ответственных работников концессии «Лена Голдфилдс», включая «высшую меру социальной защиты — расстрел», к которому приговорили одного из подсудимых — впрочем, позже смягчив этот приговор на 10 лет лагерей. Газета издавалась в Севастополе, однако позже оказалась в запасниках Государственной библиотеки имени Ленина в Москве. Оригинал, состояние отвечает возрасту издания. 

*    *    *

Красный Черноморец от 10 мая 1930 года

Красный Черноморец от 10 мая 1930 года

Термин «золотая лихорадка» даже у русских людей прочно ассоциируется с канадским Клондайком и американской Аляской. Но мало кто знает, что ещё за полвека до Клондайка, где первое золото нашли только в 1896 году, настоящий золотой бум приключился в России. Дело в том, что в конце 1820-х годов государственная монополия на золотодобычу была отменена, отрасль перестала быть «казённой», принадлежащей лично императору. Сначала, для пробы, «приискивать золотосодержащие руды и пески» разрешили нескольким купцам из Тобольской, Томской, Енисейской и Иркутской губерний. А в сороковых годах XIX века заниматься промыслом золота дозволили всем гражданам.
И дело пошло. Почти сразу были открыты богатые россыпи в урочищах Мариинской тайги в Томской губернии. Потом золото нашли на Алтае, в Минусинском и Енисейском округах. Уже через двадцать лет сибирские прииски обеспечили поставку в казну 80 % от общегосударственных разработок. Это позволило Российской империи в 1846 году выйти на первое место в мире по объему золотодобычи.
И как тут было не случиться настоящей «золотой лихорадке»? Предприниматели торопились застолбить как можно больше участков, а сибиряки охотно нанимались на старательские работы. Обширные поиски привели к открытию истинного сибирского «Клондайка» — золотоносного района в бассейне реки Лены. Это случилось как раз за 50 лет до канадского бума, в 1846 году, и тому есть документальное подтверждение. Олёкминский крестьянин Петр Корнилов и тобольский мещанин Николай Окуловский нашли россыпные месторождения в верхнем течении реки Хомолхо. Размежевали первые участки, Спасский и Вознесенский, зарегистрировали заявки в Олёкминском полицейском управлении. Правда, истинными хозяевами приисков были не они — деньги на экспедицию дали одному иркутский купец первой гильдии Константин Трапезников, а другому — действительный статский советник Косьма Репинский.

Старатели сибири

Сибирский прииск

Уже через нескольких лет Олёкминско-Витимский золотоносный район Якутии (позже его стали называть Ленским и передали в Иркутскую губернию) занял первое место в стране по добыче россыпного желтого металла. Со всех концов России на Лену стали приезжать охотники за удачей, прослышавшие о счастливчиках, которым удалось обогатиться. Однако золото на поверхности быстро иссякло, и добычу пришлось вести с помощью колодцев и шахт, чего не было в других золотоносных районах Сибири. Такой способ не под силу одиночкам, и старателям поневоле приходилось объединяться. Выигрывал тот, кто заработал быстрее и мог нанять себе помощников. Со временем организовать процесс могли уже только большие предприятия, но и им получать прибыль становилось все сложнее из-за климатических условий: добыча велась в условиях вечной мерзлоты, почву надо было отогревать с помощью костров, а талую воду откачивать.
Купцы внедряли новые технологии. Здесь впервые применили гидравлику, в 1861 году начала действовать первая в районе конная железная дорога, а в 1865-м — узкоколейка. К 1866 году была построена первая в бассейне Лены гидроэлектростанция мощностью в 300 кВт. Летом 1868 года на Ленских приисках подключили первые телефоны. На какое-то время эти сибирские предприятия стали одними из лучших в мире.

Эпоха Гинцбургов

Евзель Гавриилович Гинцбург

Евзель Гавриилович Гинцбург

Крупнейшим на Ленских приисках считалось паевое Ленское золотопромышленное товарищество («Лензолото»), учрежденное в 1855 иркутскими купцами Басниным и Катышевцевым. Наиболее богатые месторождения товарищество разрабатывало за свой счет, остальные отдавало старателям. Однако издержки при добыче желтого металла были слишком высоки, прииски практически не приносили прибыли, убытки купцов росли. В 1873 году все долги скупил банкир Евзель Гинцбург. Он тут же потребовал немедленного их возвращения, что, конечно, было невыполнимо. В итоге Лензолото перешло в собственность семьи Гинцбургов и их компаньонов.
Несмотря на то, что прииски по-прежнему пребывали в «минусах», сын Евзеля, барон Гораций Гинцбург, продолжал скупать участки. Однако в 1892 году банкирский дом попал в кризис, было назначено внешнее управление, Лензолото стало испытывать серьезный дефицит оборотных средств — рабочие не раз демонстрировали готовность бунтовать по поводу задержек зарплаты. В 1901–1902 годах убытки предприятия составляли уже свыше трех миллионов рублей!
От краха Лензолото спасло государство. В Российской империи к тому времени ввели золотой стандарт рубля, и страна была заинтересована в добыче желтого металла, поэтому Государственный банк выдал Лензолоту несколько кредитов. Для контроля над расходованием госсредств в состав правления компании ввели сотрудников Госбанка и до погашения задолженности запретили выплату дивидендов акционерам.

Первое пришествие Lena Goldfields

В.И. Тимирязев

В.И. Тимирязев

В 1908 году акционеры Лензолота договорились с англо-русским акционерным обществом «Русская горнопромышленная корпорация» о создании финансового общества Lena Goldfields, Limited, которое было учреждено 10 июля 1908 года в Лондоне с капиталом около полутора миллионов фунтов стерлингов. Председателем правления Lena Goldfields стал бывший министр торговли и промышленности России Василий Иванович Тимирязев, занимавший такой же пост и в «Русской горнопромышленной корпорации».
При финансовой поддержке новой структуры и Госбанка России  компания Лензолото практически монополизировало не только всю добычу, но и транспорт  и даже торговлю в Ленском золотопромышленном районе. В 1910 году этот процесс можно было считать законченным: Лензолото приобрело прииски своего самого крупного конкурента — «Компании промышленности». В итоге Лензолото стало обладателем 431 прииска общей площадью 42 тысячи гектаров в бассейнах рек Лены, Олёкмы, Витима и Бодайбо. Компания намного опередила все другие предприятия России по добыче драгметалла. К 1912-му Лензолото добывало ежегодно уже около 16 тонн металла, то есть около трети всего российского золота.

Свидетельство на покупку акций «Лена Голдфилдс»

Свидетельство на покупку акций «Лена Голдфилдс»

Долгое время акции Ленского товарищества слабо котировались на Петербургской фондовой бирже. При номинале в 750 рублей цена их обычно составляла в среднем чуть больше 225 рублей, и до 1908 года они ни разу не поднимались выше номинала. С переходом же Лензолота в собственность компании Lena Goldfields акции компании начали стремительно расти. В 1909 году они подскочили до 1850 рублей, на следующий год товарищество выдало акционерам громадные дивиденды, и котировки акций поднялись до колоссальной цифры в 6075 рублей! Правда, специалисты отмечали, что такой небывалый подъем был достигнут при помощи целой системы биржевых махинаций. Для этого использовался весь известный на то время арсенал средств: сомнительные банки, подкупленные бульварная и «солидная» печать, нечистые на руку биржевые маклеры.
К 1912 году 66 % акций Лензолота принадлежало компании Lena Goldfields, а примерно 30 % продолжали владеть Гинцбурги и их компаньоны. Что же касается самой компании Lena Goldfields, то 70 % её акций находились в руках русских бизнесменов, объединенных в комитет российских вкладчиков компании, а 30 % — у британцев. Несмотря на то, что большинство ценных бумаг Лензолота пребывало под контролем Lena Goldfields, непосредственное управление рудниками в 1912 году осуществляло все-таки Лензолото в лице Гинцбурга. Таким образом, сформировалось несколько влиятельных групп акционеров, заинтересованных в контроле над крупнейшей российской золотодобывающей компанией. И держатели акций, как это водится, конфликтовали друг с другом. Эти противоречия между основными акционерами Лензолота проявлялись и на бирже. Кто-то из них пытался играть на понижение стоимости акций, и в прессе не раз появлялись фальшивые сообщения о массовых волнениях и забастовках на Ленских приисках. Но рынок быстро привык к провокациям и практически не реагировал на подобную информацию.

Расстрел в Эльдорадо

В 1912 году на Ленских приисках случилась трагедия. Как это ни странно, её поводом стала слишком высокая зарплата. Желающих устроиться сюда было очень много, оклад начинался с 30–50 рублей в месяц, то есть был примерно вдвое больше, чем у рабочих в Москве и Санкт-Петербурге, и в десять-двадцать раз выше доходов крестьян. Только подписавший договор счастливчик получал в качестве аванса 100 рублей! Особенно много желающих было почему-то из Польши и Одессы. Поэтому в какой-то момент в своем письме главному управляющему Гинцбург писал, что имеет смысл зарплаты снизить, поскольку и тогда они покажутся рабочим чем-то вроде золотых дождей Эльдорадо. И начал закручивать гайки, понизив выплаты на 30 %.
Окажись это единственным зажимом, возможно, все и утихло бы как-нибудь само собой. Но рабочим перекрыли еще один источник дохода — «халтуру». До 1912 года в свободное от работы время рабочие-золотодобытчики могли проводить самостоятельное старательство, сдавая найденный металл администрации по утвержденным расценкам. Некоторым удавалось заработать на этом сотни рублей в год.

Ю.Н.Тулин. Лена. 1912 г. Картина.

Ю.Н.Тулин. Лена. 1912 г. Картина.

Если раньше рабочие закрывали глаза на условия труда, то теперь они со всей очевидностью стали понимать, в какую западню попали. Несмотря на механизацию, многое приходилось делать вручную. Например, спускаться в 20–60-метровые шахты по вертикальным обледенелым лестницам, задыхаться от дыма костров под землей, стоять по колено в оттаявшей воде, возвращаться домой за несколько километров в промокшей одежде по морозу. Бараки были переполнены, мест для рабочих там не хватало, и им приходилось снимать частные квартиры, а на это порой уходило до половины заработка.
Были и другие вещи, отравлявшие старателям жизнь. Поскольку администрация Лензолота монополизировала торговлю в регионе, рабочих вынуждали покупать еду и другие товары только в лавках, принадлежащих конторе, а качество ассортимента никто и не собирался гарантировать. Более того, несмотря на прямой законодательный запрет, часть зарплаты выдавалась талонами, которые отоварить можно было опять же только в тех самых лавках. Это была, к слову, весьма распространённая в те годы схема экономии на зарплате работникам (см.заметку «О льне, купцах и дешёвых харчах»).  Но и это ещё не все: номинал талонов большой, а разменять их невозможно, сдачу не давали, вынуждая покупателей приобретать ненужные товары.
В итоге у работников компании не было абсолютно никакой возможности «выпустить пар». За любое проявление недовольства, попытку высказать свое мнение следовали большие денежные штрафы. Так что ситуация по большому счету и до снижения зарплат накалилась до предела. А тут еще и ложные сообщения о забастовках, которые регулярно сливались в СМИ — кому-то был очень нужен реальный эксцесс на приисках.
И он не заставил себя ждать. Поводом для волнений в начале марта 1912 года стала бытовая история на одном из приисков: в лавке кому-то продали то ли несвежее мясо, не то конину вместо говядины. Этой искры хватило, чтобы шесть тысяч человек остановили работу. Уже 3 марта был составлен протокол собрания рабочих, в котором они требовали улучшить качество продуктов питания, вернуть прежний размер жалования, а заодно установить 8-часовой рабочий день и уволить 25 служащих администрации.

Фото журнала того времени

Заметим, что к тому моменту после революционных событий 1905 года прошло не так много времени, и дух жесткой реакции на протестные действия ещё не выветрился. Поэтому ответ властей на восстание рабочих Лензолота оказался предсказуемым, хотя масштаб итоговой жестокости вряд ли могли представить себе даже дирижеры «урегулирования» трудового, по сути, спора. Директор департамента полиции Белецкий отправил начальнику Иркутского губернского жандармского управления телеграмму, в которой весьма двусмысленно рекомендовал: «Предложите ротмистру Трещенкову непременно ликвидировать стачечный комитет…» Если бы стачком был просто распущен, или, на худой конец, арестовали его членов, это тоже считалось бы ликвидацией. Оставлял ли Белецкий простор для инициативы на местах или воспользовался «телефонным правом», дав конкретные указания устно — неизвестно.

Фото журнала того времени1Однако 3 апреля 1912 года были арестованы руководители забастовки, а на следующий день состоялось протестное шествие, в котором приняли участие более двух тысяч рабочих. Люди шли к Надеждинскому прииску, чтобы вручить чиновнику прокуратуры жалобу на произвол властей. Несмотря на мирный характер демонстрации, жандармский ротмистр Трещенков дал приказ, и солдаты открыли огонь по рабочим боевыми патронами. Данные о количестве жертв расстрела разнятся: на следующий день после трагедии газета «Русское слово» сообщила о 150 убитых и более 250 раненых. Советские энциклопедии и справочники позднее писали о 270 убитых.

Спасти стеклонегативы

Ленские события фотографировали два человека: бывший политический ссыльный Корешков, который жил недалеко от Надеждинского прииска, и некий Иосиф Поляков. Про Корешкова известно, что у него был фотоаппарат «Кодак», которым он и сделал уникальные снимки событий Ленской стачки, в том числе и расстрела. Он отказался выдать жандармам негативы и фотографии, за что был выслан в другой район Сибири, и дальнейшая судьба его неизвестна. Но «Кодак» Корешкова хранится сейчас в фондах Иркутского областного краеведческого музея.

Ленский расстрел

Ленский расстрел

К Полякову тоже приходили полицейские, чтобы изъять фотографии, но тот смог спрятать стеклонегативы, сказав, что съемка оказалась неудачной. Когда все поутихло, он раздал фотографии знакомым ссыльным и начальнику Горного округа Тульчинскому, который переслал снимки за границу и в одну из центральных газет. Стеклонегативы же хранились у сына Полякова — Анания. Однажды тот написал письмо в музей Ленина с предложением их приобрести, но сделка не состоялась, и с годами бесценные свидетельства где-то затерялись. Есть и ещё версия, согласно которой фотографии были сделаны станционным мастером Громовских приисков (может быть, это и был кто-то из двоих — Поляков или Корешков). Якобы снимки все-таки были изъяты ротмистром Трещенковым, но сохранились и позже попали в печать.

Пуля для ротмистра

У Ленской трагедии было очень сильное скандальное эхо не только по всей стране, но и за рубежом. В крупнейших городах центральной России, Украины, Прибалтики и Сибири состоялись забастовки и митинги протеста против произвола промышленников и полиции. Однако не все однозначно осуждали убийц: министр внутренних дел пытался взять их под защиту, и только по настоянию самого Николая II была сформирована правительственная комиссия для расследования причин и обстоятельств случившегося.

А.Ф. Керенский

А.Ф. Керенский

Была также создана комиссия от Государственной Думы, которую возглавил малоизвестный еще тогда леворадикальный оппозиционер, будущий министр-председатель временного правительства Александр Фёдорович Керенский. Комиссии заседали на одной улице, в домах напротив друг друга, и свидетелям приходилось проходить опросы в обеих, попросту перебегая проезжую часть. Проведя расследование, правительственная комиссия отправила доклад в зашифрованном виде царю и министру, а думская — в Думу и прессу.
Несмотря на то, что ротмистр Трещенков после расстрела распорядился засыпать золой пятна крови и разбросать среди мертвых людей колья, кирпичи и камни, чтобы инсценировать нападение на представителей власти, именно его обе комиссии «назначили» ответственным за трагедию и признали причастным к преступному деянию, но в качестве наказания он был всего лишь уволен из жандармского корпуса, разжалован в рядовые и зачислен в пешее ополчение.
Когда в 1914 году началась Вторая отечественная война, как в России называли Первую мировую войну, Трещенков долго добивался, чтобы его отправили в действующую армию, и просьбу удовлетворили по «высочайшему соизволению». Бывший ротмистр погиб на германском фронте в мае 1915 года, получив пулю в лоб.

Не-Ленский Ленин

В.И. Ульянов (Ленин)

В.И. Ульянов (Ленин)

Очень долго общественное мнение, особенно за границей, считало, что Владимир Ильич Ульянов (Ленин) стал использовать свой знаменитый псевдоним после Ленских событий 1912 года. На самом деле впервые он подписался как «Н. Ленин» задолго до трагического расстрела — еще в 1901 году.
До 1917-го вождя революции вообще больше знали по его псевдонимам, которых у него в итоге набралось целых… 146 штук! Как и все профессиональные революционеры, он соблюдал строжайшую конспирацию, тем более что уже с семнадцатилетнего возраста находился под негласным надзором полиции. Агитационные брошюры, статьи и листовки в первые годы своей деятельности Владимир Ильич публиковал вообще без всякой подписи. Под первой легально напечатанной его работой стояло «К.Тулин». «Ленина» Владимир Ильич впервые использовал в январе 1901 года в письме Плеханову. Ещё в его арсенале были такие подписи, как Ильин, Ивановский, Куприанов, Вильям Фрей, Большевик, Базиль и десятки других. Почему он остановил свой выбор на «Ленине» — точно неизвестно. На многочисленные вопросы Надежда Крупская, будучи к тому времени вдовой, отвечала: «Ленские события были уже после того, как он взял себе этот псевдоним. На Лене он в ссылке не был. Вероятно, псевдоним выбран случайно». Но повод для предположений и параллелей все равно остается…

Овощи вместо золота

Если исходить из теории заговора акционеров, то можно считать, что частично они добились своей цели — доля Lena Goldfields в капитале Лензолота была снижена с 66 до 17 %. Но цена этого «успеха» оказалась слишком высокой: погибли люди и, несмотря на расстрел, стачка продолжалась до августа, в результате чего владельцы приисков понесли убытки в размере около шести миллионов рублей. Министерство финансов под влиянием международного скандала отказалось финансировать строительство узкоколейной дороги от Иркутска до Бодайбо, которая была тогда крайне необходима золотодобытчикам.
Заплатив кровью, рабочие всё же достигли некоторых своих целей: были отстранены от должностей непосредственные виновники трагедии, освобождены из-под стражи активисты, всех без исключения забастовщиков восстановили на работе, выработали новый коллективный договор о найме, отменили талонную систему выдачи продуктов, пообещали прибавку к жалованью. Однако кардинальных перемен в положении рабочих не произошло, и вскоре начался их массовый отток с приисков.
После Ленского расстрела оттуда уехали около девяти тысяч человек. И лишь две тысячи остались. Добыча золота резко упала. В качестве гастарбайтеров решили приглашать маньчжурских китайцев и корейцев. Иностранцев стало ещё больше, когда в 1914 году на войну ушли оставшиеся русские. Кстати, китайцы произвели в этих местах сельхозреволюцию и начали выращивать картофель, капусту, морковь — раньше всё это было в основном привозное.

Ледорубом по инвесторам

В первый раз Советская власть установилась в Бодайбинском районе 18 января 1918 года, но в мае началась Гражданская война, и в Бодайбо разместился колчаковский гарнизон из 150 человек. Золотопромышленники выделили правительству Колчака немного драгметалла, за что получили защиту от рабочих. Но в феврале 1920 года советский порядок закрепился в этих местах окончательно. А в 1921 году было создано государственное золотопромышленное объединение Лензолото. Вот только поднять добычу до прежнего уровня не удавалось: специалисты золотого дела либо уехали за границу, либо просто не хотели иметь дела с Советами. Правительство оказалось перед угрозой потери приисков. Решили пригласить специалистов из-за рубежа и отдать им прииски «в концессию».

Дзержинский Ф.Э.

Дзержинский Ф.Э.

В феврале 1924 года в результате целой серии дипломатических интриг Великобритания первой из великих держав Европы официально признала СССР как государство, опередив  Италию (0б этом читайте в заметке «Как Макдоналд надул Муссолини»). Тем самым Великобритания получила целую серию торговых и экономических преимуществ, которые советское правительство обещало первой признавшей его стране Запада и за которые так долго торговался Муссолини. А полтора года спустя, 14 ноября 1925 года, бывший глава ВЧК, а на тот момент председатель Высшего совета народного хозяйства Феликс Дзержинский и заместитель наркома иностранных дел Максим Литвинов подписали договор, по которому британский банковский консорциум, владевший Lena Goldfields, получал Ленские прииски в концессию на тридцать лет. Для Советской республики договор был невыгоден, ведь согласно нему англичане получали 93% добытого металла! Правда, и затраты им предстояли немалые.
Заметим, что решение привлечь «инвесторов» Политбюро партии большевиков приняло ещё за два года до этого, но реализовать проект стало возможным только после смерти Ленина, когда первым лицом в государстве фактически стал Лев Троцкий. И именно он и стал председателем Главного концессионного комитета, который на невыгодных для СССР условиях вернул в Сибирь компанию с ужасной репутацией.
Англичане рьяно взялись за дело, они даже привезли на один из приисков драгу из Сан-Франциско, которую еще в 1916 году Лензолото заказало у американцев. Планировалось построить несколько металлургических заводов, открыть новые шахты и намывать ежегодно до 700 пудов золота. Им было ради чего стараться!
Но увы — в 1927 году Великобритания вновь разорвала отношения с СССР, тем самым поставив в весьма двусмысленное положение своих концессионеров. Те ожидали немедленного разгрома и национализации, однако ничего такого не произошло. Советская власть действовала не спеша, давая понять «концессионерам», что их инвестициям ничто не угрожает. Но в 1929 году рабочие приисков вдруг разом стали бастовать и требовать увеличения зарплаты… аж в 20 раз, а чекисты провели в компании обыски и арестовали по различным обвинениям четырех российских сотрудников Lena Goldfields, которые получили от одного до десяти лет лишения свободы.
Газета «Красный черноморец» откликнулась на это событие заметкой «Приговор по делу вредителей и шпионов». В ней коротко перечислены имена бывших работников концессии и сроки, которые им назначил Верховный суд. Ни истории вопроса, ни подоплеки в статье не было, все списывалось на классовую борьбу и происки мирового капитализма.

Бажанов Б.Г.

Бажанов Б.Г.

Первую версию случившегося опубликовал Борис Бажанов, который до 1927 года был личным секретарем Сталина, но бежал на Запад в 1928-м. В своей книге воспоминаний, вышедшей в Париже в 1930 году, Бажанов уверяет, что большевики изначально планировали обмануть иностранных концессионеров. Он обратил внимание на то, что в договор советская сторона ввела пункт о минимальной ежемесячной добыче, при невыполнении которого соглашение расторгается и оборудование переходит в собственность СССР. Организовать в нужный момент невыполнение этого пункта через забастовку трудящихся было проще простого.
Какова бы ни была истинная подоплёка событий, но СССР заявил о разрыве концессионного договора, и тогда англичане предъявили советскому правительству иск в третейском суде, который постановил выплатить банковскому консорциуму 13 млн фунтов стерлингов. После долгих тяжб 4 ноября 1934 года, наконец, было подписано соглашение, по которому действие концессионного договора прекращалось, все имущество компании Lena Goldfields переходило в собственность советского правительства, но оно принимало на себя обязательство выплатить 3 млн фунтов стерлингов с рассрочкой на 20 лет.
И забастовка, и аресты работников Lena Goldfields не были случайностью, а, скорее, частью мозаики в огромной спецоперации, спланированной в Кремле. Там набирал политический вес Сталин, ему требовались козыри в борьбе со своим главным политическим конкурентом — Львом Троцким. Невыгодные для СССР концессионные договоры, инициированные Троцким, подходили для этой цели как нельзя лучше. Напомним, что доходы от золотодобычи по соглашению с британскими банкирами делились в пропорции 93:7, и не в пользу СССР. Кроме того, был ещё подписанный Троцким договор с немецким «Юнкерсом», который вместо строительства авиационного завода саботировал развитие самолётостроения в нашей стране, а выделенные на проект деньги успели разворовать.
10 февраля 1929 года Троцкого выслали в Турцию, лишив советского гражданства. Оттуда он переехал во Францию, потом в Норвегию, а в 1936 году эмигрировал в Мексику, где и нашел свою смерть от ледоруба в руках наемного убийцы.
Окончательная же точка в истории с Lena Goldfields была поставлена только в 1968 году, когда западные банки, владевшие долгами по делу о золотодобыче на Лене, помирились с Советским Союзом. Правда, в зачёт пошло золото, хранившееся в сейфах Великобритании с 1940 года, которое принадлежало вошедшим в состав СССР прибалтийским странам.

Новая эпоха — новые жертвы

Мало кто знает, что спустя всего 26 лет после ставшего печально знаменитым расстрела на Ленских приисках, в тех местах произошла другая трагедия, еще более ужасная по числу жертв. Это неудивительно, ведь информация о ней попала в прессу только в 90-е годы прошлого века.

«Растрельщики» НКВД

К концу 1937 года по всей стране, как известно, шла ликвидация «врагов народа». Сибирь отставала от плановых показателей зачистки, и туда из центра направлялись эмиссары НКВД для срочного исправления ситуации. В Бодайбо был командирован Борис Кульвец, который развязал на приисках настоящий террор. На поиск шпионских организаций и диверсионных групп нужно было какое-то время, но сроки поджимали, и для начала он арестовал всех китайцев. Тюрьма в Бодайбо была рассчитана на 75 человек, а посадили сразу более 1000. Задержанных держали в зданиях НКВД, милиции, ими были забиты не только комнаты, но и коридоры, столовая, склады. Допросы, в том числе и с применением пыток, проводили в присутствии других арестованных, для которых пыткой становилась даже невозможность лечь — спали стоя из-за нехватки мест. Арестованные не выдерживали ужасных условий содержания, побоев, конвеерных допросов, когда их допрашивали несколько суток подряд, и начинали давать нужные показания, подписывали любые протоколы.
Всего было арестовано около четырех тысяч человек, и будь воля Кульвеца, он расстрелял бы всех, тем более что в Бодайбо он был един во всех лицах: так как районного прокурора тоже арестовали, Кульвец сам проводил аресты, сам допрашивал, отвозил приговоренных к месту расстрела, сам приводил смертные приговоры в исполнение, да ещё в нарушение тогдашних инструкций сам, вместо врача, констатировал смерть. Протоколы допросов приходилось отправлять в Иркутск на утверждение, а там, хотя и были заинтересованы в выполнении плана по зачистке, все же липовые, высосанные из пальца, плохо оформленные бумаги заворачивали, и в итоге в Бодайбо было расстреляно «только» 948 человек. Это почти в четыре раза больше, чем в 1912 году!

___lensrass

Значок из СССР

В июле 1940 года Кульвеца арестовали — система НКВД избавлялась от рьяных палачей, которые слишком много знали. На следствии, которое продолжалось восемь месяцев, он показал, что трудился честно, не жалея себя, не гнушался никакой работой. «Я приходил с операции обмазанный кровью, но мое моральное угнетение я поднимал тем, что делал нужное и полезное дело Родине», — так говорил он следователям, которые, тем не менее, приговорили его к расстрелу.
Массовые репрессии сталинского времени на Ленских приисках привели к тому, что «кровавый террор капиталистов», произошедший там же в начале века, советские школьники изучали лишь вскользь — несмотря на легенду о «ленском» происхождении псевдонима В.И.Ленина. С того же времени словосочетание «Ленский расстрел» в СССР стало сопровождаться красноречивым уточнением: к нему добавляли слова «1912-го года». Видимо, помятуя и о других…

Goldfield: второе пришествие ?

За более чем 160 лет существования Ленских приисков здесь добыто около 1300 тонн золота. Всего в России ежегодно добывают 250–270 тонн, что позволяет нашей стране держаться по этому показателю на втором месте после китайцев. В Бодайбинском районе добычу ведут 40 предприятий, физическим лицам старательство запрещено законом. Бодайбинский район расположен в северо-восточной части Иркутской области и занимает площадь 92 тысячи квадратных километров (как Венгрия). А живут и работают тут всего девять тысяч человек. Ежегодно Ленское месторождение приносит около 15 тонн желтого металла.

Памятник расстрелянным рабочим

Памятник расстрелянным рабочим

Каждый год 17 апреля, в День памяти первого Ленского расстрела, в поселке Апрельский Бодайбинского района проводится митинг на месте захоронения жертв. В 1967 году здесь построили мемориал. А вот место захоронения расстрелянных в 1938 году не обнаружено до сих пор…
И последнее. В 1998 году в Йоханнесбурге (ЮАР) появилась компания Gold Fields Limited. Про нее известно, что она основана в рамках объединения золотодобывающих активов компаний Gold Fields of South Africa Limited и Glencor Limited. Это четвертая в мире по величине золоторудная компания: запасы драгоценного металла на её месторождениях составляли в 2006 году около 65 млн унций. В том же году она заявила о грядущем приобретении за 2,5 млрд долларов контроля над крупнейшим в мире прииском —  South Deep (ЮАР) с запасами более 29 млн унций. Gold Fields занимается добычей золота в ЮАР, Австралии и Гане. Вовлечена ли GFL в разработке залежей на российской реке Лене? В эпоху оффшоров установить это практически невозможно. Но, как знать, не потревожат ли призраки печальных событий на холодных сибирских берегах и эти, разомлевшие под солнцем благословенные края? Ведь золото по-прежнему имеет над людьми непостижимую и грозную власть…

1 Trackback / Pingback

  1. «Кровавое золото Лены» — вспоминаем мартовские события 1912 года | МАЛЕНЬКИЕ ИСТОРИИ

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s