Служение и жертва

Брошюра «Служение и жертвование», изданная в Испании в честь основателя ультраправой политической партии «Falange Española» (Испанская Фаланга) Хосе Антонио Примо де Ривера. На титульном листе помимо названия и даты казни политика изображена эмблема Фаланги — «Ярмо и стрелы» (пять стрел в пучке, скрепленные ярмом). Представленный артефакт — типичный образец проявления культа личности почившего Хосе Антонио, созданного в Испании в эпоху диктатуры Франко.

  *     *     *

Хосе Антонио Примо де Ривера, 1-й герцог Примо де Ривера, 3-й маркиз Эстелла вошел в историю как главный идеолог фалангистов и создатель партии «Испанская Фаланга». Сын генерала Мигеля Примо де Ривера-и-Орбанехи, возглавлявшего правительство Испании в 1923‒30 годах, получил юридическое и военное образование. Политическую карьеру начал как член Национального монархического союза, а после падения монархии весной 1931 года стал депутатом генеральных кортесов. В марте 1933 года учредил первое периодическое издание фашистов — еженедельную газету «Фашист», в которой обличал либерализм с его республиканским строем, масонство, прикрывавшееся социалистическими идеями и лозунгами, а также марксизм, анархизм, атеизм и прочие идеи левого толка. На страницах газеты Хосе Антонио противопоставлял демократии национальную диктатуру, способную остановить разгул либерализма, защитить интересы народа и идеалы социальной справедливости. Власти издание немедленно запретили, однако обнародованные в нем статьи стали идейной основой для созданной 29 октября 1933 года в Мадриде ультраправой политической партии «Испанская Фаланга».

Хосе Антонио

Хосе Антонио

По воспоминаниям современников, личность Хосе Антонио обладала невероятным магнетизмом. Абсолютно невозмутим, невероятно бесстрашен, удивительно красив физически. Спортсмен, наездник, стрелок, блестяще образованный аристократ. Основатель «Испанской Фаланги» призывал испанцев служить не многочисленным партиям, а единому Отечеству. Испания признавалась фалангистами высшей ценностью. Хосе Антонио ненавидел «материалистический рай», предпочитая ему «Рай Небесный». Его личным идеалом был средневековый рыцарь-монах. «Вера и рыцарское служение — вот две вечные и истинные формы нашего бытия», — писал Хосе Антонио. Фаланга организовала военные подразделения, приняла традиционные цвета анархизма — красный и черный, а также собственную символику — лук, арку из трех копий и стрелы. Члены партии именовали себя товарищами (camarada), а руководителей движения — иерархами.

Агитационный плакат

Агитационный плакат фалангистов

В качестве философско-политической платформы движения был взят романтический национализм Гегеля в интерпретации Бенито Муссолини. Выступая против либерализма и марксизма, Фаланга защищала тоталитарный национализм, противостоящий капитализму и коммунизму. Фалангисты считали, что власть необходимо брать силой, а нацией должны управлять корпоративные органы под контролем партии. Их официальное приветствие — поднятая прямая правая рука (Римский салют, заимствованный многими фашистскими и нацистскими партиями), сопровождаемая фразой «Вставай, Испания!» В июне 1935 года на тайной встрече лидеры партии приняли решение свергнуть республику. Однако заговор был раскрыт, а его зачинщик Ривера 14 марта 1936 года был арестован. Спустя 4 месяца в Испании началась гражданская война и над идеологом фалангистов нависла угроза казни. Есть мнение, что после восстания военных у Франко была возможность обменять Хосе Антонио на одного из заложников-республиканцев, но франкисты ею почему-то не воспользовались. Уже находясь в мадридской тюрьме (формально он был арестован за то, что при нем нашли незарегистрированное оружие), Хосе Антонио написал обращение к народу:

«…Вы слышали на улицах не только крики “Да здравствует Россия!” и “Россия — да, Испания — нет!”, но и чудовищно бесстыдный лозунг “Смерть Испании!” (За такие крики еще не наказан никто, зато за крики “Да здравствует Испания” или “Воспрянь, Испания!” уже брошены в тюрьмы сотни людей). Суть движения — радикально антииспанская. Бесчестие, поощрение коллективной проституции рабочей молодежи во время праздников на лоне природы, на которых творятся всякие бесстыдства. Отрицание чести, которой всегда определялись дела испанцев, даже в низших слоях. Сегодня в Испании царит подлость, людей убивают трусливо, набрасываясь сотней на одного. Восхваляются предательства и доносы. Разве это Испания? Разве это испанский народ? Мы живем словно в каком-то кошмаре, старый испанский народ (выдержанный, мужественный, великодушный) словно подменили фанатичным, дегенеративным плебсом, находящимся под наркотическим влиянием коммунистической пропаганды. Поклянитесь вашей честью, что вы отзовётесь на сигнал к бою, который прозвучит уже скоро. И повторите слова старой клятвы: “Да вознаградит нас Бог, если мы это сделаем, и пусть он спросит с нас, если мы этого не сделаем”. Воспрянь, Испания!».

Этот текст написан Хосе Антонио 4 марта 1936 года. От чего же он хотел спасти Испанию? Например, от страшной, чисто большевистской охранки — «чека» — которая появилась в СССР в эти страшные дни 1936 года (поскольку это не аббревируется по-испански, то так и писалось в одно слово — «checa»). Другими словами, были у фалангистов основания считать коммунистический режим самым кровавым. Уже 17 июля того же года радиостанция в Сеуте (испанская крепость напротив Гибралтара) передала кодовую фразу, ставшую известной на весь мир: «Над всей Испанией безоблачное небо». Правые военные подняли мятеж против левого революционного правительства. Спустя ещё 4 месяца — 17 ноября 1936 года — «народный суд» маленького провинциального городка Аликанте приговорил узника к смертной казни.

entierroprimoderivera2--644x362

Похороны Хосе Антонио Примо де Ривера возле тюрьмы г.Аликанте. Фото газеты ABC

Ривера отказался от защитника, сказав, что он достаточно образован, чтобы самостоятельно защищать себя перед республиканским судом. «Если я соглашусь на услуги адвоката, то вы потом его расстреляете, а я не хочу быть виновным в смерти даже одного честного человека», — заявил на суде Хосе Антонио. 20 ноября 1936 года приговор был приведен в исполнение. Хосе Антонио было 33 года.

Члены партии Испанская фаланга несут венок к могиле Хосе Антонио. !942 год

Члены партии «Испанская Фаланга» несут венок к могиле Хосе Антонио. 1942 год

Смерть в самом начале гражданской войны в Испании возвела основателя «Фаланги» в ранг мученика и героя. В эпоху правления Франко был создан культ Риверы: сначала он был перезахоронен в Эскориале, затем — в специально построенной гигантской базилике в Долине павших.

Долина павших

Долина павших

В Долине павших в скале вырублен гигантский мавзолей, над которым возвышается 150-метровый крест, видный за много километров. Считается, что он увековечивает память павших с обеих сторон в ходе гражданской войны. Но фактически — это монумент, прославляющий победу генерала Франко, который этого и не скрывал, заявив однажды: «Мемориал в честь нашей победы не должен уступать по своему величию монументам древности, над которыми не властны время и забвение». На сегодняшний день в нем покоятся всего два человека — сам Франко и его правая рука Хосе Антонио Примо де Ривера, которому посвящена представленная в нашей коллекции брошюра. Франко также скончался 20 ноября — так что эта траурная дата приобрела символическое значение для приверженцев ультраправой идеологии в Испании. В этот день правые политические силы часто проводят свои манифестации и демонстрации. До недавнего времени ежегодно 20 ноября в Долину павших направлялось шествие почитателей Франко. Однако с 2008 года закон запрещает любые политические акции в Долине павших. Сам мемориал, впрочем, не пострадал: он уже давно передан государством под попечительство католического ордена бенедиктинцев.

Памятный крест Хосе Антонио на стене собора Куэнка

Памятный крест Хосе Антонио на стене собора Куэнка

О Хосе Антонио и фалангистах написано более 7000 книг, статей и очерков. Их авторы пытаются со всех точек зрения исследовать всю многогранность личности Хосе Антонио, а также беспристрастно оценить его взгляды и идеи. «Мы все родимся в какой-то семье. Мы все живем в каком-то муниципальном округе. Мы все работаем в каком-то учреждении или на каком-то предприятии. Но никто не родился и не живет в политической партии. Политическая партия — это искусственное образование, которое объединяет нас с людьми из других муниципальных округов или людьми других профессий, с которыми у нас нет ничего общего, и разделяет нас с нашими соседями и сотрудниками, с которыми мы живем вместе. Истинное государство, каким его хочет видеть Испанская Фаланга, не будет опираться на порочную систему политических партий и породивший их парламент. Оно будет опираться на подлинные, важные реалии: семью, муниципальный округ, корпорацию или профсоюз. Таким образом, новое государство должно признать нерушимость семьи как ячейки общества. Автономию муниципальных округов как территориальных единиц и профсоюзы и корпорации как подлинные основы общей организации государства», — гласили «Исходные принципы» Испанской Фаланги. Не удивительно, что многие сегодня находят в этих идеях рациональное зерно.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s