Горькая память «Сухановки»

В 1938 году по приказу НКВД в помещении бывшего монастыря Святой Екатерины в Домодедовском районе Московской области в районе города Видное была образована тайная следственная тюрьма, известная как «Сухановка» или Спецобъект №110. Это название тюрьма получила случайно. 23 ноября 1938 года Лаврентий Берия, ставший практически главой НКВД, вместо написавшего в этот же день рапорт об отставке Николая Ежова, направил на имя председателя СНК В.М.Молотова следующее письмо: «В связи с возникшей необходимостью оборудовать особо изолированную тюрьму специального назначения при ГУГБ НКВД нами намечено использование для этой цели территории и зданий Сухановского монастыря, переустройство которых под тюрьму может быть произведено в месячный срок». Отсюда и пошло название Сухановской тюрьмы, сбивающее многих с толку — просто Берия перепутал имение Суханово, расположенное поблизости от монастыря, с самим монастырем — бывшей обителью XVII века.

2

Первоначально распоряжение о передаче всего имущества и построек бывшего монастыря в ведение НКВД подписал еще М.И.Калинин в 1937 году. Монастырь к тому времени уже давно не действовал  — ещё в 1932 году здесь была открыта колония для несовершеннолетних преступников. В течение 1937-1938 года на территории бывшего монастыря велись неспешные работы по его переоборудованию в  тюрьму НКВД. Тогда же нарком внутренних дел Николай Ежов выдвинул идею создания на базе бывшего монастыря особой тюрьмы для высокопоставленных политических преступников. Идея нашла продолжение усилиями Лаврентия Берии, ставшего по приказу Сталина заместителем Ежова с прицелом на его дальнейшее смещение. По иронии судьбы, одним из первых узников открывшейся в январе 1939 года Сухановки стал сам Николай Ежов, расстрелянный там же в 1940 году.

Едва Сухановка начала работу, как 10 января 1939 года всем секретарям обкомов, крайкомов, ЦК нацкомпартий, наркомам внутренних дел и начальникам УНКВД была разослана совершенно секретная шифротелеграмма, подписанная Сталиным. В ней, в частности, говорилось: «ЦК ВКП разъясняет, что применение физического воздействия в практике НКВД было допущено с 1937 года с разрешения ЦК ВКП. Метод физического воздействия должен обязательно применяться и впредь, в виде исключения, в отношении явных и недоразоружившихся врагов народа, как совершенно правильный и целесообразный метод». Этот документ стал программой действий для сотрудников Сухановки, радушно распахнувшей 15 января 1939 года двери для чекистов всех рангов и граждан других категорий. Так в ближайшем Подмосковье появился настоящий Бермудский треугольник — с тремя основными зонами, где начали исчезать люди. Это были Бутовский полигон и спецобъект НКВД «Коммунарка», к которым в 1939 году присоединилась «Сухановка».

6

Под тюрьму был перестроен Екатерининский собор. В жилых корпусах оборудовали камеры для заключенных, в цементные полы были вмурованы столы и табуретки для дневного сидения, устроены поднимающиеся и запирающиеся на замок доски-кровати, а в окна вставлены толстые гофрированные стекла с впаянной арматурой, почти не пропускавшие дневного света. Согласно инструкции, во всех помещениях были сглажены, скруглены углы, чтобы заключенные не вздумали разбивать о них свои головы и, тем самым, уходить от допросов «с пристрастием» и «высшего революционного возмездия» — расстрела. Были устроены специальные помещения: стоячие карцеры (1х1 м2), карцеры горячие, холодные, темные, камеры для «буйных» — с обивкой из кошмы, покрытой сверху резиной, линолеумом или брезентом. Некоторые помещения были оснащены специальными приспособлениями для пыток. Говорили, что новейшее пыточное оборудование сюда завезли из нацистской Германии, но, конечно, у нас имелись и собственные образцы подобных изделий, самыми незаменимыми из которых были кулак, сапог и дубина. Именно об этих «образцах» вспоминали те, кому удалось остаться в живых после Сухановки. Сами чекисты рассказывали, что «130-килограмовый» Богдан Кобулов, допрашивавший подследственных с помощью кулака, мог убить человека с одного удара.

Некоторые жертвы Сухановки

Некоторые жертвы Сухановки

Сухановку также в шутку называли «дачей Берии» — Лаврентий Павлович имел здесь свой личный кабинет с доступом в камеры допросов, где от избиений и бесчеловечных пыток даже арестованные боевые генералы плакали и кричали, как дети, а бывший начальник СМЕРШ одного из фронтов генерал-майор Сидякин от нестерпимой боли и ужаса сошёл с ума, выл и лаял в камере по-собачьи. Не удивительно, что Сухановкой пугали даже узников Бутырки и Лефортова.

Всё, имевшее отношение к новой тюрьме, содержалось в строжайшей тайне. Имен здесь не было. Не только заключенные, но и охрана существовала под номерами. В официальных бумагах для внутреннего употребления и сама тюрьма именовалась «Спецобъект № 110», а в народе её называли «Сухановкой». Знающие люди понимали, что Сухановка — это конец, гибель. С 1938 по 1952 годы узниками пыточной тюрьмы стали примерно 35 тысяч человек. Почти все они были расстреляны. С помощью особого механизма тела расстрелянных поднимали из подвалов наверх, погружали на полуторатонки и отвозили в Донской крематорий. Считается, что прах после кремации ссыпали в ямы неподалеку. В таком случае в земле, принимавшей всех без разбора, прах казненных палачей смешивался с прахом их жертв. Правда, знающие люди из числа сотрудников ФСБ уверяют, что прах казненных частенько никуда не «ссыпали», а выбрасывали в канализацию или вывозили на свалки.

Свято-Екатерининский монастырь. Наши дни

Свято-Екатерининский монастырь. Наши дни

Вся информация о тайном объекте до последнего времени находилась под грифом «секретно» в архивах ФСБ. До 1991 года монастырь принадлежал НКВД-КГБ-МВД. В 1958 году в бывшей Сухановке разместилась областная тюремная больница. С 1992 года началась медленная поэтапная передача строений Свято-Екатерининского монастыря в собственность Русской Православной Церкви. К этому времени все помещения многострадальной обители, в том числе и Екатерининский собор, были ещё заняты различными службами ГУВД. В алтаре храма были прорублены ворота, куда въезжали грузовики, а в помещении старинного собора размещен гараж и авторемонтные мастерские. Первые месяцы 1993 года насельники монастыря занимались благоустройством келий, которые до недавнего времени были общежитием для семейных сотрудников ГУВД, а еще ранее — камерами Сухановской тюрьмы. В конце этого же года было пострижено в монастыре еще пять послушников. Монастырская жизнь постепенно наладилась… О некоторых узниках Сухановки – в статье «Ромео меча и кинжала».

1 Trackback / Pingback

  1. Тайны испанского золота. СССР вывез из воюющей Испании 510 тонн золота и с концами | ХРОНИКИ и КОММЕНТАРИИ

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s