От Швивой горки до высотки

Советская почтовая открытка «Москва. Вид на Котельническую набережную». Выпущена Московской печатной фабрикой Гознака по заказу Министерства связи в 1968 году. Карточка осталась не заполнена, маркирована трехкопеечной маркой почтовой оплаты, общая стоимость — 4 копейки. Автор горизонтальной фотографии на лицевой стороне артефакта — советский фотограф и оформитель открыток Г.И. Костенко. Редактор серии с фотографическими видами советских городов П.А.Бальчевский. К моменту выпуска карточки знаменитая сталинская высотка на Котельнической набережной в своем полном великолепии стояла уже 15 лет, кардинально изменив облик прилегающего к ней старого района Москвы, именуемого в народе Швивой горкой.

  *       *      *

 

Открытка из коллекции "Маленьких историй"

Открытка из коллекции «Маленьких историй»

Котельническая набережная – одна из самых известных в Москве. Ее название у всех на слуху благодаря тому, что с 1953 года оно увековечено в имени одной из семи знаменитых сталинских высоток — жилого дома 1/15. Эта набережная не пустует даже сейчас, когда ее превратили в крупную транспортную магистраль и гулять по ней не особо комфортно. Расположена она на левом берегу Москвы-реки (напротив, на правом берегу, — Космодамианская набережная). Ее средняя ширина около 23 метров, а вот о её настоящей протяженности коренные москвичи спорят по сей день. Мы насчитали целых три версии на этот счет. Одни считают, что она раскинулась от устья Яузы и Малого Устьинского моста до 5-го Котельнического переулка, что составляет около 2,5 километров. Другие уверяют, что набережная заканчивается 3-им Гончарным переулком, за которым ее продолжает до Краснохолмского моста Гончарная набережная. Таким образом, ее длина составляет всего 907 метров. Третьи и вовсе уверяют, что ее протяженность около 800-от метров, поскольку она завершается еще раньше – 1-м Гончарным переулком. Как бы то ни было, вид на Котельческую набережную, запечатленный на представленной в нашей коллекции почтовой открытке, попадает даже в эти 800 метров. За последние 65 лет её облик мало изменился, но до середины 30-х годов XX века этот московский район являл собой совсем другую картину. Попытаемся хотя бы частично восстановить её.

Местность между Котельнической набережной и улочками, идущими почти параллельно ей, но немного выше, была населена исстари. Юго-западный склон московского Таганского холма в Заяузье, где теперь пролегают улицы Верхняя Радищевская, Яузская и Гончарная, издавна назвался Швивой горкой (кстати, автобусная остановка под стенами сталинской высотки и сегодня так называется). Этот район Москвы начал заселяться в XV веке и считался тогда самой что ни на есть окраиной. Его развитие началось за счёт выселенных из центра ремесленников, занимавшихся огнеопасными промыслами. Примечательно, что изначально горка называлась Швивой, но уже в XVIII веке её все чаще называют Вшивой — из-за трудного произношения народ просто переставил буквы местами. По поводу происхождения этого названия версии есть самые разные: одни говорят, что здесь был вшивый рынок (блошиный), другие считают, что раньше на холме обильно рос чертополох — «ушь» (Ушивая горка), третьи утверждают, что название это связано со здешней слободой портных (швецов), четвертые — что через горку проходила дорога в Хиву (Шиву). Нынешний облик Швивой горки сильно отличается от того, что был в то время, когда это место получило свое оригинальное название.

Вид от Воспитательного дома на Яузский мост и Швивую горку. Гравюра Ф.Лорье по рисунку Ж.Делабарта, 1797.

Первое упоминание о заселении района Котельнической набережной относится к 1483 году, когда в Спасочигасовском переулке (ныне 5-й Котельнический) игумен по прозвищу Чигас поставил мужской монастырь с кирпичной Спасской церковью, который так и назывался – Чигасов монастырь. Церковь в Чигасах, кстати, расписал знаменитый московский иконописец Дионисий. Впрочем, и монастырь, и церковь с уникальными фресками сгорели во время московского пожара 1547 года. А в 1625 году на этом же месте уже действовала новая приходская церковь Спаса в Чигасах с удивительной красоты иконостасом, к которой в 1647 году стрельцы приказа Бориса Булгакова пристроили красивую каменную колокольню. Этот храм простоял три века, пока с приходом большевиков в его здании сначала не разместили столовую, а в 1929 году и вовсе разрушили.

1881 и 1922

Церковь Спаса Преображения в Чигасах. Снимки 1881 и 1926 годов. С этого места в XV веке началось заселение района близ Котельнической набережной

Название своё Котельническая набережная получила от стоявшей здесь ещё в 1632 году небольшой, в семь дворов, слободы котельников. Эта слобода, наряду с кузнецкой, гончарной и прочими, появилась здесь после того, как огнеопасные производства были выведены из центра города. Котельники изготавливали металлическую посуду, но, в отличии от кузнецов, производивших железные изделия, они работали с медью и оловом. Из их мастерских выходили предметы домашнего обихода: котлы «медные поваренные», блюда оловянные, а также всевозможная церковная утварь — кадила, паникадила и т.д. Однако в 1654 году среди владельцев местных дворов не было уже ни одного котельника. Выходит, что проработавшие здесь каких-то два десятилетия котловых дел мастера и определили название этого района на последующие четыре века. Тут же в ту пору проживали служители Троицкой церкви «в Котельниках» (сгорела в 1665 году), стоявшей у подножья Швивой горки на месте нынешнего храма во имя Святителя Николая (построен в 1822 году).

Храм Святителя Николая в Котельниках на современном фоне

Храм Святителя Николая в Котельниках на современном фоне

В Котельниках же в XVII веке располагались дворы стражника Золотой палаты московского Кремля, серебряников, Заяузской слободы тяглечихи-вдовы, «салдацкаго строю прапорщика» и прочие зажиточные владения. Примечательно, что все местные подворья были обращены тогда не в сторону современной набережной, а выходили в небольшие слободские переулки, которых сейчас насчитывается восемь, а в старину было ещё больше. На берега же Москвы-реки в ту пору сбрасывали навоз, домашний мусор и «всякий скаред», поэтому дворы к зловонным склонам и не выходили. Река тогда текла в естественных берегах, проезда по ним не было.

Городская усадьба Шапкиных — В. П. Щукина — М. Ф. Михайлова. Снимки 1970-го и 2009 годов

Городская усадьба Шапкиных — В.П.Щукина — М.Ф.Михайлова. Снимки 1970-го и 2009 годов

Кстати, здешние палаты московского Кремля, построенные в середине XVII века, впоследствии неоднократно перестраивались. Одну из реконструкций в 1860 году провел архитектор Н.Г. Фалеев.  В разные годы здесь была Городская усадьба И.В. Милюкова, Шапкиных, В.П. Щукина, М.Ф. Михайлова. Этот особняк и по сей день стоит в 1-ом Котельническом переулке и является объектом культурного наследия. На адресной табличке к усадьбе так и говорится, что это «дом с палатами XVII века».
Благоустройство московских набережных было начато Петром I, в 1722 году выпустившим «Инструкцию московской полицеймейстерской канцелярии», в которой повелел «по рекам и протокам каждому против своих дворов, где были обрубы, делать их снова и насыпать землю накрепко, дабы и по берегам проезд был свободный». Именно этой инструкцией и было положено начало устройству в Москве проездных набережных улиц, а также обшивки речных берегов деревом. Вскоре появилась и Котельническая набережная, на которую уже к 1739 году выходили  практически все нынешние переулки, большинство из которых были  названы по ремесленным слободам, находившимся тогда здесь — гончарной, кузнечной и таганской (таган – тренога для котла).

Однако из первых знатных владелиц особняка в районе Котельнической набережной - княгиня Е.А. Долгорукая

Одна из первых знатных владелиц особняка в районе Котельнической набережной — княгиня Е.А. Долгорукая

К середине XVIII века в окрестностях церкви Спаса в Чигасах было уже 24 двора: тремя из них владели чиновники, одиннадцатью — купцы, а один даже принадлежал княгине Екатерине Алексеевне Долгорукой, чей портрет 1798 года кисти Владимира Боровиковского хранится в Третьяковской галерее. Другими словами, Швивая горка постепенно перестала считаться непрестижной окраиной.

Деревянные набережные Москва-реки. Гравюра Ф. Лорие по рисунку Ж. Делабарта

Деревянные набережные Москва-реки. Гравюра Ф. Лорие по рисунку Ж. Делабарта

С 1795 года деревянную обшивку набережных Москвы начали, наконец, менять на каменную. Правда, работы эти проходили очень медленно — до 1800 был сооружен лишь небольшой фрагмент возле стен Кремля протяженностью около километра. Тело стенки набережной было сложено из известняка, в облицовке был использован песчаник, а фундаментом для набережной служил деревянный свайный ростверк. Следующим благоустроили участок возле Воспитательного дома. Строительные работы растянулись до 1806 года, но даже после их окончания горожане долгое время не могли пользоваться набережной, отданной в полное распоряжение обитателей Воспитательного дома.

Картина Федора Алексеева

Картина Федора Алексеева. Справа — Воспитательный дом (сегодня в нем военные учреждения и РАМН)

Общий вид Котельнической набережной рубежа XVIII-XIX веков запечатлен на картинах художника Федора Алексеева. На них дома стоят близко к реке, но ещё  воротами в переулки, несколько поодаль видны двухэтажные каменные дома, в переулках узнаваемы церкви Троицы в Котельниках и Спаса в Чигасах с колокольнями. В устье Яузы переброшен деревянный мостик, под ним — деревянная плотина. Для причала лодок в реку с берега выдвинут небольшой помост, несколько дальше видны портомойни, а близ моста через Яузу на набережной — Устьинские бани. Над местностью доминирует стоящий на горе каменный дом с бельведером графа Безбородко, построенный Матвеем Казаковым. Рядом — церковь Никиты Мученика (построена в 1595 году и сохранилась до наших дней).

Церковь Великомученика Никиты на Швивой горке. Снимки начала, середины и конца XX века

Церковь Великомученика Никиты на Швивой горке. Снимки начала, середины и конца XX века

Пожар Москвы 1812 года истребил почти все деревянные строения в районе Котельнической набережной. После этого много дворов стояли «пустопорожними» вплоть до 1818 года. Вид Московского Кремля от Устьинского моста 1818 года изобразил художник Максим Воробьев — это один из первых видов Москвы, появившихся после изгнания Наполеона. Художник любуется Москвой-победительницей, но на первом плане изображает дома, пострадавшие от пожара. Справа — монументальное здание Воспитательного дома, за ним Китайгородская стена, вдали — Кремль с восстановленными после пожара башнями.

Котельническая набережная в 1818 году на картине М.Н. Воровьева

Котельническая набережная в 1818 году на картине М.Н. Воровьева

Возле Устьинских бань и моста через Яузу в ту пору на набережной стоял «казенный питейный дом». Вне кварталов на берегу находился лишь один двор купеческого сына С.Я.Курносова — против бывшего Курносовского переулка. Другие переулки назывались либо по церкви, либо по владельцам дворов: Никитский, Спасочигасовский, Космодамианские Старый и Новый, Брехов. Сюда же, на Швивую горку, в небольшую хижину на берегу реки в 1817 году перебрался из провинциального Егорьевска основатель знаменитой династии российских фабрикантов и меценатов Иван Хлудов. Уже к 1824 году Хлудов с сыновьями не только поставил свое ткацко-тесемочное дело на ноги, но и вошел в состав московского купечества, к 1835 году став купцом I гильдии. Вскоре Хлудовы стали владельцами нескольких особняков, в том числе неподалеку от Швивой горки, на Земляном валу.

Купец Иван Хлудов и Дом Хлудовых на Землеяном валу в наши дни

Купец Иван Хлудов и Дом Хлудовых на Земляном валу в наши дни

Наконец, в 1875—1876 годах у московских властей дошли руки и до благоустройства Котельнической набережной. Берег реки был выровнен, у самой воды вбиты шпунтовые сваи, а от них устроены полуторные откосы, замощенные дикарным осколом. За откосами был устроен по берегу вымощенный булыжником проезд. Таким образом, предписание Петра I от 1722 года — сделать проезды по берегам рек — было исполнено здесь только через 150 с лишком лет. В итоге на рубеже XIX­–XX веков Москва имела всего 4 км благоустроенных набережных при общей длине береговой линии 40 км (в тогдашних границах города).

Вид на Вшивую Горку. 1900 год

Вид на Вшивую Горку. 1900 год

Благоустройство набережной закономерно привело к постройке вдоль неё каменных зданий в один-два этажа. В те времена название Швивая горка слышалось не реже, чем, например, Таганка сейчас. Это была и городская территория, и часть административного деления. В старых московских справочниках значились, например, дом Баташева на Швивой горке, или Швивая горка-дом Хлебникова. В 1879 году в Нижнем Гончарном переулке один из представителей знаменитой династии российских меценатов Морозовых — Константин Васильевич — построил на свои средства и передал городу первый городской ночлежный дом — сначала на 510 человек, а с 1886 года — на 1305 человек. Первое время ночлег в доме предоставлялся бесплатно. До 1903 года это был единственный городской ночлежный дом в Москве. С 1893 года при нём находились дешёвая столовая и чайная. Только за 1911 год в доме переночевало 460793 человека. В советское время здесь располагался архив ЦИГИ. Здание в усеченном виде сохранилось до наших дней.

Городской ночлежный дом К. Морозова. Снимки конца XIX века и в наши дни

Городской ночлежный дом К. Морозова. Снимки конца XIX века и в наши дни

В 1881 году через Москва-реку в районе Котельнической набережной перекинули Большой Устьинский мост. Изначально он располагался немного ниже по течению реки, по нему проходила линия конки, а затем и трамвая. К началу XX века русло Москвы-реки значительно обмелело, поэтому в советское время было принято решение о строительстве канала, соединяющего ее с Волгой. Благодаря каналу уровень воды в Москве-реке значительно вырос, и возникла необходимость реконструкции некоторых мостов, в том числе и Большого Устьинского. В 1938 году под руководством инженера В.М.Вахуркина был построен новый Большой Устьинский мост, а в 1999-ом проводилась его реконструкция, при которой сохранилась трамвайная линия — единственная в пределах Садового кольца.

Старый и новый Большие Устьинские мосты. На месте деревянных домов со старой открытки сегодня стоит сталинская высотка

Старый и новый Большие Устьинские мосты. На месте деревянных домов со старой открытки сегодня стоит сталинская высотка

В 1882 году на Котельнической набережной стояло уже 18 дворов, из которых девять принадлежали купцам, три — мещанам, четыре — чиновникам, два — крестьянам (!). Один из примечательных домов той поры – имение Тимофея Тутолмина, которое когда-то по своей красоте не уступало знаменитому на всю Москву Пашкову дому. По легенде, именно этот особняк, построенный на месте дворов Строгановых, стал прототипом дома Пьера Безухова в романе Льва Толстого «Война и мир». К сожалению, многочисленные надстройки и реконструкции сталинской эпохи превратили особняк Тутолмина, потерявший своё было великолепие, в советское здание во вкусе номенклатурной элиты. Более ранний снимок ниже сделан из сада, когда-то спускавшегося к самой набережной. Кстати, тропинка со скамейкой, попавшие в кадр, сохранялись и до 90-х годов XX века. Сегодня в здании располагается офис Инвестбанка.

Дом Т.Тутолмина. Снимки начала XX и XIX веков

Дом Т.Тутолмина. Снимки начала XX и XXI веков

О районе Швивой горки «Путеводитель по Москве» 1905 года писал: «Под тенистыми ивами вьется грязная, окрашенная стоками фабрик во все цвета радуги речка Яуза. Ее берега занимают фабрики, перемежающиеся огромными пустырями, садами, огородами. На косогоре, спускающемся к реке, почти всегда можно видеть фигуры босяков. Они здесь отдыхают, спят, чинят платье и т. п. Это изнанка города, его будничное лицо».

0_f9290_ce8ea7b4_orig

В октябре 1917 именно на Швивой горке, как раз там, где сегодня находится сталинская высотка, большевики установили два 48-линейных орудия, которые вели огонь по Малому Николаевскому дворцу и Спасским воротам Кремля. Особый восторг революционеров вызвало попадание в часы Спасской башни, которые «навсегда перестали играть старорежимный гимн «Коль славен». Этот артобстрел сыграл решающую роль в разгроме юнкеров, защищавших Кремль. После революции Котельническая набережная стала существенно преобразовываться. В 1920-х годах по все ее длине были расставлены огромные железные мачты для подачи в Москву электрического тока с пригородных подстанций. Эти уродливые опоры простояли в Котельниках до конца 1950-х годов, затем были демонтированы.

Опоры ЛЭП были снесены в 60-х. А вот четырехэтажное дореволюционное здание напротив снесли уже в 2000-х

Опоры ЛЭП были снесены в конце 50-х. А вот четырехэтажное дореволюционное здание, что напротив, снесли уже в 2000-х

В 1935 году были снесены почти все старые дома, стали строиться большие, многоэтажные здания. Дело в том, что по концепции Генплана 1935 года в Москве каждый квартал, каждый отрезок улицы, вся улица, площадь и город в целом должны были оформляться как ансамбль, как архитектурный комплекс, единый по замыслу и выполнению. Таковым должен был стать и масштабный ансамбль застройки Котельнической набережной. Однако этот проект так и не был осуществлен: за исключением дома №25 для работников Инжкоопстроя Нарколегпрома (народного комиссариата легкой промышленности).

Дом №25 для работников Инжкоопстроя Наркомлегпрома. Проект и его воплощение

Дом №25 для работников Инжкоопстроя Наркомлегпрома на Котельнической набережной. Проект и его воплощение

Как и прочие дома, спроектированные И.И. Ловейко, это должно было быть крупное для своего времени здание, отличающееся монументальной уравновешенностью форм, торжественной представительностью фасадов, украшенных ордерными деталями. В большинстве квартир находилось по три комнаты (большая гостиная-столовая, спальня и маленькая комната для прислуги), большая кухня, окна которой выходили на Кремль, отдельные туалет и ванна, потолки до 3,5 метров, дубовый паркет, который сохранился и по настоящее время. Часть дома, выходящая на набережную, была сдана в эксплуатацию в 1939-м году, перпендикулярный объём в 1946-м году. После войны в доме сделали коммунальные квартиры.

1971 год

Старый грот в Котельниках, снимок 1971 года

Кстати, при возведении этого сталинского исполина советские строители проявили настоящие чудеса толерантности: они почему-то не стали сносить старый грот у одной из стен, от которого в конце XIX века вела вниз лестница к пруду с островом посередине. Подпорная стенка, изображённая на фотоснимке 1971 года, была построена еще в 1844-м году и являлась границей Хлудовских владений на Швивой горке. Сам грот находился на земле купца Васильева. Сегодня, во времена «безумного бульдозера» и частных закрытых территорий, знатокам Москвы отыскать этот грот уже не удалось.

Строительство Котельнической набережной. 1933 год

Строительство Котельнической набережной

Во второй половине 30-х годов Котельническая набережная, как и все другие набережные советской столицы, была одета в гранит. На ней появились обустроенные спуски к реке для гуляющих, а её проезжая часть расширена и асфальтирована. Автором реконструкции Котельничекой набережной был знаменитый советский архитектор Исидор (Исаак) Аронович Француз — один из авторов Мавзолея Ленина и трибун на Красной площади.

Котельническая набережная. 1937 год

Котельническая набережная. 1937 год

Кстати, переименовывать Котельническую набережную советская власть не стала — видимо, вполне себе ремесленное название не вызвало у пролетариата отторжения. А вот Космодамиа́нской набережной, что напротив, не повезло: с 1922 по 1936 годы она успела поназываться Причальной, Комиссариатской, Пупышевской и Краснохолмской, а с 1936-го по 1993-й годы она носила имя Максима Горького. Исконное название ей вернули только в новое время.

Постепенно оделась в гранит и набережная Яузы в районе Котельников. Снимки 1887 и 2000 годов

Постепенно оделась в гранит и набережная Яузы в районе Котельников. Снимки 1887 и 2000 годов

Помимо дома работников Наркомлегпрома в середине 30-х на Котельнической набережной были построены дома для сотрудников Сануправления Кремля, «Всекохудожника» и другие жилые здания. Новые дома встали не только на самой набережной, но и на подъёме к улице Володарского. Здесь построили громадный жилой комбинат для работников газеты «Известия» из трех корпусов, причем средний — в 14, а боковые — в 11 этажей, дом Центрального института усовершенствования врачей и Дом киноработников.

Мазуринский дом призрения. Снимки 1891 и 1947 годов

Мазуринский дом призрения на Котельнической набережной. Снимки 1891 и 1947 годов

Предлагаем сравнить одно и то же место Котельнической набережной (как раз оно снято на нашей открытке), запечатленное на фотографиях 1891-го и 1947 годов. На более ранней фотографии мы видим Мазуринский дом призрения (богадельня, в которой в наши дни находится Российский Союз промышленников и предпринимателей). Богадельня была построена на набережной в 1887 году по проекту архитектора А.С. Каминского. Деньги и землю для строительства дома призрения выделила купеческая семья Мазуриных, именем которых и назвали учреждение. На более позднем снимке слева на право: фрагмент надстроенного в 1930 году Дома Тутолмина, а также надстроенный по проекту архитектора И.А. Фомина дом №17 уже упомянутой Мазуринской богадельни, в котором в советское время жила партийная номенклатура. После 1-го Котельнического переулка виднеется снесённое в 1995 году общежитие студентов Кожевенного института, построенное в 1928 году.  В 50-е годы к Котельнической набережной был пришвартован двухэтажный плавучий ресторан — не самое типичное заведение для советской эпохи. Найти информацию об этом объекте нам не удалось. Кстати, на «образцовом» снимке 1968 года с нашей открытки этого ресторана уже нет.

1959 год

Котельническая набережная, 1959 год

Нельзя не обратить внимание на скромный поток машин, который движется по Котельнической набережной, запечатленной на нашей почтовой карточке. В современной Москве о таком трафике можно мечтать разве что ранним воскресным утром. Кстати, по центру города в ту пору грузовым автомобилям ездить не запрещалось. Для полноты картины мы подобрали еще несколько архивных снимков с передвигающимся по Котельнической набережной транспортом.

32

Отреставрированная Котельническая набережная и прилегающий район стали излюбленной площадкой съемок советских режиссеров. Однако настоящая слава, в том числе и кинематографическая, пришла к этому месту в 1953 году, когда здесь был воздвигнут знаменитый жилой дом, получивший номер 1/15. О том, как строилась эта сталинская высотка, какие имена, тайны и байки с ней связаны, а также о ее нынешнем плачевном состоянии мы расскажем во второй части нашей истории о Котельнической набережной.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s