28 мая 1928 года — после семи лет разлуки с родиной в СССР вернулся Максим Горький

Вот как рассказывает об этом писательница Надежда Шер: «Был весенний солнечный день. К площади Белорусского вокзала по всем прилегающим к ней улицам и переулкам шли люди, они несли яркие флаги, знамена, синие, красные, желтые воздушные шары, букетики первых полевых цветов. Гудела толпа, звенели песни; широко распахнулись окна домов; на балконах повсюду стояли празднично одетые люди. А на перроне вокзала в почетном карауле вытянулись ряды красноармейцев, отряды пионеров; шли делегации рабочих, писателей, ученых. Грохочет поезд, вагоны останавливаются. На площадке одного из вагонов стоит Горький — высокий, широкоплечий, может быть, немного похудевший, а глаза молодые, сияющие. К нему тянутся сотни рук, его подхватывают, несут; он пытается освободиться, и, когда это ему удается, его окружают дети — первый отряд пионеров, который он видит на родине. Он наклоняется к детям, что-то говорит, а его слова подхватывает толпа, и он уже на трибуне, у микрофона. Горький безмерно счастлив, он с трудом сдерживает волнение; начинает говорить, но слова не слушаются его: «Вы уж простите меня, я не умею говорить, я уж лучше напишу, что сейчас чувствую…» О том, какие события предшествовали отъезду Максима Горького за границу и почему писатель называл себя «провокатором», читайте в истории «Между НЭМпом и продразверсткой».

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s