Баловень судьбы с Гороховской

Эта обширная усадьба и в наши дни не помещается ни в один фотообъектив, а увидеть её парадный фасад, спрятанный в глубине двора, не позволяют даже вездесущие Яндекс.Карты и Google Maps. Когда-то в ворота этой усадьбы съезжался весь цвет московского общества. В дни Отечественной войны 1812 года здесь расквартировался наполеоновский маршал Мюрат, в 1827 году снимал флигель польский поэт Адам Мицкевич, а два года спустя в стенах усадьбы поселился персидский принц Хозрев-Мирзу с посольством, приехавший извиняться за убийство русского дипломата и поэта А.С.Грибоедова. Сооружение этого шедевра русского классицизма приписывалось то Матвею Казакову, то Адаму Менеласу, а некоторые и вовсе считали, что к сооружению усадьбы приложил руку Николай Львов. Несмотря на то, что окончательно установить истину так и не удалось, в 1939 году в честь двухсотлетия Матвея Казакова улица Гороховская, на которой расположен этот дворец, была переименована в улицу Казакова. За два с лишним века своей истории городская усадьба графа А.К.Разумовского благополучно пережила три отечественные и гражданскую войны, но едва не погибла от пожаров и запустения на рубеже XX и XXI веков. Но обо всём по порядку.

*     *     *

Графа Алексея Кирилловича Разумовского можно было смело считать баловнем судьбы. На роду ему было написано родиться в бедной казачьей семье в забытом богом селе Лемеши в Черниговской губернии, но он появился на свет в Санкт-Петербурге в 1748 году, уже в графском достоинстве, получил блестящее западное образование, милость при дворе и сказочное богатство, которое не смог потратить до самой своей смерти. Своим ещё до рождения случившимся возвышением Алексей Кириллович был обязан отцу — графу Кириллу Григорьевичу Разумовскому, а ещё в большей степени дяде, в честь которого и получил своё имя — Алексею Григорьевичу Разумовскому, основателю графской династии. Не предвещавшая поначалу ничего хорошего карьера его дяди — тогда ещё Алексея Розума — началась в 1730-е годы, когда симпатичным и совсем не знатным юношей-певчим из Черниговской губернии он волею случая оказался в Придворном хоре в Санкт-Петербурге, где и попался на глаза будущей императрице Елизавете Петровне, став не только её, как это тогда называли, фаворитом, но и по сути управляющим. В 1742 году, через год после вступления Елизаветы на престол, Алексей Григорьевич — теперь уже с «благородной» фамилией Разумовский и в чине генерал-поручика — тайно обручился с императрицей в подмосковном селе Перово, а ещё через два года получил титул графа и, позже, генерал-фельдмаршала. Возвысившись, Алексей Григорьевич перевёл в Санкт-Петербург свою родню, в том числе и младшего брата Кирилла, которого отправил «пообтесаться» в Европу.

Если Разумовский-старший был фаворитом Елизаветы, то его брат Кирилл Григорьевич Разумовский пользовался благосклонностью Екатерины II, осыпавшей юного красавца всевозможными благодеяниями. Всего в 18 лет от роду, едва вернувшись после спешного зарубежного «обучения», этот еще недавно сын малоземельного черниговского казака получил титул президента Петербургской академии наук (!!). А спустя еще несколько лет императрица выдала за него замуж свою троюродную сестру Екатерину Нарышкину с гигантским приданым, а в 1750 году и вовсе назначила Гетманом войска запорожского. Так граф Кирилл Григорьевич Разумовский стал генерал-фельдмаршалом. К слову сказать, в современной Украине к Кириллу Разумовскому как «последнему гетману» отношение особое — в 2003 году в честь 200-летия со дня его смерти здесь даже отчеканили юбилейную монету номиналом в 10 гривен.

Надо сказать, что оба брата, оказавшись на вершине богатства и славы, прекрасно помнили о своём происхождении и относились к собственному богатству и влиянию с известной долей иронии. Или самоиронии. Оба старались не терять связи с родными местам, и в 1755 году граф Алексей Григорьевич построил в родном селе Лемеши церковь во имя трех святителей — Григория Богослова, Василия Великого и Иоанна Златоуста. Трёхсвятительская церковь, сохранившаяся до наших дней,   была воздвигнута над могилой отца обоих братьев — казака Григория Розума.

Но если оба брата прекрасно помнили о своём истинном происхождении, то их детям — по крайней мере, сыну графа Кирилла Григорьевича (а у старшего брата детей и вовсе не было) Алексею Кирилловичу — такая рефлексия была вовсе не свойственна. Говорят, что однажды на замечание отца, напомнившего сыну о недавнем прошлом их рода, юный граф Алексей Кириллович отрезал: «У нас с Вами разное происхождение. Вы — сын пастуха, а я — сын графа». Снобизм юного графа Алексея Разумовского был подкреплён его гигантским состоянием: ещё бы, ведь он  стал наследником состояний и собственного сиятельного отца, и своего вельможного дяди. К этому добавилось богатое приданое молодой невесты Алексея Кирилловича — Варвары Петровны Шереметевой, дочери графа Петра Борисовича Шереметева, генерал-аншефа, сенатора и Московского предводителя дворянства. Брак, принёсший графу пятерых детей, не был особо прочным, и вскоре самый завидный жених Москвы стал сожительствовать с некоей Марьей Соболевской, женщиной незнатной, от которой у него появилось ещё 9 детей, которым Алексей Кириллович дал фамилию Перовы (в честь того самого села, где дядя его в 1742 году обвенчался с императрицей). Один из этих внебрачных сыновей — Николай Перовский — позже станет губернатором Крыма и дедом террористки Софьи Перовской, руководившей убийством Александра II, а дочь Анна — матерью писателя Алексея Константиновича Толстого. Вот так Алексей Кириллович не только продлил собственный род, но и основал род Перовских, оставивший большой след в истории России.

План усадьбы графа А.К.Разумовского

В 1799 году Алексей Кириллович Разумовский строит на гигантском участке от Гороховской улицы до набережной Яузы огромный дворец — с флигелями, конюшнями, многочисленными постройками, оранжереями (граф был страстным садоводом) и целой чередой прудов, каскадом спускавшихся до самой реки. В новую усадьбу вошли земли, ранее принадлежавшие княжескому роду Головкиных (Гавриил Иванович Головкин — сподвижник Петра I, первый российский канцлер и президент Коллегии иностранных дел).
Усадьба, авторство которой является предметом ожесточенных споров и по сей день, была закончена в 1802 году. Сторонник здорового образа жизни, Алексей Кириллович сделал постройку преимущественно деревянной: из кирпича был выложен лишь цокольный этаж, а жилые помещения были сделаны из дуба, причем для лучшей сохранности брёвна были расположены вертикально, что в Москве того времени встречалось крайне редко. В 1810 году граф стал Министром просвещения Российской империи, а еще через 6 лет ушел в отставку. Огромная усадьба требовала таких расходов, что Алексей Кириллович безуспешно пытался продать её императору Александру I. После смерти графа в 1822 году усадьба перешла его старшему законному сыну Петру. Расточительный и не знающий меры деньгам, сын быстро проматывал отцовское состояние за границей. В 1828 году усадьба перешла к одному из одесских купцов, а в 1833 году — в Опекунский совет. С тех пор усадьба становится прибежищем для разного рода богоугодных заведений. Слава Богу, размеры позволяли: дом, где некогда жил один граф с семейством, мог вместить более 400 нуждающихся в помощи.  Перед революцией в усадьбе находился приют для заслуженных воспитательниц учреждений Императрицы Марии (о женских учебных заведениях царской России читайте заметку «Для наставления юношества»).

Первые спортсмены Института физкультуры сфотографированы в старых интерьерах бывшего дворца Разумовского. Оригинальная фотография размещена на сайте РГУФК

На месте засыпанных прудов физкультурники построили футбольное поле и множество спортивных площадок. В 1930-е годы на фронтон здания повесили герб СССР, а сам институт получил приставку «имени В.И.Сталина». При этом в дверях института сохранились две античные статуи Геракла и Флоры, а лестницы по-прежнему украшали львы.
К 1970 году институт физкультуры начал переезд в нынешнее здание РГУФКСМиТ на Сиреневом бульваре. В изрядно потрепанной физкультурниками бывшей усадьбе А.К.Разумовского (юные любители спорта, в частности, повыбивали на перилах лестниц почти все балясины) сначала разместился НИИ Физкультуры, а затем начался многолетний ремонт к Московской Олимпиаде-80. Однако отреставрировать усадьбу к сроку не удалось, и в конце 1980-х годов работы были свёрнуты, а сама усадьба начала разрушаться. Тогда же, в начале 1980-х, и произошёл в ней первый пожар, уничтоживший часть интерьеров. В 1987 году пожар случился и в построенной по соседству церкви Вознесения на Гороховом поле — бывшей домовой церкви А.К.Разумовского, чьё помещение в советское время занимал таинственный «НИИ Упаковка».

Пожар в Церкви Вознесения на Гороховом поле, 1987 год. Фото из архива сайта pastvu.com

В конце 1980-х дворец окончательно превратился в пристанище бомжей и «неформалов», что в то время было почти одно и то же. Любители юмора сдвинули с мест каменных львов, отбили им кому нос, кому хвост. Исчезли без следа античные статуи. Внутри здания разводили костры, упражнялись в искусстве первые последователи граффити.
В 1999 году полуразвалившееся владение А.К.Разумовского взяла в аренду Академия художеств Зураба Церетели — и вот тогда усилиями горе-реставраторов в усадьбе случился самый сильный в её истории пожар, полностью уничтоживший верхний этаж центральной части паркового фасада, кровлю и фронтон и крышу всего западного крыла усадьбы.

Разорёная и полусгоревшая, усадьба простояла в таком виде до 2008 года, когда вновь перешла в ведение Министерства спорта, туризма и молодёжной политики РФ. К 2015 года старая усадьба, наконец, была большей частью отреставрирована.

Значительную её часть занимает Музей спорта и офисы Министерства спорта РФ. Однако, как писал О’Генри, песок неважная замена овсу. То же можно сказать о бетоне, заменившем оригинальные конструкции, и о фитнес-клубе, построенном на месте подпорной стенки с гротом. Впрочем, в реалиях современной Москвы, где старинные памятники сносятся десятками под видом реконструкции, свежеотреставрированный дворец на улице Казакова смотрится просто-таки баловнем судьбы. Совсем как его бывший владелец.

2 Comments on Баловень судьбы с Гороховской

  1. Сплошная ностальгия. На футбольном поле, о котором упоминалось выше, я сыграл свой последний матч на первенство Москвы среди вузов. Это было в 1972 году.

    Нравится

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s