Генералы целебной воды

В наши дни это броское рекламное объявление из журнала «Нива» за 1917 год наверняка бы вызвало оторопь у читателя: «Кувака — наилучшая русская натуральная углекислая вода из радиоактивных источников». Но в начале XX века это объявление ни у кого не вызвало бы удивления. Напротив, в 1914-1917 г.г. минеральная вода «Кувака» была столь популярна, что её можно было встретить в магазинах по всей России и в лучших ресторанах Парижа. Да что там рестораны, скромный источник минеральной воды из Пензенской области едва не стал местом расположения главной здравницы всей Императорской семьи и Цесаревича Алексея!

А всему виной реклама, назвавшая источник этой воды модным в те времена и далеко не для всех понятным термином «радиоактивный». Тут тебе и «радио», и «активный». Об истинной сущности только что открытой к тому времени радиации (слава Богу, в реальности не имеющей к источнику никакого отношения) тогда мало кто знал. Но словечко было модное, привлекательное для любителей всего современного. Вспомним, что именно в те годы люди упоённо лечились электричеством и магнитными волнами. Так почему бы не подкрепиться радиоактивной водой?

Впрочем, никакая реклама не помогла бы столь бурной известности этой воды, если бы не прямое вмешательство в её продвижение сильных мира сего, в те далёкие времена, как и сегодня, не брезговавших использовать своё служебное положение в интересах тихого семейного бизнеса.

*      *      *

Собственно к Москве эта история имеет весьма косвенное отношение. Ну, разве что восходит она к самому популярному московскому градоначальнику всех времён — московскому генерал-губернатору князю Владимиру Андреевичу Долгорукову (занимал этот пост в 1865-1891 гг), записавшему на свою дочь Варвару и её мужа — генерала от кавалерии, обер-камердинера Двора Его Императорского величества Николая Васильевича Воейкова — принадлежавшие ему земли в Студенецкой волости Пензенской губернии. Среди них было небольшое село Кувака, известное своим родником «Гремучий ключ» с кристально чистой водой, бившей из каменистого грунта. Как обычно, в народе источник называли кто святым, кто просто целебным, и был возле него установлен деревянный сруб с иконой Божьей Матери. Набожная Варвара Владимировна, дочь генерал-губернатора, в целебную силу источника свято верила, а потому в 1843 году поставила в селе деревянную церковь своей небесной покровительницы — святой великомученицы Варвары. Остов этой церкви (правда, перестроенной в 1895 году и освящённой после этого уже в честь Николая Чудотворца) можно видеть в селе и по сей день.

Строительство деревянной церкви стало отправной точкой в сотворении легенды кувакинского источника: в её церковно-приходской книге за тот период не было зарегистрировано ни одной смерти «по болезни», что лишь усиливало слухи о целебных свойствах воды.
Немаловажную роль во всей этой истории сыграли и старания Николая Васильевича Воейкова, в 1874 году сумевшего добиться, чтобы через принадлежавшее ему имение в селе Дмитриевское (сейчас город  Каменка) прошла ветка железной дороги из Москвы в Пензу.

Возможно, в этом непростом деле семье дочери посодействовал и сиятельный московский генерал-губернатор. Как бы то ни было, железнодорожную станцию так и назвали — “Воейковская” (после революции и в наши дни — станция “Белинская” Куйбышевской железной дороги). В будущем эта железная дорога очень поможет развитию усадьбы и производству минеральной воды. Впрочем, к середине XIX века подобные источники были едва ли не в каждом уезде, и кувакинский родник мало чем отличался от других. Так что всемирная слава к нему пришла исключительно благодаря недюжинным предпринимательским способностям сына Варвары Владимировны и Николая Васильевича — Владимира Николаевича Воейкова, родившегося 2 августа 1868 года.

Карьера молодого отпрыска семьи Воейковых с самого начала задалась. Сообразительный и расчетливый, Владимир Николаевич прошел обучение в элитном Пажеском корпусе и в 1887 году поступил на службу в Кавалергардский полк, шефом которого была императрица Мария Федоровна. Там он познакомился с будущим маршалом Финляндии Карлом Густавом Маннергеймом. Эта дружба очень пригодится Воейкову в будущем. В 1908 году Воейков становится флигель-адьютантом Николая II, а в 1909 году зачисляется в императорскую свиту. Ещё год спустя, в 1910 году, Воейков становится крёстным отцом царевича Алексея. И тут же пытается убедить императора о необходимости строительства летней резиденции для больного гемофилией наследника в своём имении Каменка в Пензенском уезде — благо туда ведёт железная дорога. Разрешение на строительство придёт лишь в 1914 году, а два года спустя дворец в Каменке уже будет готов принимать Цесаревича. Но этого так никогда и не произошло.

_307

Алексеевский (Воейковский) дворец в г.Каменка.

В 1912-1913 годах в жизни В.Н.Воейкова происходят новые важные события. Он возглавляет вновь созданный Российский Олимпийский комитет — но что гораздо важнее, получает экзотическую по нынешним временам должность “Главнонаблюдающего за физическим развитием народонаселения Российской империи”. Эта должность, по-видимому, окончательно формирует в нём мысли о налаживании собственного «оздоровительного» бизнеса, и Воейков начинает строительство в селе Кувака завода по производству углекислоты и цеха по розливу минеральной воды из источника «Гремучий ключ» мощностью до 100 тысяч бутылок в год.

 

Для строительства завода был приглашён известный горный инженер из Санкт-Петербурга, коллежский советник Александр Иванович Дрейер, разработавший проект и позже настойчиво отстаивавший высокое качество воды в своих трудах: «Вода Кувака „Гремучий родник“ не только превосходна в физическом отношении, но безупречна в химическом, санитарном и во всех других отношениях, являясь водой кристаллически прозрачной, абсолютно бесцветной, без малейшего запаха, с приятным освежающим вкусом, лишённой каких-либо бактерий и с минимальным, для лучших питьевых вод, минеральным составом» (полностью прочесть любопытнейшую книгу инженера об источнике «Кувака» и качестве его воды можно прочитать здесь)

Но главное — в 1913 году теперь уже генерал-майор свиты В.Н.Воейков назначается комендантом Зимнего дворца и женится на дочери влиятельного Министра императорского Двора Владимира Борисовича Фредерикса — Евгении Фредерикс. Это открывает ему двери к поставкам продукции непосредственно к царскому столу. Чем Воейков и пользуется, и в том же 1913 году первая партия минеральной воды “Кувака” выходит из ворот его пензенского предприятия.

_309

В.Н.Воейков с работницами — членами кружка рукоделия.

Тогда же Воейков — вельможный князь и расчетливый купец одновременно — разворачивает рекламную кампанию в крупнейших изданиях и справочниках того времени. Главным в рекламе были многочисленные заверения о полезности и высоких целебных свойствах новой питьевой воды.

На самом деле в производстве “Куваки” и впрямь было нечто инновационное, однако вовсе не в тех масштабах, какие пытался представить В.Н.Воейков. В частности, вода попадала на розлив самотёком из 7 родников (Гремучий родник, Кукушка, Колода, Евгеньевский родник и три безымянных), расположенных на холме 20 метрами выше фабрики. Это позволяло минимизировать соприкосновение воды с механизмами — в частности, с насосами и избежать её окисления о металл и “облучения электрическими полями”.

Не полагаясь на одну лишь рекламу, сам Воейков как может способствует продвижению своего товара. В октябре 1913 — к 300-летию династии Романовых — он устанавливает в центре села Каменка памятник «царю-освободителю» Александру II, на открытие которого приглашает пензенского губернатора и всю губернскую знать. А вскоре минеральная вода «Кувака» начинается поставляться на все железнодорожные станции сначала Пензенской губернии, а затем и всей Российской империи. Тогда же он изобретает остроумный план продвижения воды за границей. Воейков отправляется в Париж, где заходит в самые престижные рестораны, заказывает самые дорогие блюда на 50 человек и громогласно просит подать к ним целебную воду «Кувака». Когда французы в недоумении отвечали, что такой воды у них нет, Воейков громко отказывался от заказа и с негодованием уходил из ресторана. Приём сработал, французские рестораторы стали заказывать «Куваку» из России. Немалую помощь графу в этом деле оказал президент Франции Раймон Пуанкаре — большой поклонник кувакинской воды.

_312

В.Н.Воейков удачно использовал свои связи как с президентом Франции Раймоном Пуанкаре (в шляпе), так и с Николаем II (в карете справа)

В 1914 году вода получает европейское признание, завоевав золотую медаль на международной выставке в Риге. В 1915 году в связи с начавшейся мировой войной зарубежные выставки не проводятся, и “Кувака” участвует в российских экспозициях, где неизменно берёт золото и гран-при. К тому времени “Куваку” заказывают при Дворце и во многих государственных учреждениях империи.

_313

Н.В.Воейков (справа, смотрит в камеру) и Николай II (второй слева).

С началом Первой мировой войны дела у Воейкова даже пошли в гору. В своём имении в Каменке он строит госпиталь для раненых, а при нём больницу, скоро ставшую лучшей едва ли не во всей губернии.

_314

Больница в селе Каменка.

Раненых он почует, разумеется, целебной “Кувакой” и вскоре добивается того, что производимая им вода за казённый счёт поставляется для фронтовых госпиталей. За это окружение Николая II придумывает ему язвительное прозвище «генерала от кувакерии».

_315

Воейков добился, чтобы его водой снабжались все военные госпитали и лазареты.

Как позже напишет в своих мемуарах генерал-лейтенант Александр Александрович Мосолов, бывший в 1900-1916 гг начальником канцелярии Министерства Императорского двора, Владимир Николаевич Воейков «пользовался своим влиянием и был полным и безответственным распорядителем полиции и первым лицом в окружении государя». Личные дела вообще нередко оказывались у Воейкова на первом месте — даже в самое неподходящее время. Современники вспоминали, как в критические февральские дни 1917 года в императорской Ставке в Могилёве, когда решалась судьба Императора и его семьи, единственным, кто отсутствовал на совещаниях, был Воейков, хлопотавший об обустройстве своей квартиры в преддверии приезда жены.

_316Возможно, Владимир Николаевич Воейков и впрямь недооценивал масштабов угрозы, нависшей над Россией, императором и им самим. Хотя не мог не получать объективных данных о том, что происходило в Петрограде и других российских городах. В этой связи некоторые видные деятели белой эмиграции позже обвиняли Воейкова в том, что он, занимая такие высокие должности при дворе, не смог обеспечить ни предотвращение мятежа, ни безопасности августейшей семьи.

Снимок экрана 2017-08-18 в 23.40.12

В.Н.Воейков (слева)

Впрочем, одно мы можем утверждать наверняка: Владимир Николаевич, при всех сложностях своего характера и порой излишней предприимчивости, выполнил свой долг перед императором до конца. Когда в марте 1917 года Николай II отрёкся от престола, В.Н.Воейков, в отличие от многих, не покинул государя и был арестован и этапирован в Петроград, где сначала содержался в Петропавловской крепости, а затем под домашним арестом. В день Октябрьского переворота он чудом сумел избежать ареста, перебравшись в Крым, затем в Румынию и Германию, откуда уже перехал в Хельсинки. Вот когда ему пригодилось знакомство с К.Г.Маннергеймом! Его супруге Евгении Фредерикс повезло меньше, в июне 1919 года она была арестована в Петрограде и перевезена в Москву, где её следы окончательно теряются. Сам В.Н.Воейков скончался 8 октября 1947 года в Швеции, где и был похоронен. Позже его останки были перезахоронены в финском городе Кауниайнен рядом с родственниками жены — бывшим Министром Императорского Двора В.Б.Фредериксом и его дочерью Эммой (сестрой жены Воейкова).
Нам остаётся лишь добавить, что лечебница для царевича Алексея была достроена лишь в 1917 году, но наследник не успел ей воспользоваться, равно как и сам князь не успел пожить в этом прекрасном дворце, который в Каменке и сегодня называют усадьбой В.Н.Воейкова. Сам же дворец сохранился до наших дней — увы, в плачевном и полуразрушенном состоянии.

_317

Воейковский дворец в г.Каменка

В самом городе дворец нередко называют Алексеевским, так как предполагалось, что Воейков строил его не для себя, а для больного гемофилией наследника престола.

_318

В наши дни руины Алексеевского дворца заселяют наследники совсем иного толка.

Железнодорожная станция Воейковская после революции была переименована в Белинская (в честь В.Г.Белинского, чья усадьба находилась в 50 милях от Каменки).

_320

Станция Белинская, 1950-е годы.

Завод по выпуску минеральной воды был закрыт в 1919 году, но в годы НЭП заработал снова. На протяжении всего советского времени минеральная вода «Кувака» была известна в Пензе. Ходили слухи, будто её поставляли в элитные лечебные учреждения Москвы. В самой Пензе на ул.Московская в советское время работал даже фирменный магазин «Кувака», где вода продавалась в розлив.

_321

Завод минеральной воды Кувака в наши дни.

В настоящее время владельцем фабрики является компания ООО «Кувака и Ко», на её территории открыт музей.

_322

Завод старается идти в ногу со временем. Правда, некоторые обвиняют нынешних владельцев фабрики в том, что наряду с традиционной минеральной водой они наладили выпуск «химических» лимонадов.

_323

Нынешний ассортимент продукции завода «Кувака»

В Москве, впрочем, продукцию «Куваки» не найти. В отличие от начала прошлого века, в наши дни кувакинская вода редко выходит за пределы Пензенской области. Оно и понятно: вершащие судьбы народа сильные мира сего в наши дни заняты куда более прибыльным бизнесом.

_324

Автор: Светлана Гладких

1 Comment on Генералы целебной воды

  1. Наталия // 2018 в 3:52 дп // Ответить

    Извините, но статья не очень понравилась своей однобокостью. Про торговую марку рассказано в целом интересно, а про Воейкова с неточно и даже с предвзятостью, даже неуважением. Перечислю с чем не согласна в корне.
    1). Стоит скорректировать сведения о супруге Воейкова. Википедия утверждает: Жена (с 1894 года) — Евгения (Евгения Валентина Жозефина) Владимировна Фредерикс (1867—1950), фрейлина двора (1890); старшая дочь министра Императорского Двора В. Б. Фредерикса. В июне 1919 года, в дни наступления генерала Н. Н. Юденича на Петроград, была арестована и перевезена в Москву. Содержалась в концлагере в Ивановском монастыре. В 1925 году получила разрешение на выезд из СССР. Вместе с отцом и сестрой выехала в Финляндию. С 1939 года проживала с мужем в Хельсинки. В 1946 году они переехали в Швецию и обосновались в г. Дангерюд. Скончалась в 1950 году и была похоронена рядом с мужем. Позднее их останки были перезахоронены на городском кладбище Кауниайнена в могилу к графу В. Б. Фредериксу.
    2). Образ Воейкова подан как то саркастически, будто был он ничтожной личностью, что совершенно не так! Николай не пригласил бы стать крестным отцом своего единственного сына кого попало. Кроме того, приглашение стать дворцовым комендантом Воейков получал от Императора дважды, причем после собеседования с Императрицей. Сперва Воейков колебался, понимая, как много недоброжелателей у него появится и насколько беспокойна эта должность. Однако он принял ее. Карьерные соображения, на которые намекают авторы статьи, тут не были на первом месте, главным было — благодарность за доверие, а также верность царю и его семье. Что касается предприимчивости, то зачем то в статье она слишком выпячивается, как недостаток. Почему? Тот же Мосолов писал о Воейкове, что он «человек, безусловно, талантливый, не лишен светской любезности и юмора, равно как и придворной ловкости».
    3). Кличку «генерал от кувакерии» в окружении Николая коменданту не давали, это было оскорблением от депутатов, спровоцированное клеветой Пуришкевича в адрес Воейкова, якобы построившего отдельную ветку за казенный счет прямо к своему заводу. Но организовать скандал не получилось, ложь быстро было опровергнута документами и Министром путей сообщения, тень на Воейкова бросить не удалось. Кроме того, в силу занятости Воейков практически и не вел бизнес, так что говорить в статье на то, что личные дела его волновали больше, чем служба — нелепо; существовала управляющая компания, которая занималась и рекламой, и дистрибуцией минеральной воды.
    4). Тот факт, что Воейков оставался до момента ареста Императора при нем, что коменданта насильно заставили покинуть Ставку, подан как пустяк, практически случайность. На самом деле это был Поступок с большой буквы. Воейков, не внимая угрозам, покинул Императора только с его личного разрешения.

    Нравится

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

w

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: