Ровесница царского рода

Этой сравнительно небольшой церкви, в наши дни спрятавшейся за деревянной оградой в тихих переулках бывшего села Рубцова на правом берегу Яузы, выпала долгая и отнюдь не безмятежная жизнь. Построенная в первой трети XVII века, она пережила несколько войн, пожаров и революций, перестраивалась из дерева в камень, а в годы советской власти была обезглавлена и превращалась то в клуб «Ворошиловских стрелков», то в завод по производству электротоваров, то в продуктовый склад. Пройдя через все испытания, Храм Великомученицы Ирины что в Покровском стоит и поныне, радуя нас своей возрождающейся красотой и поражая удивительной своей историей, в которой драматические события страны переплелись с судьбой царственной династии Романовых. Династии, к которой храм этот имел самое непосредственное отношение.

*   *   *

В наши дни мало кто даже из местных жителей вспомнит, где расположена Ирининская улица и почему получила она это название. Между тем, если выйти из станции метро «Бауманская» и отправиться по одноимённой улице в сторону реки Яузы, то первый же поворот налево — аккурат напротив бывшего особняка Скворцова (где, возможно, родился А.С.Пушкин и где ныне располагается кафе «Месье Круассан») — выведет нас на Ладожскую улицу, плавно перетекающую в улицу Фридриха Энгельса. Основоположник научного коммунизма появился тут в 1922 году, а до того улица эта называлась Ирининской, в честь расположенного на ней Храма Великомученицы Ирины (нынешний адрес — ул.Фридриха Энгельса, 38) — одного из трёх храмов бывшего села Покровское, родовой вотчины династии Романовых.

Храм Великомученицы Ирины - современный вид

Храм Великомученицы Ирины — современный вид

От самого села в наши дни уже ничего не осталось — во второй половине XVIII века оно вошло в черту города. Границы села лежали примерно между нынешней Бакунинской улицей и Рубцовской набережной, простираясь до Немецкого рынка на западе (в районе нынешнего 4-го Ирининского переулка) речки Рыбинка — на востоке. В наши дни на месте этой речки раскинулась улица Гастелло.
Заметим, что к концу 1980-х годов Ирининский храм представлял собой груду руин, и его восстановление многим в те годы казалось уже невозможным. За шесть десятилетий, что Ирининский храм не использовался по прямому назначению (с 1932 по 1992 гг), он лишился колокольни и центрального купола; его уникальные росписи начала XIX века были уничтожены известью или закрашены, тело его было изуродовано бетонными перекрытиями, разделившими пространство храма на два этажа, а древние полы из бутового камня разбиты и изуродованы. К концу 1930-х годов уже мало кто помнил о драматической истории храма, и уж тем более не задумывались над тем, в каком удивительном историческом контексте шло создание этого поистине бесценного памятника отечественной истории и культуры.

Начать с того, что своё название храм получил в честь святой Ирины — небесной покровительницы царевны Ирины Михайловны, первого ребёнка царя Михаила Фёдоровича, прадеда Петра Великого. Собственно, в год её рождения (1627) и было начато строительство храма, тогда ещё деревянного, длившееся несколько лет. В этом долгожданном ребёнке, давшем уже немолодому царю Михаилу Фёдоровичу надежду на появление династии Романовых, и заключается тайное значение Ирининского храма для всей российской истории.
Дело в том, что поначалу Михаилу Фёдоровичу долго не удавалось решить «семейный вопрос» и тем самым обеспечить продление своего царственного рода. В двадцатилетнем возрасте молодой царь выбрал было себе невесту, но она пришлась не по вкусу его матери — инокине Марфе (в своё время насильно постриженной в монахини Борисом Годуновым, как и её муж, боярин Фёдор Романов — отец будущего царя, ставший впоследствии митрополитом Филаретом). Несостоявшуюся невесту объявили больной и сослали с глаз долой в монастырь. Прошло несколько лет, и властная Марфа присмотрела сыну новую невесту — княжну Марию Долгорукову, однако та внезапно умерла через несколько месяцев после свадьбы. К тому моменту, когда в 1626 году Михаил Фёдорович обвенчался с третьей претенденткой — девицей Евдокией Стрешневой, ему уже исполнилось 30 лет.
К этому времени семейство царя прочно обосновалось в селе Покровское неподалёку от живописного Рыбинского пруда (засыпанный в первые годы советской власти, он находился на месте нынешней автомобильной развязки перед Электрозаводским мостом — на пересечении улицы Гастелло с Бакунинской улицей). Впрочем, Покровским село стало именоваться лишь в 1619 году, после того, как в память об изгнании из Москвы поляков тем же Михаилом Фёдоровичем Романовым здесь был заложен Храм Покрова Пресвятой Богородицы. До этого же село называлось Рубцово, и память об этом названии и поныне хранят находящиеся на Яузе Рубцовская набережная и Рубцов переулок.

Некогда село принадлежало боярину Роману Захарьину, чья дочь стала первой женой Ивана Грозного. Собственно, от этого Романа Захарьина и появилась фамилия Романовых, первым обладателем которой и стал внук Захарьина — Фёдор Романов, позже постриженный Борисом Годуновым в монахи и ставший со временем патриархом Филаретом. От Фёдора Романова село перешло к его жене — инокине Марфе, матери Михаила Фёдоровича. В имении своей матери, на берегу речки Рыбинка, молодой царь ещё задолго до женитьбы построил деревянный летний дворец и в 1626 году привёз сюда молодую супругу. Здесь же, в Покровском, год спустя и родилась царевна Ирина, которой на радостях бабушка Марфа и подарила село. В тот же год был заложен и храм в честь Великомученицы Ирины, который в 1635 году в присутствии царя и его детей — Ирины и маленького царевича Алексея (будущего отца Петра Первого) освятил патриарх Филарет.
Таким образом, чуть более чем за два десятилетия в селе появилось сразу три храма (самый первый — Храм cвятителя Николая в Покровском — был построен ещё в 1613 году; в многократно перестроенном виде он стоит и поныне на углу Бакунинской улицы и Рабфаковского переулка).

Однако именно вновь построенная Ирининская церковь взяла на себя роль «государевой». Сама царевна Ирина Михайловна подолгу жила в Покровском, часто бывал здесь и молодой царевич Алексей Михайлович, до тех пор пока уже монархом не занялся обустройством другого родового села — Измайлово.
Бывал в Покровском и царь Фёдор Алексеевич (1676-1682), сын Алексея Михайловича от брака с Марией Милославской. В его царствование скончалась царевна Ирина Михайловна (1679), чьё надгробие можно и сегодня увидеть в родовой усыпальнице Романовых в Новоспасском монастыре.

Наконец, постоянной гостьей в Покровском была и будущая императрица Елизавета Петровна (правила с 1741 по 1761 гг.) — дочь Петра Первого, хотя сам её царственный отец село не жаловал, больше времени проводя в Измайлове, Преображенском да по ту сторону Яузы — в Головинском дворце. Но Елизавета Петровна не просто любила Покровское, но и возвела в 1743 году неподалёку от Покровской церкви, на месте сгоревшего дворца Михаила Фёдоровича, свой путевой дворец по проекту великого архитектора Бартоломео Растрелли. В наши дни в этом дворце располагается Государственный Научно-Исследовательский Институт Реставрации ГосНИИР.
После нескольких пожаров и перестроек деревянных Никольской и Ирининской церквей в первой половине XVIII века, уже при Екатерине Великой (правила с 1762 по 1796 гг), прихожанам удалось добиться от императрицы разрешения на строительство нового храма на том месте, где он расположен и сейчас. По понятным соображениям храм назвали Екатерининским, но в нём был придел в честь святой Ирины. Строительство деревянного храма было завершено в 1765 году, год спустя на планах Москвы впервые появляется Ирининская улица, а в 1790-м году начинается строительство на том же месте каменного храма, на этот раз названного в честь Живоначальной троицы с приделами в честь святых Екатерины и Ирины. В 1795 году, наконец, Ирининский храм (как его на протяжении всей истории упорно называли местные жители) был построен почти в своём нынешнем виде.
В период наполеоновского нашествия храм чудом избежал разграбления — многочисленные иконы и прочая церковная утварь (значительная часть которой была подарена храму российскими самодержцами — от Михаила Фёдоровича до Елизаветы Петровны) были спрятаны под каменный пол дьяконом Василием Тимофеевым. Французские солдаты использовали храм как помещение для постоя, а дьякона оставили себе на побегушках, порой заставляя его совершать непосильную по его преклонным годам работу. Убранство храма сильно пострадало во время пожара, но после 1812 года было восстановлено. Кроме того, храм обзавёлся собственной каменной оградой и новой позолотой.

В последний раз храм перестраивался в 1891-1892 годах известным архитектором Петром Зыковым, до этого работавшим над обновлением Богоявленского собора в Елохове и Николаевской церкви в том же Покровском. Благодаря Зыкову, Ирининский храм расширяется и становится значительно вместительнее, чем прежде, при этом сохранив свой архитектурный облик. Именно к этой реконструкции относятся найденные в ходе нынешней реставрации храма многочисленные кирпичи с двуглавым орлом и инициалами А.Г. производства Алексея Гусарева — потомственного почётного гражданина г.Москвы, чей завод располагался в селе Черкизове. Возможно, свой товар Гусарев поставлял в храм бесплатно — само по себе обилие «двуглавого» кирпича должно было послужить ему неплохой рекламой.

В начале XX века на территории храма появляются два кирпичных дома, построенные московским купцом и бывшим церковным старостой Иваном Воронцовым. В одном из домов располагалась церковно-приходская школа и богадельня, в другом — жилище для учителей.
После революции в Ирининском храме ещё дважды проходили богослужения с участием патриарха Тихона — 19 марта 1918 года и 28 октября 1923 года. К тому времени храм был практически пустым: в одном лишь 1922 году, когда Ирининская улица получила имя Фридриха Энгельса, из храма было вывезено золота и драгоценной утвари на 14 пудов, как говорится в составленной при изъятии описи. В 1932 году храм был закрыт окончательно, его священник отец Михаил Серединский трижды арестовывался и в 1937 году расстрелян.

Но ещё при жизни священника, в 1932 году, с Ирининского храма были вывезены колокола для строящейся главного книгохранилища страны — нового здания Библиотеки В.И.Ленина. Бывший Румянцевский музей до этого помещался в Парковом доме напротив Кремля, но после революции стал мал для поступавших в него книжных собраний, конфискованных большевиками у дворян и «буржуазии» по всей стране. Новое здание, построенное на углу Моховой улицы и Воздвиженки в стиле «сталинского ампира» до сих пор притягивает взоры москвичей и фотокамеры туристов со всего света. Среди стройных колоннад и опоясывающих здание скульптурных барельефов выделяются и многочисленные бронзовые панно — одни с символами социализма (серп, молот, наковальня и снов пшеницы), другие — с горельефами величайших мыслителей человечества — от Архимеда с Коперником до Ньютона и Тимирязева. И мало кому известно, что все эти бронзовые панно были изготовлены из колоколов, снятых большевиками с нескольких московских церквей, в том числе и с Храма великомученицы Ирины. Ещё в августе 1932 года Народный комиссариат просвещения направил во Всероссийский центральный исполнительный комитет (ВЦИК)  запрос с просьбой разрешить переплавку колоколов с Ирининского и нескольких других московских храмов для барельефов на здание будущей Библиотеки им.В.И.Ленина. При этом в запросе указывалось, что перечисленные церкви «никакой музейной или художественной ценности не имеют и на учёте в Наркомпроса не состоят». В конце сентября того же года разрешение на переплавку колоколов было получено.

В 1934 году в храме поселился клуб «Ворошиловских стрелков» Бауманского района. Несмотря на снос купола и колокольни, «стрелки» поспешили заменить кресты в капителях пилястр храма на пятиконечные звезды.

После войны здание переоборудовали в цеха расположившегося здесь Московского электромеханического завода №1 (жителям СССР этот завод был известен в первую очередь благодаря магнитофону «Яуза», выпускавшемуся прямо в здании бывшего храма с 1956 года). Позже завод переехал на новое место в Колодезный переулок, за Стромынку, а в Ильинском храме сделали продовольственный склад со столовой. И лишь в 1992 году Храм Великомученицы Ирины был возвращён Церкви.

За эти годы в храме проведена огромная работа по реконструкции разрушенных частей здания, частично очищены от поздних наслоений элементы древней росписи, восстановлены купол и колокольня. Работы идут неспешно, поскольку деньгами старинному храму — ровеснику династии Романовых помогают лишь несколько частных лиц. Тем не менее, здесь действует детская воскресная школа, певческий кружок и кружок рисования. А в год четырёхсотлетия династии Романовых — в 2013 году — в храме открылось Белорусское патриаршие подворье во главе с архиепископом Витебским и Оршанским Димитрием.
Что же касается улицы Фридриха Энгельса, то вернуть ей историческое название Ирининской пока никак не удаётся. И дело вовсе не в препятствии со стороны чиновников, а в том, что, как поговаривают, местные жители не горят желанием менять свои документы в связи с новым названием улицы. Людей, в принципе, понять можно: большинство из них поселились в этих местах, когда храм представлял собой безымянные руины. И для многих немец Фридрих Энгельс, увы, до сих пор известен куда лучше, чем царица и её небесная покровительница, давшие название церкви за их окном.


При подготовке заметки были использованы в том числе материалы, изложенные в замечательной книге В.А.Калашникова и О.Н.Коротчук "Храм Великомученицы Ирины в Покровском", Москва, 2016 год.

 

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s