Москва без башни

Письмо Сталина и Ворошилова от 18.09.1933 года

18 сентября 1933 года отдыхавшие в Сочи Иосиф Сталин и Климент Ворошилов направили телеграмму в Москву, в которой четко распорядились снести Сухареву башню. Тем самым была определена судьба очередного столичного архитектурного памятника почти с 250-летней историей. Вот текст сталинского послания: «Мы изучили вопрос о Сухаревой башне и пришли к выводу, что её надо обязательно снести. Предлагаем снести Сухареву башню и расширить движение. Архитекторы, возражающие против сноса, — слепы и бесперспективны». Удивительное дело: даже после угрозы стать «бесперспективными» за башню больше года боролись советские историки, искусствоведы и архитекторы. Тщетно. 25 октября 1934 года памятник был снесен, а Сухаревская площадь была переименована в Колхозную.

К счастью, история и архивные фотографии этого знакового для Москвы места сохранились. Известно, что Сухареву башню построили в 1692—1695 годах на месте старых деревянных Сретенских ворот Земляного города по распоряжению Петра I. Судя по всему, Петр и название ей сам дал: в честь Лаврентия Сухарева, чей стрелецкий полк в 1689 году помог юному царевичу скрыться от его сестры царевны Софьи.

Башню возводили по проекту архитектора Михаила Чоглокова. Укрепления Земляного города к тому времени уже утратили свою оборонительную функцию, поэтому архитектура Сухаревой башни была лишена каких-либо крепостных деталей. Фасады имели четкое деление по этажам, стены третьего яруса прорезались сплошной лентой больших парных окон с нарядными наличниками, широкая открытая лестница вела на гульбище, обходившее вокруг второго и третьего ярусов здания. Все это великолепие завершалось высокой башней с часами, напоминающей западноевропейскую ратушу. В 1698—1701 годах ворота были перестроены в том виде, в котором они и дошли до начала XX века.

В начале XVIII века в здании ворот была размещена знаменитая математическая и навигацкая школа не менее знаменитого московского «чернокнижника» Якова Брюса, а затем контора Адмиралтейской коллегии. После здесь располагались склады Балтийского флота и Архангельского порта. В 1829 году в Сухаревой башне устроили резервуар Мытищинского водопровода на 7000 ведер воды. Так башня стала водонапорной. Вот как в ту пору описывал это место Михаил Лермонтов: «На крутой горе, усыпанной низкими домиками, среди коих изредка лишь проглядывает широкая белая стена какого-нибудь боярского дома, возвышается четвероугольная, сизая, фантастическая громада — Сухарева башня. Она гордо взирает на окрестности, будто знает, что имя Петра начертано на ее мшистом челе! Её мрачная физиономия, её гигантские размеры, её решительные формы — всё хранит отпечаток другого века, отпечаток той грозной власти, которой ничто не могло противиться».

В 1870-е годы под руководством архитектора Александра Обера была проведена реставрация башни. В 1901 году вдруг стали «привирать» башенные часы, поэтому управа наняла мастеров для исправления поломки. В 1914 году столичные власти затеяли было капитальный ремонт объекта, но прервали его ввиду начала Первой мировой войны.

Большевики к башне поначалу отнеслись с почтением: в 1919 году под руководством архитектора Зиновия Иванова был проведен её ремонт. А в 1926 году здесь разместился Московский Коммунальный музей.
Впервые угроза для строения забрезжила в 1931 году, когда был разработан план генеральной реконструкции Москвы, в соответствии с которым в центре города должны были появиться широкие транспортные магистрали и высотные здания. А для этого требовался снос исторической застройки. Реальные очертания эта угроза приняла 17 августа 1933 года, когда в газете «Рабочая Москва» неожиданно для москвичей появилась краткая заметка «Снос Сухаревой башни». В ней сообщалось, что уже с 19 августа «соответствующие организации» приступят к сносу объекта, поскольку он мешает движению транспорта.

27 августа академики И.Э. Грабарь, И.А. Фомин, И.В. Жолтовский и А.В. Щусев отправили вот такое письмо Сталину: «Глубокоуважаемый Иосиф Виссарионович! Сломка башни нецелесообразна по существу, ибо, если цель ее — урегулирование уличного движения, то тот же результат с одинаковым успехом может быть достигнут иными путями… Группа архитекторов берется в течение одного месяца разработать проект реорганизации Сухаревой площади, с идеальным решением графика движения. Сухарева башня есть неувядаемый образец великого строительного искусства, известный всему миру и всюду одинаково высоко ценимый… Пока еще не поздно, мы убедительно просим приостановить бесцельную сломку башни, недостойную наших славных дней построения социализма и бесклассового общества, и пересмотреть постановление, если таковое существует». Первым ответил Лазарь Каганович, назвав попытку отстоять башню «классовой борьбой в архитектуре». Ответ Сталина мы цитировали в начале.

Но и после этого столичные архитекторы продолжили умолять генсека пощадить башню. Во второй раз Сталин дал ответ, не терпящий дальнейших возражений: «Письмо с предложением — не разрушать Сухареву башню получил. Решение о разрушении башни было принято в свое время Правительством. Лично считаю это решение правильным, полагая, что советские люди сумеют создать более величественные и достопамятные образцы архитектурного творчества, чем Сухарева башня. Жалею, что, несмотря на все мое уважение к вам, не имею возможности в данном случае оказать вам услугу. Уважающий вас И. Сталин».

Петровскую Сухареву башню ломали демонстративно. Художница Нина Симонович-Ефимова, жившая рядом и наблюдавшая за событиями на площади день за днем, записывала тогда в дневниковых заметках: «Разрушение идет необычайно быстро… Не обнесено забором, как было при разрушении Красных Ворот. Телефонные ящики все так же висят на стенах, милиционеры открывают их и говорят. Вывеска „Коммунальный музей“ висит над уютно открытой дверью; окна со стеклами и белокаменными завитушками глядят как ни в чем не бывало. Вообще вид у Башни здоровый, а кирпичи летят без желобов просто в воздухе, многие не разбиваются, и здание убывает, тает… Но можно заболеть от мысли, что впереди нас никто Сухаревскую башню не увидит… После Сухаревской башни, вероятно, очередь за Василием Блаженным…».

Собор, к счастью, не тронули…

1 Comment on Москва без башни

  1. Такую красоту разрушили(((( зачем спрашивается, непонятно…

    Нравится

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s