Московские имена

Дом Шерупенковых на углу Селезнёвской улицы и переулка Достоевского в наши дни.

Это был настоящий счастливчик. Молодой богач, наследник большого состояния, оставленного отцом, заядлый автомобилист и, как это было принято, немножко благотворитель и меценат. Купец 2-й гильдии Николай Николаевич Шерупенков едва ли сам точно помнил, сколько недвижимости записал на него щедрый отец — купец Николай Михайлович Шерупенков, сделавший своё состояние на торговле лесом. Одно известно наверняка — не меньше денег, чем торговля лесом, семейству приносила московская недвижимость, которой Шерупенковы имели в избытке: были тут и многоэтажные модные доходные дома, и изящные особняки под конторы, и подмосковные дачи. Впрочем, собственное городское жилище Шерупенковых было на удивление скромным — дошедший до наших дней угловой особняк между Селезнёвской улицей и 1-м Марьинский переулком (ныне переулок Достоевского). В этом доме Шерупенков-старший и его супруга Екатерина Васильевна жили, вели дела, здесь же родился их маленький сын Николай. Глава дома был человеком щедрым, состоял в должности комиссионера Высочайше утверждённого «Московского благотворительного общества 1837 года» (созданного «доставлять беднейшим девицам свободного состояния образование, соответственное их положению, и, при хорошей нравственности, дать им возможность трудами своими обеспечить содержание себя и своих семейств») и членом Московского Сиротского суда (защищал права сирот и занимался опекой над имуществом купцов, мещан и разночинцев).
Щедрость Николая Михайловича распространялась также и на членов его семьи: и жену, и совсем ещё маленького сына он щедро одарил, переписав на них часть имущества. В результате Екатерина Васильевна числилась обладательницей кирпичного завода в деревне Медведково (и даже ставила на изделия собственное клеймо), а также двух больших доходных домов на Божедомке в районе Мариинской больницы (в т.ч. на современной Октябрьской улице д.5 — тогдашняя Александровская ул.). Главным же достоянием купеческой супруги был знаменитый и сохранившийся по сей день дом на углу многолюдной Тверской-Ямской и Лесной улицы (нынешний адрес Лесная ул., 1/2). Дом сдавался под трактиры, лавки и торговые представительства. Здесь же с конца XIX века располагалось Миусское начальное городское училище и Воскресная женская школа некой госпожи Бурцевой.
Дом этот был известен тем, что присутствовал почти на всех наборах московских фотографий XIX века. А всё из-за того, что напротив него, на площади Тверской заставы, стояла Триумфальная арка, так что Шерупенковский особняк неизменно попадал в объектив фотографов того времени. Много позже пришла к дому иная слава: в располагавшемся здесь Миусском училище преподавал Иван Павлович Чехов — брат великого писателя, а сам Антон Павлович, приезжая навестить родственника, нередко снимал комнату во втором этаже этого необычного трапециевидного дома.
Собственно, в необычности дома и заключалась его привлекательность для Шерупенкова-старшего. До 1879 года на этом участке неправильной формы были разбросаны деревянные строения. В 1879 году их владелец купец К.Л.Лаврентьев снёс деревянные постройки и выстроил дом аккурат по периметру участка. Поскольку со всех сторон дом был окружён улицами, получилось очень удобно для сдачи его в аренду: с каждой стороны дома был вполне себе самостоятельный вход с крыльцом, и все окна выходили на улицу, что в те годы было преимуществом. Так что уже на следующий год дом на имя жены приобрёл Николай Михайлович, и с тех пор во всех справочниках он именовался «дом Шерупенкова».
Наследником своего богатства Шерупенков-старший видел сына Николая, и с малолетства приучал его к ведению дел. К совершеннолетию в списке «активов» Николая Николаевича числились уже два дома на Божедомке, аж четыре(!!) дома в Мариинском переулке (ныне переулок Достоевского), дом в Лазаревском переулке и в начале Старой Басманной улицы — в последнем располагалось известное заведение мадам Постниковой с повивальными бабками и приютом для беременных и рожениц. А в 1910 году к юному Николаю от матери переходит и кирпичный завод в Медведково — не всё же отцу одаривать сына!
Но главным увлечением Николая Николаевича стал вовсе не бизнес, а …. автомобиль. Член Московского автомобильного общества, в 1913 году на автомобиле марки «Бенц» он принял участие в знаменитом автопробеге Москва-Берлин-Париж на приз Великого князя Михаила Александровича — младшего брата Николая II и де-юре последнего русского императора, будущего героя войны 1914 года (где командовал «Кавказской туземной конной дивизией»). В конце 1912 года Великий князь был выслан из России (!!) своим августейшим братом за морганатический брак, и с тех пор тщетно просил Николая II разрешения вернуться на Родину. Возможно, решение устроить автопробег было вызвано стремлением опального Великого князя как-то заявить о себе в молодой аристократической тусовке того времени. Если это так, то затея удалась на славу, и автопробег оставил заметный след в европейской печати тех лет.
Как активный член Автомобильного общества, Николай Шерупенков много ездил и по России. Например, в апреле 1914 года в Москве состоялся автопробег до г.Дмитрова. Вот как описывала это событие «Московская газета» от 28 апреля: «Вчера московское автомобильное общество устроило первый в наступившем сезоне пробег на дистанцию Москва — Дмитров — Москва. В 10 час. у помещения о-ва собрались на своих машинах двадцать членов о-ва, и под руководством командора В. И. Барышева тронулись в путь. Все участники пробега разделились на две категории. В первой были автомобилисты, пожелавшие ехать с большою скоростью, а вторые — наоборот. В состязании участвовали: гг. Арцимович, Барышев, Нейбюргер, Тимонин, Кольсорн, Николаев, Яроцинский, Шерупенков, Навережский, Быков, Вельдсман, Глюк, Ермольев, Теферсфельд, Годзишевнкий, Оловянишинков, Глинка, Бабурин, Лыжин и Пендрие. В 3 часа московские автомобилисты прибыли в Дмитров, где состоялся товарищеский завтрак. В обратный путь участники пробега тронулись в 5 ч. и в течение часа проехали всю дистанцию до Москвы».
А годом позже началась Вторая Отечественная война. Великий князь Михаил Александрович получает от брата разрешение вернуться в Россию и геройски командует на фронте кавказским конным полком. А Николай Николаевич Шерупенков, подобно многим богачам того времени, активно участвует в благотворительности и даже создаёт лазарет на 30 коек на своей даче в Лосинке.
После революции Николай Николаевич обнаруживается в списках участников Белого движения, однако, видимо, не в качестве военного — по крайней мере, нам не удалось обнаружить указаний о подразделении, в котором он служил. Скорее всего, в гражданской войне Николай Николаевич участвовал своими деньгами и связями.
После Второй мировой войны ему повезло: он не был, подобно многим видным участникам Белого движения, выдан Советскому союзу и благополучно умер в Париже 28 января 1971 года, где и похоронен на кладбище в Ганьи.

#МосковскиеЗаписки #купечество #российская_империя #Россия #ЛегендыМосквы #СтоялТамДом #Москва #Архитектура #ЗабытыеИмена

 

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s