Номер газеты «Дворец советов» от 27 октября 1939 года

Ежедневная газета «Дворец съездов», номер 239 от 27 октября 1939 года. Выпускалась по заказу Бюро партийной организации, Мостройкома, Управления и Комитета ВЛКСМ строительства Дворца Советов. Отпечатана в типографии издательства «Московский большевик». Ответственный редактор А.П. Шляпин. Четыре полосы, 40 х 30 см. Цена — 5 копеек. Тираж не указан. Оригинал, сохранность хорошая.


В советскую пору в качестве анекдота был в ходу такой диалог у киоска «Союзпечати»:

Покупатель: «Правда» есть?

Продавец: «Правды» нет.

Покупатель: А «Советская Россия»?

Продавец: Вся продана. Есть «Труд» за 3 копейки.

Вот и наш артефакт, как и главный партийный рупор СССР газета «Правда», был назван в честь того, чего никогда не существовало. Речь о так и незаконченном масштабной архитектурном проекте советской столицы — Дворце съездов. Это его схематичное изображение разместили в букве «С» названия представленной газеты. Именно это здание должно было стать восьмой и самой грандиозной сталинской высоткой в Москве — олицетворением мощи, демонстрацией всего величия социализма. Так что не удивительно, что даже несмотря на то, что проект сей вопреки всем потугам так и не был осуществлен, написано о нем едва ли не больше, чем о других высотных домах столицы.

Чего не скажешь о печатном органе, который, судя по всему, затевался как раз для раскрутки и освещения всех этапов возведения этого ярчайшего образца сталинской архитектуры: о газете «Дворец съездов» мы не нашли в открытых источниках ни единого упоминания! А ведь это издание на момент выхода нашего артефакта исправно выпускалось уже третий год. Об этом свидетельствует нумерация этой ежедневной газеты: двойной номер 239 и 864 говорит о том, что в 1939 году это был уже 239 выпуск, остальные 625 относятся к двум предыдущим годам. Другими словами, газета начала выходить с 1937 года, когда стартовал основной этап строительства высотки. Вполне вероятно, что издание распространялось бесплатно среди членов Бюро партийной организации, Мостройкома, Управления и Комитета ВЛКСМ строительства Дворца Советов. Круг освещаемых в газете вопросов преимущественно сводится к строительной тематике: успехам на стройплощадке будущего Дворца советов, трудовой дисциплине, выполнению плана, стахановским достижениям и т.п. Отдельные заметки посвящены 15-летнему юбилею Узбекской ССР, грядущим выборам в Мосгорсовет и обмену опытом агитаторов.

Особого упоминания заслуживает статья «Бой за Гродно» на второй странице — под снимком пожимающих друг другу руки советских танкистов. Заметка смотрится довольно странно и даже неуместно среди прочей мирной информации, опубликованной на второй полосе. Ее будто хотели здесь спрятать, показать нарочитую будничность освещаемого события, утаить его исключительную важность. А важность действительно была немалая. К моменту выхода представленного в коллекции номера газеты Вторая Мировая война шла уже больше месяца. Но вряд ли советским гражданам было известно о секретном разделе СССР и Германией территории Польши. 17 сентября польскому послу Вацлаву Гржибовскому заместителем наркома иностранных дел СССР Владимиром Потемкиным была вручена нота, в которой говорилось о «…внутреннем банкротстве польского государства» и «прекращении действий договоров между СССР и Польшей». Опустим дипломатический политес и скажем проще: правительство Советского Союза признало, что Польша, как государство, прекратило свое существование. В тот же день польская дипмиссия покинула Москву, а советские войска устремились на Запад, к границе, заявить свои права на новые территории. Вторжение в Польшу в газетной заметке пафосно называется «освобождением Западной Белоруссии от польского ига».

Напомним, многострадальный Гродно, согласно Рижскому мирному договору 1921 года, отошел Польше. Именно этот город в сентябре 1939-го оказался едва ли не единственным, давшим отпор наступавшей Красной Армии. К концу месяца польские войска покинули город, Гродно был взят РККА. Советские войска потеряли в ходе боев от 57 до 800 человек (колоссальная разница в статистике объясняется тем, что она предоставлена сторонами конфликта), поляки потеряли 644 убитыми и 1 543 пленными. Согласно официальным данным, около 300 польских пленных были расстреляны победителями на месте. Сообщается также, что польские потери включают более 300 мирных жителей, убитых советскими солдатами. Отметим, что в Гродно память погибших защитников города чтят до сих пор. Тем не менее, статья в нашей газете сообщает: «Трудящиеся города встретили наш приход с неописуемой радостью. Наши машины были забросаны цветами. Пожилые женщины со слезами на глазах благодарят нас за освобождение». И далее главное: «Задача, поставленная партией, нашим любимым товарищем Сталиным, выполнена нами с честью. С именем великого Сталина мы готовы на новые подвиги и победы!».

На последней странице газеты традиционный для советской прессы краткий обзор зарубежных событий. И здесь мы снова видим снимок советского солдата: на этот раз почести отдаются пулеметчику Пронину, который в течение получаса дрался с сотней поляков и вышел из боя победителем. На этой же странице клеймится позором Панская Польша, язвительно называемая «лоскутным государством пилсудчиков», но на сей раз — за тесную связь с церковью, за «засилье поповщины», «принудительные церковные поборы», «насильственное ополячивание посредством религии» и прочее. Вот так — порционно, выверенными штрихами, почти непринужденно — советские газеты методично создавали в сознании своего читателя образ нового внешнего врага, к борьбе с которым должен быть готов каждый советский патриот.

Но вернемся к основному содержанию газеты. К сожалению, из этого номера невозможно понять, сколь успешно продвигалось строительство главной высотки столицы: расплывчато сообщается, что процесс идет, необходимые материалы поставляются (башмаки отгружены) и т.д. Заметим, что идея строительства здания подобного масштаба была озвучена еще при жизни Ленина, в 1922 году, во время Первого съезда Советов. Руки до воплощения задумки дошли только в 1931 году — тогда и организовали конкурс на лучший архитектурный проект будущего дворца. Помимо профессионалов, в нем приняли участие обычные граждане, а также зодчие из других стран — В. Гропиус, Ле Корбюзье, Э. Мендельсон. Наметившиеся к тому времени основные тенденции сталинской архитектуры должны были воплотиться в жизнь в торжественном, помпезном, конструктивистском, тяготевшем к выдающемуся периоду классицизма здания. Сталин лично участвовал в обсуждении представленных проектов. Собственно, генсек и дал свое окончательное согласие на архитектурное решение Бориса Иофана. К тому времени уже стало известно, где будут возводить новое здание. 13 июля 1931 года на заседании ЦИК СССР Михаил Калинин озвучил историческое решение: «Местом для строительства Дворца Советов избрать площадь храма Христа в городе Москве со сносом самого храма и с необходимым расширением площади». В декабре того же 1931 года Храм взлетел на воздух.

Так должен был выглядеть Дворец Советов

Дворец Советов объявили ударной стройкой и в 1934 году приступили к ее воплощению. Иофан задумал возвести здание 420 метров высотой, тем самым обогнав самое высокое на тот момент здание в мире, Эмпайр-стейт-билдинг (381 метров). Венчать дворец должна была гигантская статуя Ленина. По расчетам архитектора, его творение должно было быть видно за 35 км. Основное строительство началось с 1937 года, и уже в 1939-м была закончена кладка фундамента высотной части, главного входа и семи этажей одной из сторон (обращенной к Волхонке). Для строительства дворца была изготовлена специальная марка стали — ДС, самая прочная на тот момент в СССР. Очередной съезд партии постановил закончить проект в 1942 году, но этому не суждено было свершиться — грянула война, отголоски которой уже отчетливо слышны на страницах нашей коллекционной газеты. В сентябре-октябре 1941 года подготовленные для монтажа металлические конструкции пошли на изготовление противотанковых ежей для обороны столицы. После оккупации Донбасса в 1942 году пришлось разобрать и только построенную часть дворца. Стальные конструкции пошли на строительство путепровода на Волоколамском шоссе и для пролетных строений Керченского моста. После окончания войны было решено сосредоточиться на восстановлении страны, и проект был сначала заморожен, а потом и вовсе закрыт. В 1960 году на месте не построенного Дворца Советов открыли бассейн Москва, а в 1994 приступили к воссозданию Храма Христа Спасителя.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

w

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: