Открытка «Красные ворота в Москве» на французском языке, Москва, 1901-1903 годы

Почтовая фотооткрытка «Красные ворота», изданная в рекламных целях по заказу московской парфюмерной фабрики «Товарищество высшей парфюмерии А.Ралле и Ко». Карточка отпечатана в знаменитой московской фототипии «Шерер, Набгольц и Ко». На лицевой стороне открытки размещен вертикальный снимок знаменитых Красных ворот, выполненный «в фас». Подпись на открытке и все выходные реквизиты указаны на французском языке, что говорит о том, что открытки этой серии с видами Первопрестольной шли на экспорт. Размеры 14 х 8,7 см. Обратная сторона артефакта осталась незаполненной. Оригинал. Состояние удовлетворительное.

*   *   *

Если бы не сознательные дореволюционные отечественные кондитеры, парфюмеры, издатели и прочие предприниматели (причем далеко не всегда российских корней), вряд ли мы имели бы представление о том, как выглядели десятки, а то и сотни архитектурных, религиозных, культурных и прочих памятников нашей истории, канувших в небытие за 70 лет существования СССР. Считая своим долгом параллельно с рекламой собственной продукции выпускать открытки, проспекты и буклеты просветительского и патриотического содержания, тот же кондитерский король Фердинанд Эйнем или, как в нашем случае, владельцы парфюмерной фабрики «Товарищество Альфонса Ралле» оставили своим потомкам массу уникальных артефактов. Среди них — фотооткрытка «Красные ворота в Москве», на которой запечатлен исторический памятник, снесенный более 90 лет назад.

Мы не будем подробно останавливаться на истории знаменитой в свое время парфюмерной фабрики «Товарищество высшей парфюмерии А.Ралле и Ко». Представленная открытка далеко не единственный в коллекции «Маленьких историй» артефакт, имеющий непосредственное отношение к этой весьма почтенной московской фирме — так что о ней мы уже подробно рассказывали в истории От Бутырки до «Шанели». Отметим лишь, что эта компания, в наши дни известная как парфюмерная фабрика «Свобода», на рубеже XIX-XX веков выпустила целую серию фотооткрыток с видами Москвы. Вот лишь некоторые из них:

Но вернемся к нашей открытке. К сожалению, нам так и не удалось выяснить наверняка, кто же был автором этого снимка. Не исключено, что фотографию сделал совладелец московской фототипии «Шерер, Набгольц и Ко», напечатавшей карточку. Немец Мартин Шерер в этой полиграфической фирме отвечал как раз за фотосъемку. Подробнее об этой компании читайте в истории Не хуже Ниццы и лучше, чем в Крыму….  Ворота, получившие в народе название «Красные» за свою красоту и изящество, были возведены еще Петром I в 1709 году — в честь победы в Полтавской битве. Их построили специально для встречи русских героев, возвращавшихся с полей сражения. Это была первая Триумфальная арка в Российской империи. Изначально сооружение было деревянным и пережило несколько пожаров. Однако вплоть до 1753 года на смену сгоравшей снова и снова арки ставили новую  -и тоже деревянную. Первая ее перестройка была осуществлена в 1724 году к коронации Екатерины I, а в 1742-ом ворота восстановили уже по случаю коронации Елизаветы Петровны. Через эту арку императрица проследовала в торжественном кортеже из Кремля в Лефортовский дворец. Но в 1748 году памятник снова пострадал от огня. И лишь в 1757 году под руководством знаменитого мастера елизаветинского барокко, обладателя титула государственного архитектора Дмитрия Ухтомского было, наконец, завершено  строительство каменной триумфальной арки на месте деревянных Красных ворот. Причем новые каменные ворота получили то же название.

Первоначальный вариант ворот из камня был, как и первоначальный деревянный, окрашен в белый цвет. Красной не только по названию, но и по цвету, арка стала позднее, в XIX веке. Новые ворота были выше своего деревянного предшественника. Кроме того, они получили множество новых декоративных деталей. Так, вершину арки венчала теперь бронзовая статуя трубящего ангела, стены были богато украшены рельефами и 50-ю яркими рисунками, повествующими о ратных подвигах русских воинов. В центре сооружения, прямо над пролетом арки, был размещен портрет императрицы Елизаветы. В течение XIX века Красные ворота будут еще несколько раз переделавать, а в 1815 году — перед венчанием на царство Николая I — портрет дочери Петра I заменят на герб Российской империи, а вензеля «Е» поменяют на «Н». Однако в 1883 году, перед коронацией Александра III, на Красных воротах вновь появятся исторические елизаветинские вензеля.

К началу XX столетия, неумолимо двигавшемуся по пути технического и, прежде всего, транспортного прогресса, стало понятно, что великолепный барочный символ монаршей власти, стоящий ровно посреди одной из центральных площадей Москвы, заметно мешает транспортному развитию города. Попытки сноса Красных ворот предпринимались московскими властями ещё в середине XIX века, однако демонтировать памятник архитектуры у градоначальников рука так и не поднялась. С появлением трамваев в Первопрестольной было принято решение проложить пути прямо под аркой. Первые составы прошли под сводом Красных ворот в 1906 году.

Гораздо большей решимостью в плане ломки памятников истории отличались представители новой власти, в чьих руках Россия оказалась после Октября 1917 года. Справедливости ради отметим, что триумфальная арка на площади Красные ворота простояла после революции еще целых 10 лет, и даже была полностью отреставрирована. Дорогостоящее обновление рельефных украшений и бронзовых элементов было затеяно и проведено в 1926 году. Сегодня, в свете ежегодных перекладываний тротуарной плитки в центре столицы, уже не кажется столь абсурдным тот факт, что уже к концу 1926 года капитально отремонтированные Красные ворота угодили в список архитектурных сооружений, подлежащих сносу. В перечне, составленном отделом коммунального хозяйства Моссовета, необходимость демонтажа памятника обосновывалась такой формулировкой: «Ввиду узости места для проезда транспорта». А все дело в том, что советская власть в ту пору лелеяли мечту возвести на месте Храма Христа Спасителя гигантский Дворец Советов, который должен был стать самым высоким зданием в мире. К идеологически знаковой высотке предполагалось проложить столь же масштабный проспект с одноименным названием. Эта дорога должна была проходить от Измайлово на Юго-Запад столицы и пересекать в том числе площадь Красные ворота. Так что спустя всего полгода после реставрации арки, в июне 1927-го, отремонтированное сооружение начали сносить, вновь затратив на это огромные средства.

Удивительное дело: решение о сносе Красных ворот обсуждалось публично. Историки, искусствоведы, художники и многие неравнодушные москвичи были категорически против уничтожения уникального исторического памятника, великолепного образца русского барокко. Группа архитекторов во главе с Алексеем Щусевым (кстати, именно он осуществлял последнюю реставрацию сооружения) разработала на собственные средства проект по переносу арки из центра площади к краю. Но эту идею не поддержали на самом верху. 10 января 1927 года глава Наркомпроса Анатолий Луначарский, который, к слову, не раз открыто вставал на защиту исторического наследия, направил в Президиум ВЦИК письмо, с просьбой приостановить постановление о сносе. В послании, в частности, говорилось: «Красные ворота  являются единственными в своем роде не только во всесоюзном, но и в мировом масштабе… Указание Моссовета на помеху для движения… представляется неубедительным, так как центр площади всегда не используется». Спустя три месяца была предпринята еще одна попытка защитить уникальный памятник. Московский отдел народного образования направил в Моссовет просьбу о включении Красных ворот «в список памятников на учете», но через 10 дней получил неутешительный ответ: «Надобности о включении Красных ворот в список памятников нет».

14 мая 1927 года в газете «Известия» было опубликовано сообщение о том, что Президиум ВЦИК вынес постановление о разрешении сноса Красных ворот, разборка которых начнется 17-18 мая. 23 мая в центральной печати снова вернулись к теме демонтажа арки: в «Красной газете» вышла заметка, в которой говорилось о том, что снос вызвал волнения в среде столичных архитекторов. Упоминалось и о проекте команды Щусева. Однако вердикт был прежним: «Через несколько дней Красные вороты будут снесены». Снос уникального памятника архитектуры и истории был завершен 2 июня 1927 года. Работы были осуществлены так, что ни о какой реконструкции речи уже быть не могло. Раздробленный камень пустили на коммунальные нужды. Так триумфальная арка Красных ворот стала одной из первых памятников в череде архитектурных объектов, снесенных в Москве в советский период. В новое время несколько раз поднимался вопрос о воссоздании памятника, но в связи с транспортной перегруженностью площади её восстановление уже вряд ли возможно. Быть может, оно и к лучшему: «восстановление» в руках современных столичных архитекторов нередко выглядит хуже, чем полное уничтожение.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

w

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: