Грампластинка с записью маршей композиторов Гедике и Глиэра. СССР. 1937 год

Советская граммофонная пластинка, выпущенная Ногинским заводом в 1937 году. Шеллак. Скорость 78 оборотов в минуту. На одной стороне диска записан марш Рейнгольда Глиэра, на второй — марш Александра Гедике. Оба произведения, как указано на этикетке, исполнены квинтетом гармонистов Всесоюзного комитета по радиовещанию под управлением В.С. Рожкова. Оригинал.


Прямо скажем, гармонь — далеко не самый подходящий инструмент для исполнения маршей. Однако на нашем музыкальном артефакте обе энергичные композиции воспроизведены именно гармонистами. Оттого звучат эти мелодии еще интереснее — по-советски. Вообще в СССР в 20-е годы гармонь оказалась одним из главных проводников музыкальной культуры — особенно в отдаленных районах необъятной Страны Советов, где в отсутствии граммофонов и патефонов она зачастую была единственным доступным музыкальным инструментом. Оттого и гармонисты долгое время вполне заслуженно считались первыми парнями на деревне — пожалуй, вплоть до появления гитаристов.

Популярность обычной гармони (более сложными и дорогими баянами и аккордеонами в ту пору искусно владели намного реже) советская власть старалась использовать для повышения культурного уровня населения — особенно молодежи. В 1926 году в СССР даже появился лозунг «Гармонь — на службу комсомолу!» С этого момента по всей стране повсеместно начинают проводить конкурсы мастерства гармонистов. На селе чаще всего это был однодневный слет, куда съезжались блеснуть своим талантом районные виртуозы. Каждый год проходило более 2500 подобных творческих соревнований, где в исполнительском искусстве состязались около 30 тысяч человек. Гармонь постепенно проникала не только в клубы, но и в отечественный кинематограф.

В одном из первых конкурсов гармонистов, проходящих в Москве в конце 1926 года, в числе победителей оказались музыканты В. Рожков и Николай Отделенов. Вскоре этот самый Рожков стал преподавателем по классу баяна в Музыкальном техникуме имени Красной Пресни. После того как в 30-х годах стало особенно популярным ансамблевое исполнение, Рожков вместе со своим давним знакомым и коллегой Николаем Отделеновым организовал квинтет гармонистов — тот самый, что исполняет марши на нашей раритетной пластинке. Кроме них в состав пятерки виртуозов вошли С. Беликов, В. Медведев и А. Тихомиров. К сожалению, нам так и не удалось установить имя руководителя квинтета гармонистов, известны только его фамилия и инициалы — Рожков В.С.

Всесоюзный комитет по радиовещанию при Наркомате почт и телеграфов СССР был создан 10 сентября 1931 года, а уже 31 января 1933 года он был выделен из состава НКПТ как Всесоюзный комитет по радиофикации и радиовещанию при Совете Народных Комиссаров СССР . Другими словами, фондовая запись квинтета гармонистов, попавшая на наш диск, была создана в полуторагодичный промежуток между осенью 1931-го и зимой 1933-го.

Рейнгольд Глиэр

А теперь познакомимся с композиторами, сочинившими марши, записанные на нашей пластинке. Рейнгольд Глиэр родился 30 декабря 1874 года в Киеве, в смешанной семье польки и немецкого мастера медных духовых инструментов. Музыкальные способности проявились у мальчика в раннем детстве, родители сделали все для того, чтобы их сын брал уроки скрипки у лучших киевских музыкантов. Его преподавателем был знаменитый Константин Воут. В 13 лет юный Глиэр уже играл во взрослом любительском квартете. В 1891 году талантливый юноша легко поступил в Киевское музыкальное училище. А спустя несколько месяцев произошло событие, заметно повлиявшее на всю дальнейшую творческую жизнь будущего композитора: в декабре в Киев с концертами приехал Петр Ильич Чайковский. Поскольку училище, где обучался Глиэр, имело непосредственное отношение к организации этих гастролей, некоторым ученикам посчастливилось получить пропуск на концерт. В числе счастливчиков оказался и Глиэр. Встреча с великим русским композитором произвела на Рейнгольда неизгладимое впечатление: «Первый раз в жизни я был свидетелем таких оваций. Такого триумфа. И я впервые почувствовал, что музыка доставляет радость не только узкому кругу любителей; что музыкальные впечатления способны захватить и объединить широкую массу слушателей; что искусство композитора может завоевать всеобщее признание и любовь».

В 1900 году за плечами 26-летнего Глиэра уже была Московская консерватория, где среди его преподавателей были гениальные музыканты Сергей Танеев и Михаил Ипполитов-Иванов. Кстати, во время учебы в консерватории Глиэр принял российское подданство. Затем музыкант отправился в Германию, чтобы обучиться дирижерскому мастерству у знаменитого немецкого дирижера Оскара Фрида. Сразу после консерватории Рейнгольд начал педагогическую деятельность. В разные годы он работал в Гнесинском училище, в Киевской и Московской консерваториях. Его учениками были многие в будущем известные композиторы, среди которых Сергей Прокофьев и Арам Хачатурян. О масштабах преподавательской деятельности своего наставника однажды очень удачно пошутил Прокофьев: «Как-то так выходит, что кого из композиторов не спросишь, он оказывается учеником Глиэра — или прямым, или внучатым».

Рейнгольд Глиэр

Как композитор Глиэр внес огромный вклад в зарождавшееся советское музыкальное искусство. Он написал несколько балетов, среди которых «Красный мак» — первый советский балет на современную тему, «Медный всадник», фрагмент которого используется в качестве гимна Санкт-Петербурга, «Тарас Бульба». Глиэр сочинял оперы, симфоническую, хоровую музыку. Композитора часто приглашали на зарубежные гастроли, несколько раз он выступал в США. Впрочем, с неменьшим энтузиазмом он давал концерты в рабочих клубах. Немногие знают, что у Рейнгольда Глиэра была подшефная детская колония, где известный композитор занимался с ребятами в хоре, ставил спектакли, а иногда просто читал воспитанникам книжки на ночь. Так что этот обрусевший немец был одинаково ценим и до, и после революции 1917 года. Об этом, в частности, свидетельствует тот факт, что Глиэр единственный из композиторов, который трижды становился лауреатом самой престижной дореволюционной музыкальной награды — премии им. Михаила Глинки, а в СССР трижды получил Сталинскую премию.

Отметим также, что Глиэр создал множество пьес для обучения игре на фортепьяно. По сей день ни один отечественный сборник музыкальных произведений для начинающих пианистов не обходится без его сочинений. И тут стоит упомянуть, что как правило в этих же сборниках встречаются пьесы другого композитора, чье имя значится на второй стороне нашей пластинки — Александра Гедике. Рейнгольда Глиэра и Александра Гедике считают одними из создателей советской фортепьянной педагогической музыкальной литературы. Наверное нет на постсоветском пространстве ни одного воспитанника музыкальной школы, который бы в детстве не учился играть на упражнениях из знаменитой пьесы Гедике «Заинька».

Надо сказать, что у обоих композиторов — авторов маршей с нашей пластинки — в биографиях много общего: немецкие корни, учеба и преподавание в Московской консерватории, интенсивная преподавательская и педагогическая деятельность, сочинение пьес для новичков. Кроме того, оба музыканта были народными артистами РСФСР, Гедике тоже был лауреатом Сталинской премии, правда, только одной. И жизнь у обоих была не только насыщенной, но и продолжительной: умерли композиторы с разницей в один год: Рейнгольд Глиэр в 1956-м, а Александр Гедике в 1957-м году.

Александр Гедике

Александр Федорович родился 20 февраля 1877 года в Москве. Его прадед, Генрих-Георг Гёдике, был органистом католической церкви в Петербурге и ректором Немецкого драматического театра. Его дед Карл преподавал хоровое пение и играл на органе в московской католической церкви Святого Людовика Французского. Отец Александра — Фёдор Карлович — работал органистом в той же церкви, был пианистом в оркестре Большого театра, преподавал в Московской консерватории. Маленький Александр был непоседой и не очень прилежным гимназистом, зато музыке обучался с удовольствием. Сначала это были самостоятельные занятия, которые, впрочем довольно быстро стали приносить плоды. В 12 лет Саша уже иногда подменял отца за органом и занимался переложением пьес. Гимназию Гедике так и не закончил, из четвертого класса сразу перевелся в консерваторию, где ему довелось учиться у таких известных педагогов как Павел Пабст и Антон Аренский. Еще в годы учебы Гедике написал скрипичную сонату и фугу для большого оркестра, в его композиторском багаже также были уже многочисленные романсы, марши и фортепьянные пьесы. После выпуска из консерватории в 1898 году Гедике работал в Николаевском и Елизаветинском женских институтах и давал частные уроки. В 1900 году в Вене на Третьем Рубинштейновском конкурсе Александр стал лауреатом премии как композитор. По словам Александра Гольденвейзера, который так же участвовал в конкурсе, но как пианист, «сразу обнаружилось, что у Гедике среди композиторов конкурентов нет и что, кроме него, никто не может претендовать на композиторскую премию».

Александр Гедике

В 1909 года Гедике начал преподавать в альма-матер. Он был профессором кафедры фортепиано. Многочисленные ученики обожали своего наставника: он никогда не был строг с ними, хотя и грозился, что будет беспощаден. Все знали, что их наставник жил в профессорской квартире тут же, в здании консерватории, и очень любил животных. Дома у него было столько кошек, которых профессор иногда путал, а по утрам Гедике всегда можно было застать в консерваторском сквере, кормящим птиц.

Ученик Гедике, Рудольф Баршай, рассказывал: «…Часто я приходил в консерваторию очень рано, к половине седьмого, чтобы позаниматься до начала уроков, не беспокоить дома соседей. Никого еще не было, тишина, только возле памятника Чайковскому старик с длинной седой бородой кормил голубей, воробьев, синичек. Снегири тогда еще жили в Москве. Это был Александр Федорович Гедике. Он считался отцом русских органистов, вел класс органа и класс оркестровой игры, был композитором. Он жил прямо в здании консерватории, во флигеле на втором этаже. Добрейший, деликатнейший, благородный человек. Единственный раз я видел, чтобы спокойствие изменило ему. Наш профессор Тэриан пришел погулять возле консерватории со своей собакой и демонстрировал студентам чудеса дрессировки: его бульдог по команде взобрался на дерево и уселся высоко на ветке. Александр Федорович был возмущен и качал головой: «Михаил Никитович, ну как же можно, это ведь не по-христиански, такое издевательство над живым существом!»

Гедике был очень разносторонним музыкантом: органист, пианист, автор многочисленных опер, среди которых «У перевоза» о пугачевском восстании, симфоний, романсов, пьес для различных инструментов. Много времени уделял обработке русских народных песен. Он часто выступал с органными концертами, и чаще других исполнял произведения именно Баха. Он высоко ценил и творчество своих современников. Любил произведения Прокофьева и Шостаковича и был всегда открыт ко всему новому в музыке. Не терпел лишь бессмысленного «новаторства ради новаторства».

«Марш Гедике»

«Марш Глиэра»

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s