Этот «девяток» яиц — неспроста

Заполонившие за последние дни просторы Рунета многочисленные мемы, анекдоты и фото-жабы на тему нового формата упаковки куриных яиц по девять штук, вместо привычного десятка, невольно заставили нас вспомнить об инструментах неявного повышения цен, которые в российской экономике за последние 100 лет используются уже далеко не первый раз.

Сегодня тому, как незаметно повысить цену на продукт или услугу, причем так, чтобы покупатель не только не возмутился, но еще и доволен остался, учит едва ли не каждый второй сайт или коуч-самоучка. Одни знатоки маркетинговых стратегий советуют одновременно с повышением стоимости изменять параметры услуги — чтобы сравнить старую цену с новой было невозможно. Например, интернет-провайдер предлагает своему старому клиенту интернет 40 Мбит/с за 650 рублей вместо прежних 30 Мбит/с за 600 рублей. Разумеется, потребитель оценивать соразмерность повышения скорости и увеличения цены не станет, он всем доволен: интернет «летает», а платить приходится всего на 50 рублей больше. В итоге хитрый провайдер «стрижет купоны». А можно и вовсе вывести из линейки предлагаемых услуг старый тариф. «Ну что вы, такие устаревшие тарифы уже никто не предлагает». Приходится клиенту привыкать к новому «тарифищу».

Есть уловки попроще. Например, изменил название продукта, оставив состав и объем прежним — и выпускай спокойно по новой, повышенной цене. Товар же другой — соответственно, и цена другая. Какие могут быть претензии? А где тот, старый? А нет его больше, не выпускается, мы для вас вот этот придумали, лучше прежнего. Еще вариант: добавить к товару дополнительную упаковку. Был у вас, скажем, любимый глазированный сырок, но вечно липкий продавался, подтекала изнутри его сладкая сущность. Вот заботливый производитель и постарался: упаковал лакомство в дополнительную картонную коробочку. Она не прилипает, а еще создает обманчивое ощущение того, что сырок в ней не такой уж крошечный. Лежит такой основательный коробок у вас на ладони, не то что прежний. И стоит он, конечно, теперь процентов на 20 теперь больше, хотя вес, качество и состав ничуть не изменились. И вы покупаете! В глубине души возможно даже понимаете, что вас одурачили, но стараетесь не расстраиваться.

Все эти хитрости, конечно, не сегодня придуманы, пользовались подобными приемами и в СССР. Многие наверняка еще помнят неявное повышение цены на хлеб в конце 1970 годов — якобы в связи с введением новых сортов. Но в действительности вместо 16 копеек за кг стали продавать 800-граммовые буханки по 15 копеек. При «развитом социализме» регулярно дорожала бытовая техника, а увеличение ее стоимости объясняли «переходом на выпуск новой модели». Ну, и не забываем, что каждое повышения цен в СССР происходило «по многочисленным просьбам трудящихся». И это объяснение, а, говоря сегодняшним языком, отмазка, всех по умолчанию устраивала. И хоть бы кто задумался, где те трудящиеся, которые просят власти, а иногда даже решительно требуют цены в стране повысить. Не забудем, что после очередного такого повышения в 1962 году произошла чудовищная трагедия в Новочеркасске.

Мы даже не заметили как на прилавках магазинов оказались 900-граммовые упаковки сахарного песка и круп вместо килограммовых пачек, но по тем же ценам, 900 миллилитровые бутылки молока и кефира вместо литровых, и так же с неизменившимися ценниками. И ведь не подкопаешься: на упаковке все честно написано, вас не обвесили. Но явно рассчитывали, что вы не заметите изменившегося веса или объема.

Однако аналогичная хитрость с яйцами не прошла. Народ смирился с тем, что цены на яйца автоматически поднимаются с приближением Пасхи (потом, кстати, не опускаются), но подмены десятка на девяток не стерпел — отсюда волна реакций в интернете. Бурная фантазия и завидное чувство юмора россиян породили массу шуток про 9 яиц, и другие «недочеты», вроде «16 мгновений весны», «двух мушкетеров», змея Горыныча о двух головах, монеты 9 рублей и прочее. Но апофеозом всего этого девятияйцового карнавала стала шутка про то, что с 1 марта водка будет 39 градусов.

Но, как говорится, в каждой шутке есть доля шутки. Не прошло и недели, как мы увидели новость о том, что в Сургуте действительно на прилавках появилась водка 39 градусов. Причем представители производителя — компании «Сургутспирт» — подтвердили факт выпуска водки с пониженным градусом и подчеркнули, что закон при этом нарушен не был. То ли хайпануть на волне яйцевого юмора решили, то ли сэкономить. Даже интересно, сколько можно сэкономить на 1 градусе? Но действительно, в законе «О госрегулировании производства и оборота этилового спирта» (171-ФЗ) сказано, что «водка — это напиток, который произведен на основе этилового спирта с крепостью 38–56%».

Кстати, намеренное занижение градусности водки уже встречалось в отечественной истории. 95 лет назад, зимой 1924 года, писатель Михаил Булгаков занес в свой дневник краткий отзыв об очередном подарке властей для народа – первой советской водке, поступившей на прилавки магазинов. В честь тогдашнего председателя Совнаркома Алексея Рыкова, сменившего на этом посту почившего Ленина, алкогольный напиток тут же прозвали «рыковкой». Именно Рыков стал инициатором отмены в молодой Стране Советов сухого закона, введенного еще Николаем II в связи с началом Первой Мировой войны. На восьмой год существования Советской власти пьянство перестали приравнивать к контрреволюционной деятельности. К тому же стало понятно, что это неплохая статья дохода для пополнения скудной казны. Так что в 1922 году в СССР разрешили варить пиво, а в 1923 году допустили продажу наливок крепостью не выше 20 градусов.

И, наконец, в 1924-ом пришла очередь водки. «В Москве событие – выпустили 30° водку, которую публика с полным основанием назвала «рыковкой». Отличается она от царской водки тем, что на десять градусов слабее, хуже на вкус и в четыре раза её дороже. Водку называют «Рыковка» и «Полурыковка». «Полурыковка» потому, что она в 30°, а сам Рыков (горький пьяница) пьёт в 60°», — писал Булгаков. В его дневнике за 1925 год есть и анекдот на водочную тему: «Если бы к «Рыковке» добавить «Семашковки» (нарком здравоохранения Н. Семашко), то получилась бы хорошая «Совнаркомовка». Судя по всему, и диалог профессора Преображенского с доктором Борменталем о качестве водки в романе «Собачье сердце» появился под впечатлением от «рыковки».

— Ново-благословенная? — осведомился Борменталь.
— Бог с вами, голубчик, — отозвался хозяин. — Это спирт. Дарья Петровна сама отлично готовит водку.
— Не скажите, Филипп Филиппович, все утверждают, что очень приличная — 30 градусов.
— А водка должна быть в 40 градусов, а не в 30, это, во-первых, — а во-вторых, — бог их знает, чего они туда плеснули. Вы можете сказать — что им придет в голову?

Стоит напомнить, что водка — это тот продукт в России, с которым вообще шутки плохи. Не даром правительство всегда старалось удержать цены именно на этот товар как можно дольше. Покушаться на доступность водки в нашей стране весьма опасно. Народ об этом предупредил в известной частушке позднесоветских времен:

Стала водка шесть и восемь — все равно мы пить не бросим.
Передайте Ильичу — нам и десять по плечу.
Если станет ещё больше — будет то, что было в Польше.
Если станет двадцать пять — будем снова Зимний брать.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.