Знак интернациональной щедрости

Памятный жетон участника благотворительного кружечного сбора, организованного Всероссийским Земским Союзом в 1914 году для оказания интернациональной помощи жертвам Первой мировой войны из Сербии. Изготовлен по заказу организатора мастерами московского Товарищества Н.С. Растеряева. Материал и техника: жесть, штамповка, хромирование. Жетон круглой формы с ушком для ленты. Диаметр изделия – 28 мм. Оригинал. Сохранность удовлетворительная.


Перед нами артефакт, который с точки зрения коллекционного интереса можно разместить на стыке двух областей: фалеристики и филателии. Это знак благотворительного кружечного денежного сбора — одна из довольно распространенных в период Первой мировой войны разновидностей знаков добровольных пожертвований. Таковых в 1914-1917 годах было великое множество — непочтовые марки, сувенирные листки, виньетки, значки и жетоны, которые вручались участникам различного рода денежных сборов. Сразу оговоримся, что мы не будем детально останавливаться на традициях и организации благотворительности в Российской империи во время патриотического подъема в период Первой мировой войны — об этом мы уже писали в статье Эпоха добрых дел. Подробно остановимся именно на кружечных сборах, за участие в одном из которых и был вручен наш жетон.

Считается, что корни благотворительных кружечных сборов растут из многовекового опыта собирания церковных пожертвований прихожан в специальные сосуды при храмах. Традиция эта крепко закрепилась в сознании христиан и как-то незаметно была перенесена в том числе и на мирские цели. В самом деле, почему бы в небьющуюся посуду не пособирать деньги не на нужды храма, а на что-то иное, разумеется, богоугодное — на помощь сиротам, беженцам или жертвам войны, например? Так в начале XX века на улицах российских городов и появились гремящие мелочью в алюминиевых банках сборщики, громогласно призывающие прохожих внести свою посильную лепту в борьбу с туберкулезом или помощь беженцам, например. Кружки сборщиков были запаянными, что исключало возможность подворовывания в процессе наполнения и сводило к минимуму риск ограбления. Так что к процессу сбора нередко привлекали одетых в специальные костюмы детей и женщин, снаряженных плакатами с соответствующими теме пожертвований лозунгами.

Заполненные в течение дня кружки сборщики пожертвований добросовестно, с чувством выполненного гражданского долга, сдавали в контору организации, проводящей благотворительный сбор. Там уже в присутствии наблюдателей и уполномоченных лиц проводилось вскрытие сосудов и подсчет собранных средств. Пожертвованные суммы строго документировались.

Процесс вскрытия кружек по окончании сбора благотворительных средств в помещении канцелярии Совета Общества попечения о бесприютных детях

После всех подсчетов деньги адресно отправлялись нуждающимся или же отсылались на приобретение необходимых вещей или медикаментов. Судя по газетным сводкам, помощь фронту от кружечных сборов шла немалая:

Надо сказать, что в кружечных сборах народ принимал участие довольно охотно, в том числе и малосостоятельный — ведь каждый жертвователь сам определял масштаб своей щедрости: можно было и копеечку положить, но ощутить свою сопричастность к полезному общему делу. К тому же, за участие в акции полагалось символического поощрение — какой-нибудь малоформатный сувенир, себестоимость которого была минимальной, во всяком случае, совершенно необременительной для организатора сборов. Такой формат превращал сбор денег в своего рода беспроигрышную лотерею: не важно, сколько ты пожертвуешь — все равно получишь приз. Так что десятки частных типографий, жестяных мастерских, ткацких артелей, сувенирных лавок штамповали тысячами из картона, бумаги, жести, проволоки, ткани и ленточек небольшие жетончики, виньетки, фигурные аппликации, марки и значки для раздачи жертвователям. И те носили эти знаки сопричастности к благотворительной акции с законной гордостью, стремились продемонстрировать их окружающим. Как эти позирующие на дореволюционном снимке солдаты, приколовшие к груди бумажные виньетки участников кружечного сбора — как знак достойного отличия. Бравый вояка справа проявил щедрость дважды, хотя сборщики старались не докучать тем, кто уже однажды внес вклад — для этого, собственно, изначально и придумали опознавательные знаки.

Как правило, знаки добровольных сборов были яркими, цветными, их видно было издалека. В миниатюрной картинке иные изготовители умудрялись разместить целую историю. Судя по тому, что до наших дней дошли сотни, если не тысячи, разновидностей подобных артефактов, в дореволюционной России благотворительные акции были распространены просто невероятно, участие в них действительно считалось гражданским долгом. Вот лишь некоторые из бумажных знаков, которые жертвователи прикалывали к своей одежде:

Это, еще раз подчеркиваем, бумажные знаки кружечных сборов. Жестяные варианты дошли до наших дней в еще большей сохранности — как, например, представленный в нашей коллекции артефакт. Рассмотрим его повнимательнее. На аверсе нашего жетона по центру на голубом фоне размещено цветное изображение «большого» герба Королевства Сербия, который был утвержден династией Обреновичей в 1882 году. Герб представляет собой двуглавого орла с красным щитом с четырьмя огнивами на груди. Сверху —  королевская золотая корона и мантия из горностая. В таком виде герб являлся главным символом этого государства до окончания Первой мировой войны в 1918 году, когда на смену Королевству Сербия пришло Королевство сербов, хорватов и словенцев уже с другой геральдической символикой.

Герб Королевства Сербия в 1882-1918 годах

На реверсе жетона мы видим заглавными буквами надпись в дореволюционной орфографии «ВСЕРОССiЙСКiЙ ЗЕМСКiЙ СОЮЗЪ» — это организатор данного кружечного сбора. Всероссийский Земский Союз помощи больным и раненым воинам был учрежден 11 августа 1914 года — через две недели после начала Первой мировой войны. Действовал он, как и большинство благотворительных организаций России, под патронажем Великой княгини Елисаветы Феодоровны (1864-1918). Председательствовал в нем Георгий Львов (1861-1925). В задачи Союза входило оказание от лица губернских земств разного рода помощи раненым и искалеченным солдатам Русской Императорской Армии и Флота — не только финансовая поддержка, но также приобретение лекарств, обеспечение всем необходимым оборудованием госпиталей и санитарных поездов, обучение медицинским навыкам сестер милосердия, закупка амуниции и провизии, доставка подарков на фронт к праздничным датам, помощь семьям.

И именно на благотворительные средства, собранные силами Всероссийского Земского Союза, в России организовывалась финансовая поддержка для воинов армий тех иностранных государств, которые сражались в Первую мировую войну против Германии и Австро-Венгрии. А союзников у нас, как известно, было немало – около 30. Для стран, вступивших в войну на стороне Сербии и Российской империи одними из первых — еще до конца лета 1914 года — Всероссийский Земский Союз в знак особой признательности и благодарности организовывал адресные кружечные сборы. Так что кроме Сербии и России на жетонах этого выпуска можно видеть название и государственную символику еще пяти государств — Японии, Бельгии, Англии, Франции, Черногории.

 

На реверсе каждого жетона снизу по ободку четко читается сокращенное название фирмы-производителя — «Т-во Н.С. Растеряева. Москва». Известно, что Фабрично-торговое Товарищество по выпуску свинцовых труб и жестяных изделий купца 1-й гильдии Николая Сергеевича Растеряева располагалось в Первопрестольной в начале XX века в Кожевниках. Это московское предприятие в свое время прогремело на всю страну авторской уникальной технологией хромолитографии по жести, секрет которой, к сожалению, давно утрачен. Не даром именно умельцам Растеряева в 1913 году было доверено изготовление самой разнообразной сувенирной и упаковочной жестяной продукции, посвященной 300-летию Дома Романовых. В годы Первой мировой войны, как мы видим, к услугам Растеряева прибегал и Всероссийский Земский Союз.

К слову, имя Николая Растеряева не так давно снова появилось на страницах новостных изданий. И вот в связи с чем. Московские власти признали объектом культурного наследия регионального значения здание на Кожевнической улице, в котором когда-то располагались заводская контора, квартиры мастера, управляющего и служащих предприятия Растеряева.

Николай Сергеевич не был первым владельцем этого строения: еще в 1800 году на этом месте построил особняк московский купец Крашенинников. После пожара 1812 года здание перестраивалось, в таком виде оно и досталось в 1896 году Растеряеву, который приспособил его под бытовые нужды сотрудников своего предприятия. Вскоре после революции и национализации предприятия в помещениях конторы разместили авторемонтный завод «Аремкуз» Главмостранса. Назначение дома много раз менялось, что не лучшим образом сказывалось на его состоянии. В июне 2018 году зданию был, наконец, присвоен охранный статус. Из характерных для старинных городских построек элементов в нем еще сохранились оконные и дверные проемы, цоколь, треугольные декоративные сандрики над окнами второго этажа и междуэтажный профилированный карниз. Есть вероятность, что особнячок рубежа XVIII-XIX веков будет отреставрирован.

Бывшая контора Товарищества Николая Растеряева. Наши дни

 

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.