До страховой доски

Фасадная табличка «Государственное страхование от огня» — одна из первых советских страховых досок, выпущенная предположительно в 1921-1922 годах. Подобные знаки выдавала своим клиентам единственная в СССР страховая компания «Госстрах». Новоиспеченные владельцы договоров, в свою очередь, крепили такие таблички на фасаде домов. Оттиск на металле в точности повторяет первый логотип «Госстраха». Материал: жесть. Способ производства: штамповка. Габариты: 25 х 12 см. Изначально фон таблички был окрашен в красный цвет, буквы и символы — в белый. Однако за долгие десятилетия лицевая сторона доски сильно заржавела и полностью утратила первоначальную окраску.

*     *     *

6 октября в России отмечают один из профессиональных праздников — День страховщика. Именно в этот день в 1921 году в СССР было учреждено Главное управление государственного страхования — Госстрах. В тот же день Владимир Ленин подписал декрет «О государственном имущественном страховании».

Один из первых плакатов Госстраха. 1921 год
Один из первых плакатов Госстраха. 1921 год

С этого момента страхование, впрочем, как и все прочие отрасли экономики, было объявлено государственной монополией. Ленинский декрет предписывал «организовать во всех местностях РСФСР, как в сельских, так и в городских, государственное имущественное страхование частных хозяйств от пожаров, падежа скота, градобития растительных культур, а также аварий на путях водного и сухопутного транспорта». Советские вожди к страхованию относились более чем серьезно: Госстрах, созданный в один из самых сложных периодов в истории нашей страны, в дальнейшем не прекращал свою работу ни на день — даже в годы Великой Отечественной войны. Можно без преувеличения сказать, что за 70 лет своего существования Госстрах вошел в каждую семью. В том числе и потому, что с первых дней развернул массированную рекламу своих услуг. Взять хотя бы практику раздачи металлических табличек (досок, знаков, жетонов, щитов, вывесок, блях — в разных источниках встречаются различные варианты названия этих предметов) клиентам, заключившим договоры страхования от пожаров.

Пожар в Лондоне в 1666 году
Пожар в Лондоне в 1666 году

Практика использования страховых досок от пожара была впервые заведена в конце XVII века. Это произошло после знаменитого Большого пожара в Лондоне в 1666 году, когда за 5 дней было уничтожено четыре пятых города, в том числе 87 церквей, 44 здания «ливрейных компаний», 13200 жилых домов. Средневековый город практически исчез с лица земли. Удивительным образом во время пожара, по официальным данным, погибло всего девять человек, но при этом 100 тысяч лишились жилья. «Это воля Божья, из-за сильного ветра и суши ничего нельзя было сделать», — таков был вердикт парламента. Так вот чтобы противостоять «воле Божьей», британские домовладельцы начали создавать компании, специализирующиеся на страховании от огня. Уже в 1667 году некий Николас Барбон основал первую в Англии страховую компанию «The Fire Office», которая позднее получила название «Феникс» («The Phoenix»). Поскольку государственных пожарных частей в ту пору еще не было, каждое страховое общество обзаводилось собственным отрядом брандмейстеров. Из-за путаницы в адресах нередко бывало, что на одно ЧП выезжали сразу несколько частных дружин, которые уже на месте горячо выясняли между собой, кто имеет право на тушение застрахованного здания.

Одна из первых в мире страховых досок английского общества "Sun Fire Office"
Одна из первых в мире страховых досок английского общества «Sun Fire Office»

Споры частенько заканчивались дракой, за которой все забывали о горящем строении. В общем, такая работа была малоэффективной. Во избежание подобных ситуаций и были придуманы опознавательные знаки, которые наглядно демонстрировали, застрахован ли дом, и если да то в какой компании.  Первыми такими табличками стали так называемые лондонские «fire marks» («знаки огня, пожара»). Это были окрашенные в несколько цветов свинцовые таблички с названием страхового учреждения, изображением его фирменного знака и цифрами внизу — номером страхового полиса. Клиенты, заключившие контракт, в нагрузку получали металлические доски, которые крепили на фасады своих домов. Появление самых первых британских страховых табличек эксперты относят к 1682 году.

Лондонский опыт оказался успешен и довольно скоро его переняли другие английские города: за 200 с небольшим лет между 1682 и 1880 годами страховые доски выпустили более чем 150 британских компаний. С берегов Туманного Альбиона эта мода распространилась и на другие страны Старого Света — 44в XIX веке они становятся обязательным атрибутом «огневых» страховых обществ всего мира. Так, например, в Германии их называли «Feuerversicherungs-Schilder». Правда, к тому времени таблички уже перестали выполнять исключительно опознавательную функцию. По мере развития и совершенствования почтового дела, повсеместного введения нумерации домов и названий улиц, страховые доски становятся не более чем элементом наружной рекламы страховых компаний. Причем, в большинстве случае элементом весьма и весьма привлекательным — это были фигурные металлические таблички самых разнообразных форм, размеров и цветов, с ярким, чаще патриотическим дизайном.

Екатерина II
Екатерина II

В первой половине XIX века страховые доски появляются и в России — эту традицию мы, как и многое другое, переняли у Германии. Правда, когда именно была изготовлена первая отечественная табличка, специалисты сказать не берутся. Однако, прежде чем начать историю об российских страховых досках, следует немного рассказать об организационных формах и ведомственном подчинении страховых обществ, работавших в Российской Империи. Дело в том, что именно эти нюансы во многом определяли дизайн выпускаемых табличек. Как выясняется, российские цари изначально, сами того не подозревая, в страховом вопросе пошли по пути большевиков — объявили эту сферу государственной монополией. Так, 23 декабря 1786 года Императрица Екатерина II подписала Манифест «Об учреждении при Государственном Заемном Банке Страховой Экспедиции для приема в оной каменных домов, заводов и фабрик». Документ, в частности, предписывал следующее: «Введя сию полезную выгоду, которой доселе не было в Нашем Государстве, запрещаем всякому в чужие Государства дома или фабрики здешние отдавать на страх и тем выводить деньги во вред или убыток Государственный». Таким образом, в России был введен запрет на страхование в иностранных страховых компаниях, который продлился вплоть до 1885 года. cfd5833feca7c0edb9d4e2fcf5f196c8Мера эта была вполне обоснованной — буквально до середины XVIII века большинство имений российской аристократии были застрахованы за границей. А, следовательно, за рубеж утекали гигантские средства, что не могло устраивать Императорский дом. Однако из-за крайне ограниченного перечня объектов, подлежащих страхованию (каменные дома), государственная Страховая экспедиция была признана предприятием убыточным. К тому же обнаружилось, что в числе застрахованных ею объектов каким-то образом оказались 25 строений, застрахованных на общую сумму 1,6 млн рублей ассигнациями — умопомрачительная сумма. Возмещать такие убытки было более чем накладно, так что в 1822 году экспедицию закрыли. А заодно отказались и от идеи монополизировать эти услуги.

Второй этап становления страхования в России связан с формированием национального страхового рынка. Надо сказать, что именно страхование от огня по объему и востребованности занимало на этом рынке лидирующие позиции вплоть до прихода к власти большевиков. В этот период вопросы страхования довольно широко освещались в печати: в деловых изданиях существовали рубрики или приложения по страховому делу, выпускался ряд специализированных журналов таких как «Страховые ведомости», «Страховое обозрение», «Русский вестник страхования». А начиная с 20-х годов XIX века в России появляются и новые формы страховых компаний — правительственные, акционерные, земские и взаимные.

Николай Мордвинов
Николай Мордвинов

Правительственные занимались страхованием лиц, состоящих на службе в некоторых государственных учреждениях, а также страхованием от огня недвижимого имущества в губерниях, в которых не введены другие формы страхования.

Акционерные были основаны на объединении частных капиталов путем выпуска и продажи акций. Страховое АО признавалось юридическим лицом и отвечало по обязательствам, предусмотренным заключенными договорами с клиентурой в пределах принадлежащего ему имущества. В 1827 году путем размещения акций по подписке было создано «Российское страховое от огня общество». Идеологом организации первой российской акционерной страховой компании выступил крупный государственный деятель и экономист граф Николай Семенович Мордвинов.

Здание "Страхового от огня общества" в Санкт-Петербурге
Здание «Страхового от огня общества» в Санкт-Петербурге

Его стараниями была создана необходимая правовая база функционирования страхового дела в новых условиях, зафиксированная в уставе страхового общества, собственноручно утвержденного императором Николаем I. Первенец отечественного акционерного страхового дела ступил на поприще предпринимательства в довольно благоприятных условиях. Страна остро нуждалась в страховании рисков потерь от пожаров. В государстве, в котором 90% зданий оставались деревянными, эта услуга была очень востребована. Даже Красную площадь в Москве когда-то называли Пожар (правда, достоверно неизвестно, в честь какого из многочисленных пожаров). В общем, такое положение гарантировало «Российскому страховому от огня обществу» обширную клиентуру.

Здание «Второго Российского страхового общества» в Ярославле
Здание «Второго Российского страхового общества» в Ярославле

Ошеломляющий коммерческий успех первой частной страховой компании побудил ряд государственных чиновников выступить с новой инициативой. В 1834 году начальник Собственной Его Императорского Величества канцелярии граф А.Х.Бенкендорф предложил организовать новую компанию по страхованию имущества от огня для работы в 40 губерниях, не вошедших в сферу деятельности первого общества. 6 марта 1835 года указ об учреждении «Второго Российского страхового от огня общества» был подписан императором. Однако дела второй акционерной компании поначалу пошли не столь резво. В центральных губерниях Российской Империи, где преобладали деревянные постройки, пожары были настоящим бедствием — детищу Бенкендорфа приходилось покрывать все эти убытки. Особенно тяжелым оказался 1848 год из-за массовых пожаров в Казани, Могилеве и Орле. Но начиная со второй половины XIX века ситуация стабилизировалась, и вплоть до 1917 года «Второе Российское страховое от огня общество» успешно справлялось со своими функциями, занимая средние позиции в первой десятке акционерных страховых компаний.

0f06460722d2А в 1845 году, в связи с приближающимся окончанием монополии обоих огневых обществ, генерал-адьютант В.А.Перовский обратился к правительству с просьбой об открытии очередной фирмы страхования от пожаров. Так возникло новое общество, получившее название «Саламандра», 29 января 1846 года его устав был утвержден Николаем I. После освобождения крестьян в 1861 году и замены натурального хозяйства денежным, в России начинается быстрое развитие страхового дела. Возник ряд новых страховых акционерных обществ, в том числе: «Петербургское», «Московское», «Русское», «Коммерческое», «Варшавское», «Северное», «Якорь», Россия». Всего же к 1913 году (в год 300-летия правления династии Романовых органы статистики, как известно, подвели количественные и качественные итоги развития России) в стране действовало 20 акционерных страховых обществ, из которых 12 зарегистрировано в Санкт-Петербурге, 4 — в Москве, 2 — в Варшаве, 1 — в Нижнем Новгороде.

Пожар 28 и 29 мая 1862 года в Санкт-Петербурге
Пожар 28 и 29 мая 1862 года в Санкт-Петербурге

Наряду с созданием акционерных страховых компаний, в России на рубеже веков активно развивается земское страхование. Оно находилось в ведении губернского земского собрания, которое утверждало тарифы и нормы обеспечения. Самой востребованной услугой здесь опять же стало страхование строений от огня. Некоторые земства отпускали на организацию противопожарной охраны до 10% собранных платежей. Земское страхование было трех видов: окладное, дополнительное и добровольное. Окладное страхование было обязательным для крестьянского населения. Владельцам строений разрешалось на тех же условиях страховать их дополнительно (сверх окладных норм). В тех районах, на которые не распространялось окладное страхование, предлагался добровольный пакет для страхования урожая, инвентаря, скота и т.д. В 1902 году земства получили право заключать между собой договоры перестрахования, а незадолго до революции, в мае 1917 года, возник Земский страховой союз, который объединил 27 губернских страховых организаций. В октябре 1917-го этот же орган проводил национализацию страхового дела. Деятельность союза оказалась полностью подчинена Совету по делам страхования, а само земское страхование стало именоваться советско-народным. В конце 1918 года все земские конторы были окончательно национализированы.

Страховое общество "Якорь"
Страховое общество «Якорь»

Еще одной формой организации страхового дела стали компании взаимного страхования, которые начали открываться после того как крупные акционерные акционерные общества подняли тарифы. При такой форме страхователь одновременно является участником специальной организации — общества взаимного страхования (ОВС). Его члены договариваются между собой об условиях и размерах возмещения убытков. В 1890 году возникает Пензенский Союз городских страховых обществ. Изначально 3 общества — Пензенское, Иркутское и Тверское — условились приходить друг другу на помощь при крупных убытках, превышающих годовой сбор премии. А в 1909 году в состав этого союза входили уже 83 небольших компании, которые надеялись на взаимную помощь. Впоследствии Пензенский союз превратился в Российский союз обществ взаимного от огня страхования. В 1913 году в состав союза входило 124 страховых конторы.

Всего же в страховых учреждениях Российской Империи было застраховано имущество на сумму 21 млрд рублей. Из общего сбора премии в 1913 году в сумме 204 млн рублей на долю акционерных страховых обществ приходилось 129 миллионов, на долю земских —  34 миллиона, на долю взаимных — 14 млн рублей, на долю иностранных обществ — 12 млн рублей. Совокупная прибыль страховых обществ в 1913 году составила более 7 миллионов рублей.

Полис "Российского страхового от огня общества"
Полис «Российского страхового от огня общества»

До появления в России акционерных компаний о страховых досках у нас никто не знал — по крайней мере, никаких упоминаний о таких находках в среде коллекционеров не встречается. Даже с началом работы в 1827 году первого акционерного «Российского страхового от огня общества» о подобных табличках речи еще не велось. Достоверно известно, что только в 1835 году — т.е. спустя полтора столетия после появления первой  «fire marks» в Лондоне — металлические знаки стало выдавать своим клиентам «Второе российское страховое от огня общество». Ну а во второй половине XIX века такие доски использовали уже почти все акционерные, взаимные и земские учреждения, страховавшие имущество от пожара. Выдавались таблички вместе с полисом, отдельную плату за них не брали. Кстати, прадедушки нынешних страховых корпораций вообще умели работать с клиентами: если в течение 15 лет домовладелец не менял свое имение, условия договора и страховую сумму, то ему полагался бесплатный полис.

При заключении договора общество выдавало «большую» или «среднюю» доски — в зависимости от масштаба застрахованной недвижимости. По форме, окраске и тексту они были почти идентичны и отличались только габаритами и назначением. Большие (на коллекционном сленге «мамы») — высотой около 25 см — крепились в хорошо обозримых, но труднодоступных местах на фасадах зданий (чтобы было видно, но сорвать или украсть нельзя). Средние («дочки») — высотой до 12 см — размещались у входа или на двери застрахованной квартиры. При страховании от огня движимого имущества использовались совсем маленькие страховые доски длиной до 6-7 см. Однако они не получили широкого распространения. Кстати, самая крупная из известных страховых досок отечественного фабричного производства принадлежала уже упоминавшемуся нами старейшему в стране «Российскому страховому от огня обществу». Табличка была изготовлена в 70-80 годах XIX века из меди, ее размеры — 33×40 см. Правда, информации о том, в какие цвета она была выкрашена изначально, нет.

В ряде случаев знаки одного страхового учреждения отличались по форме, дизайну и цветовой гаммe. Чаще всего они были овальной или прямоугольной формы. Но встречались также круглые, квадратные, ромбовидные, шестигранные и восьмигранные варианты. Единственная российская доска треугольной формы принадлежала «Тамбовскому городскому взаимному страховому от огня обществу».

Нередко таблички, символизируя защитную функцию страхования, выглядели как небольшой щит. Такой дизайн наиболее характерен для все того же «Русского страхового от огня общества». Кстати, доски этой компании были и самыми патриотичными — окрашены в цвета российского «триколора». Изображение и текст на страховых досках со временем менялись. У старых компаний, возникших в первой половине XIX века, дизайн табличек трансформировался по мере изменения эстетических представлений современников. На рубеже XIX-XX веков на страховых досках все чаще встречается название фирмы сразу на двух языках — например, на табличках Эстонского общества взаимного страхования и Казанского городского общества взаимного страхования.

651
Тигр, превращенный в бобра на гербе Иркутского страхового общества

Дизайн и символика отечественных страховых досок отличаются, прежде всего, в зависимости от их принадлежности к той или иной организационной форме страховых учреждений. Так, земские общества нередко размещали на своих табличках изображение городских или губернских гербов. Например, на доске Иркутского городского страхового от огня общества, почти буквально воспроизводящей губернский герб, отразился и геральдический казус. В процессе упорядочения российской символики во второй половине XIX века петербургские чиновники решили исправить то, что им показалось ошибкой в геральдическом описании герба, утвержденном столетием раньше: «В серебряном щите черный бегущий бабр с червлеными глазами, держащий во рту червленого соболя». Так вот «бабра» (тигра — на местном наречии) они исправили на «бобра». Художник-геральдист, похоже, тоже не знал таких нюансов, в результате тигр, изображенный на старом гербе, на новом превратился в речного грызуна, причем с когтями и окровавленным соболем в пасти! По этому поводу Владимир Даль в своем «Словаре русского языка» ехидно заметил, что в иркутском гербе тигр «переделан на бобра, коего там нет, а бабры заходят».

На досках акционерных обществ рисунок часто повторял их фирменные (товарные) знаки. Причем их фирменные знаки не были просто декоративными. Напротив, они несли конкретную смысловую нагрузку, связанную с идеей страхования, и, тем самым, пропагандировали его. Один из самых распространенных символов страхования от огня — мифическая птица Феникс. Согласно древнеегипетским и античным верованиям, она, прожив несколько сот лет и предчувствуя приближение смерти, сжигала себя на костре, чтобы возродиться из пепла молодой. Изображение птицы Феникс традиционно использовалось для оформления досок многими одноименными страховыми компаниями Старого и Нового Света (Англия, Германия, Испания, Франция, США). В России фирмы с названием «Феникс» никогда не существовало, тем не менее, образ чудо-птицы эксплуатировало «Второе российское страховое от огня общество». Доски этой компании необычайно выразительны. На четырех известных вариантах их оформления изображена омолодившаяся мифическая птаха, восстающая с распростертыми крыльями из затухающего костра. Над рисунком, как на гербах средневековой знати, лента с девизом: «Отъ огня возрождаюсь».

На досках огневого товарищества «Саламандра» более пяти десятилетий изображали другой символ огневого страхования — саламандру. По античным и средневековым представлениям, это похожее на ящерицу мифическое существо не может сгореть. Напротив, саламандра живет в стихии огня и символизирует его дух. Доски акционерных обществ «Надежда» и «Якорь» тоже повторяют свои фирменные знаки, где за основу изображения был взят якорь — традиционный символ надежды и спасения.

Точно воспроизведен на страховых табличках и фирменный знак дореволюционного общества «Россия». Он тоже имеет глубокий смысл. Основа композиции — восьмиугольная звезда, состоящая из двух наложенных друг на друга четырехугольников с вогнутыми сторонами. Эти элементы характерны для чудотворной иконы Богоматери «Неопалимая Купина», широко известной в России. Она почиталась православным большинством населения России как «оберег» от пожара. Использование в дизайне знакомых и близких многим иконографических мотивов должно было отождествить в глазах людей божественную силу и страховое общество. Они по-разному, но защищают от огня.

Ценным раритетом считаются доски взаимного московского страхового общества «Русь». Они весьма необычны, поскольку выполнены по технологии модных в начале XX века рекламных плакатов на металле. Это были таблички в форме древнерусского щита со сложной многокрасочной композицией, которая была детально проработана до мельчайших элементов. Так, на рисунке земного шара, изображенного на табличке, можно даже прочитать, правда, с помощью увеличительного стекла, названия морей. В самом центре доски общества «Русь» воспроизведен традиционный в Российской империи образ Матери-Родины в боевых доспехах, с мечом и щитом в руках. Фигура твердо стоит на четверти земного шара с надписью «Русь», а фоном ей служат силуэты Москвы. На щите, который символизирует готовность Матери-Родины защищать своих подданных, читается надпись: «Взаимное страховое общество «Русь».

Кстати, взаимные страховые учреждения, являясь некоммерческими организациями, были кровным образом заинтересованы в противопожарных мероприятиях. Неспроста на их досках очень часто изображались пожарные каски, топоры, лестницы, насосы и прочие атрибуты борьбы с огнем. Кроме того, на таблтчках российских взаимных страховых учреждений нередко встречается изображение рукопожатия. Этот интернациональный символ взаимности и братства был в свое время широко распространен в России. Так, его можно видеть на документах и предметах масонских обществ, закрытых аристократических клубов, артелей, кооперативов и других организаций, построенных по принципу круговой поруки.

В таком виде к коллекционерам чаще всего попадают страховые доски
В таком виде к коллекционерам чаще всего попадают страховые доски

Отдельно стоит остановиться на том, из какого материала и каким способом изготавливались российские страховые доски. Таблички, как правило, были фабричными, производились методом штамповки или литья. Чаще всего они имеют рельефную поверхность, плоские встречаются реже. В последнем случае на досках почти всегда имеются следы кустарного производства: форма проста, изображение отсутствует, а текст написан вручную красками по трафарету. Однако и многие крупные страховые фирмы не пренебрегали таким бюджетным способом изготовления табличек (не говоря уже о небольших городских компаниях и уездных земствах). С чем был связан такой подход? В одном случае — с экономией, в другом — с элементарным отсутствием средств, в третьем, выражаясь современным языком, — с оптимизацией производства. Все эти факторы в итоге привели к тому, что страховые общества начали выискивать более дешевые способы изготовления страховых досок. Не удивительно, что такие доски доходят до нас в виде ржавых кусков железа. Заполучить в коллекцию кустарную табличку с родными красками и хорошей сохранности — большая удача.

Тверь, страхование в городском обществеПоначалу отечественные фабричные доски штамповались из меди или латуни (деревянными они не могли быть по определению). Очень редко, но встречаются таблички, отлитые из чугуна (полагаем, что крепить их на стену в силу тяжести было сплошным мучением). В 80-х годах XIX века в России появилась цветная печать по жести — пластичной тонколистовой стали. Ее покрывали слоем олова, десятилетиями предохранявшего табличку от коррозии. А в конце XIX века в Российской Империи было налажено производство цинка, после чего значительный объем досок стали отливать из этого прочного сплава. Дошедшие до наших дней цинковые доски, как правило, утратили изначальный красочный слой и стали светло-серого цвета, зато без малейших следов коррозии. Их толщина достигает 3-4 мм. Примечательно, что большинство цинковых табличек принадлежит страховым обществам, работавшим на юге европейской части России: Полтавской, Таврической, Тульской, Харьковской земским компаниям, а также взаимным страховым обществам Астрахани, Екатеринославля (ныне Днепропетровск), Киева, Одессы. Это связано с тем, что промышленное производство цинка в ту пору началось именно на юге страны.

Жесть на 1910Первоначально краски на доски наносились вручную, а затем использовали технику, которую тогда называли хромолитография (правильнее металлохромия — окрашивание металлов гальваническим способом). Эмалью были покрыты только таблички Владивостокского и Варшавского обществ. Доски акционерных страховых компаний, как правило, изготовлялись централизованно и пересылались из центра в региональные филиалы. Но некоторые из них имеют столь оригинальную форму, что их появление можно объяснить только спецзаказом. На страховых табличках, сохранивших «родные» краски, иногда можно разобрать названия фирм-изготовителей: хромолитографий по жести С.А. Трайнина и В. Андерсена (Санкт-Петербург), фабрик металлических изделий Г.А. Хаймовича (Санкт-Петербург) и Д.Вальтух (Одесса), ревельской фабрики металлических коробок С. Элиана и товарищества «Жесть», хромолитографии Э.К. Интце (Рига) и других. Известно, что заказы на производство страховых досок также получал Каслинский литейный завод.

Киоск страхового общества "Россия"
Киоск страхового общества «Россия»

Исключительная востребованность страховых досок в России объясняется широким спектром функций, которые они выполняли. Прежде всего, привлекая внимание обывателей, таблички рекламировали конкретное страховое учреждение. Кроме того, они пропагандировали саму идею страхования — оптимального механизма, придуманного людьми для возмещения последствий всякого рода ЧП. С другой стороны, собственнику недвижимости, несомненно, импонировало обладание многоцветной, зачастую необычной формы яркой страховой доской. Он с чувством удовлетворения крепил ее к своему дому: такой «знак отличия» как бы подчеркивал его высокое социальное положение в глазах соседей. В конце концов, размещение досок на фасадах экономило время пожарным и деньги страховщикам: брандмейстеры сразу видели, представителей какой страховой компании нужно вызвать на место, чтобы те предприняли оперативные меры для уменьшения ущерба, который потом им же придется возмещать. В общем, все были довольны. Особое психологическое значение в нашей стране имели страховые доски на сельских избах, где соседи нередко сводили счеты друг с другом, поджигая постройки. При наличии страховки, о чем наглядно свидетельствовала доска, этот способ мести терял свою привлекательность.

Но с 1918 года в истории российского страхования, которое за 90-летнюю историю успело стать отлаженным и эффективным механизмом, происходит крутой перелом. Как мы уже отмечали, чередой ленинских декретов имперские страховые компании были ликвидированы, а их имущество объявлено «достоянием республики» — т.е. было национализировано. В течение трех лет, вплоть до появления Госстраха, на этом поприще вообще ничего не происходило. Во время Гражданской войны помощь пострадавшим от различных ЧП лишь изредка выдавалась натуральными продуктами. Однако с конца 1921 года страховое дело в стране начинает реанимироваться — словно описанная ранее птица Феникс. Причем возрождение это происходило довольно резво — инфраструктура и богатые традиции страхового бизнеса, накопленные в царской России, стали отличной стартовой площадкой для организации системы страхования в Советском Союзе. В частности, популярное до революции взаимное и земское страхование приучили бережливое сельское население страны страховать свои владения от пожара. Поднимали Госстрах еще дореволюционные специалисты (новым просто неоткуда еще было взяться). Они, видимо, и возобновили уже доказавшую свою эффективность практику раздачи клиентам страховых досок. Правда, это были уже совсем другие доски — унифицированные, типовые, сделанные по одному лекалу.

inss-1inss-2-1Первые советские страховые таблички, аналогичные той, что представлена в нашей коллекции раритетов, появились, судя по всему уже в конце 1921 года. Их дизайн полностью повторял самый ранний фирменный знак (логотип) Госстраха. К сожалению, разработчик этой композиции нам неизвестен. Похоже, история не сохранила и имена авторов всех последующих логотипов единственной в СССР страховой компании.

Первый логотип Госстраха
Первый логотип Госстраха

Самый ранний фирменный знак Госстраха еще не содержал в себе никакой государственной символики. В небольшой прямоугольник белого цвета оранжевыми буквами вписано «ГОСударственное СТРАХование», так чтобы читалась аббревиатура ГОССТРАХ. Между двумя словами размещалась группа едва различимых символов, среди которых при желании можно разглядеть серп, грабли, молот, колесо, шестеренку, борону и пшеничные колосья — почти все они перекочуют и на доску. Кстати, весь этот нехитрый набор инструментов свидетельствует о том, что в первые годы советское страхование было сосредоточено на обслуживании крестьянства — на страховании сельхозвладений, инвентаря и урожая от пожаров. «Застрахуешь поле — не страшись града», предупреждал крестьян один из первых госстраховских плакатов, появившихся в «Огоньке» в 1921 году. И таких агитационных материалов было немало. Не было для людей в ту пору ничего страшнее голода, а Госстрах брал на себя риски по пожарам и погодным катаклизмам, регулярно компенсировал потери урожая.

Квартирная "дочка" представленного раритета
Квартирная «дочка» представленного раритета

Представленная нами табличка почти идентична описанному первому логотипу Госстраха. Раритет представляет собой жестяную табличку (после 1914 года металл в России стали экономить и страховые доски из более дорогих сплавов уже не выпускались) размером 25 х 12 см. Маленькие вывески, которые клиенты крепили к дверям квартир, отличались не только более скромными габаритами. В нижней части такой таблички появилась волнистая надпись «Застраховано от огня». Были еще промежуточные варианты, которые несущественно отличались по размерам. Госстрах, разумеется, не имел средств на то, чтобы отливать такую продукцию, поэтому все его таблички сделаны методом штамповки. Впрочем, вскоре стали экономить и на штамповке — начиная с 30-х годов доски перестали быть рельефными. Информацию на них наносили краской через трафарет. Так что перед нами экземпляр из первой и, пожалуй, единственной партии рельефных советских страховых досок. По его углам видны отверстия для крепежа.

Время, ветра и дожди заметно потрепали наш раритет — от его окраски не осталось и следа. Однако эксперты утверждают, что страховые таблички Госстраха в цветовом плане были негативом логотипа этой компании — красный фон с белыми буквами и символами. К сожалению, нам не удалось найти информацию о том, какие предприятия штамповали советские страховые доски. При этом на многочисленных форумах, где собираются люди, знающие толк в подобных артефактах, советским страховым табличкам внимание почти не уделяется ввиду их невысокой коллекционной ценности. Однако независимо от отсутствия яркого художественного оформления они по-своему интересны и обладают определенной индивидуальностью. Уже сейчас известно более 20-ти разновидностей  досок советского периода, и их количество продолжает расти – регулярно на домах обнаруживаются новые варианты. Так что лишать внимания такие раритеты было бы ошибкой. Тем более, как мы выяснили, и в их истории хватает белых пятен.

Второй логотип Госстраха
Второй логотип Госстраха
Страховая табличка со вторым логотипом
Страховая табличка со вторым логотипом

В своем первоначальном виде советские страховые таблички просуществовали совсем недолго. К 30-му году они полностью изменили свой дизайн, поскольку поменялся и логотип Госстраха. Им стал шестигранник красного цвета с надписью «Государственное страхование» и теми же символами, что и прежде — однако теперь колосья, серп и прочий сельхозинвентарь расположились по кругу вокруг молота. Страховые советские доски с таким рисунком считаются самыми распространенными. Кстати, в этих госстраховских жестяных шестигранниках наблюдается очевидная преемственность с табличками земского страхования Самарской, Московской, Вологодской, Симбирской, Саратовской и Тверской губерний. Наряду с шестигранниками Госстрах также выдавал в те годы прямоугольные таблички с надписью «застраховано от огня» (одинаковыми, но трех размеров).

md_Scanitto_2012-06-25_015_hrОднако несмотря на изменение дизайна, страхование в 30-е годы по-прежнему было направлено на деревню. «Полное спокойствие может дать человеку только страховой полис», — говаривал Остап Бендер. Такая вера в страхование главного героя «Двенадцати стульев» не была случайной. Как не случаен был и эпизод в «Золотом теленке», когда все обитатели «Вороньей слободки» начинают наперегонки страховаться, опасаясь поджога соседом. Известно, что при написании этих книг Илья Ильф и Евгений Петров еще и выполнили несколько социальных «госзаказов», одним из которых, очевидно, было продвижение страхования.  В целом же усилия государства по развитию страхования жизни в советские годы дали впечатляющие результаты. Так, если в 1923 году были застрахованы всего 10 349 человек, а страховая премия составила 44 316 рублей (9 млн рублей в современных ценах), то к 1990 году число страховавших жизнь в СССР составило почти 80,5 млн человек, а премия достигла 10,6 млрд советских рублей (950 млрд рублей в современных ценах).

Страховое свидетельство из коллекции «Маленьких историй»

Однако вернемся к Госстраху и его доскам. Сразу после войны, во второй половине 1945 года, Госстрах разрабатывает очередной логотип с изображением герба СССР (или союзных республик), обрамленного густым растительным орнаментом. Этот фирменный знак советских страховщиков просуществовал вплоть до 1970 года. И так же в 1945 году таблички стали изготавливать путем нанесения рисунка трафаретным способом на плоские металлические пластины различных форм. Описанный логотип присутствует как минимум на трех разновидностях страховых досок, которые в дизайнерском плане более привлекательны, чем их первые советские предшественники. Начиная с 1945 года Управления Госстраха в республиках СССР использовали наряду с общесоюзным и республиканские логотипы с надписями на национальных языках. 1337693175_hty655e_007Таким образом, по дизайну  страховых табличек можно определить не только временной период их изготовления, но и республиканскую принадлежность. К сожалению, страховых знаков республиканских управлений Госстраха исследователи пока не обнаружили. Исключения составляют белорусские таблички, выполненные, кстати, не из штампованной жести, а из пластика. Поэтому подтвердить или опровергнуть версию существования полного набора республиканских страховых досок пока невозможно.

"Госстраховский квадратик"

Следующий логотип — широко известный «госстраховский квадратик» — был введен в 1970 году. Свою популярность эта эмблема обрела благодаря широкомасштабной массированной пропаганде услуг государственного страхования в период 1970–1990 годов на всевозможных видах полиграфической продукции. За эти два десятка лет в СССР, пожалуй, не было ни одной семьи, у которой бы отсутствовал полис хотя бы одному виду страхования. «Госстраховский квадрат» с веселыми буквами также перекочевал на доски (известно, по меньшей мере, о двух таких табличках). Однако в это время практика выдачи страховых вывесок постепенно сходит на нет. Возможно потому, что на первый план в брежневско-андроповскую эпоху выходят иные виды услуг: советские граждане предпочитают страховать свою жизнь и жизнь своих детей. Автомобили и квартиры тоже страхуют, но чаще не от пожара, а от кражи. По иронии судьбы, самым знаменитым и любимым народом страховым агентом стал Юрий Деточкин в исполнении Иннокентия Смоктуновского из фильма «Берегись автомобиля», деятельность которого очень сложно назвать страховой.

Последний логотип Госстраха уже не попал на страховые доски
Последний логотип Госстраха уже не попал на страховые доски

Исследователи полагают, что последние страховые доски Госстраха были отштампованы примерно в 1985 году, ну а после перестройки такая практика была прекращена вовсе. Так что последняя эмблема Госстраха, созданная в 1990 году, представляющая собой стилизованное соединение букв ГС (государственное страхование) так и осталась на бумаге — металлических табличек с таким фирменным знаком не обнаружено. Впрочем, и сам знак существовал недолго, около двух лет. Он канул в историю вместе с самим Советским Союзом.

После распада СССР «Росгосстрах» и прочие отпочковавшиеся от Госстраха компании, а также десятки (потом сотни, а теперь уже, наверное, тысячи) частных мелких и средних страховщиков, почему-то решили не продолжать славную традицию выдачи своим клиентам страховых досок. А жаль, при нынешних технологиях и возможностях, это могли бы быть настоящие произведения искусства. Лишь единицы компаний, страхующих от пожара, последние год-два стали выпускать такую продукцию — но это, скорее, исключение. Зато выбить из современных страховщиков положенные выплаты становится все сложнее. Правда, это уже совсем другая история.

При создании материала использована информация и фотографии портала firemarks.ru.

1 thought on “До страховой доски

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.