Упаковка сухой синьки для белья «Индиго» с содержимым, Ленинград, 1950-60 годы

Небольшая (4,5 х 6,5 х1 см) заводская картонная упаковка с шестью 30-граммовыми брикетами сухой синьки для белья «Индиго». Произведена на ленинградском Химическом заводе №6 ГУМП Ленгорисполкома. Артикул ПГ-95-0442. Указанная на коробке цена — 15 копеек. Само вещество для безопасности завернуто в тонкую непромокаемую оберточную бумагу с узором цвета фуксии. Оригинал.


Синька была совершенно незаменима в доме каждой радивой советской хозяйки: хочешь, чтобы хлопковое постельное белье, льняные сорочки мужа или парадный школьный фартук дочери после стирки казались белее — без этого ядреного химического состава (кому интересно, это алюмосиликат натрия, включающий серу с сульфатом натрия) никак не обойтись.

Стирка в СССР вообще была делом долгим и хлопотным: это сегодня все операции, вплоть до сушки и даже глажения, выполняет по заданной вами программе машинка-автомат, которой даже контроль не нужен, а еще лет 30-35 назад этот бытовой процесс нередко занимал у советской женщины целый день. Причем выходной день. С вечера она замачивала белье в ванной, с утра приступала к стирке (чаще — вручную, в тазу, а в пору порошкового дефицита — еще и с хозяйственным мылом). Далее следовала нудная операция полоскания: даже если в семье и была портативная «Малютка», опции «полоскание» в ней не было. Затем постельное белье, которое раньше почему-то производилось только белого цвета, для дезинфекции и пущего отбеливания подолгу кипятили в огромных оцинкованных баках в водно-содовом растворе — вся кухня покрывалась испариной и характерным запахом. И вот уже после кипячения в дело пускали синьку: ее растворяли в воде до однородного раствора (к слову, в инструкции на нашей упаковке указаны пропорции 1 таблетка на 1-2 литров воды) и на какое-то время погружали в него вещи. Получаемая в результате едва уловимая глазом голубизна и впрямь придавала пожелтевшей или посеревшей от времени и носки ткани свежайший белоснежный вид. Но и это не все: самые законченные аккуратистки белье еще и крахмалили — чтобы оно хрустело как новое. Не забудьте, что все это еще нужно было потом отжать, развесить, а после высыхания еще и отутюжить. Будешь тут в мыле!

Это мы еще не заглядываем в те далекие времена, когда многим хозяюшкам для полоскания еще и на реку приходилось ходить. Впрочем, иным и сегодня приходится — как, например, в Великом Устюге, где местные власти в апреле 2018 года выделили 200 тысяч рублей обустройство речных полоскалок. Однако это уже совсем другая история. А бытовому еженедельному подвигу советской хозяйки поэт Евгений Винокуров в 1957 году посвятил такое стихотворение:

Моя любимая стирала.
Ходили плечи у нее.
Худые руки простирала,
Сырое вешая белье.
Искала крохотный обмылок,
А он был у нее в руках.
Как жалок был ее затылок
В смешных и нежных завитках!
Моя любимая стирала.
Чтоб пеной лба не замарать,
Неловко, локтем, убирала
На лоб спустившуюся прядь.
То плечи опустив, родная,
Смотрела в забытьи в окно,
То пела тоненько, не зная,
Что я слежу за ней давно…
… Прекрасней нет на целом свете, –
Все города пройди подряд! –
Чем руки худенькие эти,
Чем грустный, грустный этот взгляд.

В эпоху острейшего джинсового дефицита сильно концентрированным раствором синьки отечественные модники «подновляли» затертые до белизны вожделенные заграничные штаны (подробнее об этом периоде советской истории — в статье Мечта на заклёпках). Кстати, указанный на нашей упаковке цвет «индиго» больше подходил как раз для окрашивания джинсовой ткани, а для постельного белья выпускали состав под названием «индиго-кармин». И в том, и в другом случае, вещество следовало разводить в воде до однородного состава — иначе на ткани могли остаться синие пятна. Впрочем, окрашивание синькой не было стойким: с каждой последующей стиркой процедуру приходилось повторять. Заметим также, что это вещество продается в хозяйственных магазинах и сегодня, правда, в основном в виде жидкого концентрата, а не порошка. Цели его применения в быту остаются прежними. Правда, говорят, что нынешней синькой белье уже не освежить — качество совсем не то.

Что касается ленинградского предприятия, которое выпустило наш артефакт, то речь, скорее всего, идет о химзаводе, который в 1964 году в числе прочих влился в Ленинградское производственное объединение «Лакокраска». Так что датировать представленный экспонат мы смело можем рубежом 50-60-х годов прошлого века. К слову, в ведении ГУМП (главное управление металлургической промышленности) Ленинградского горисполкома, чья аббревиатура отпечатана на коробке, в ту пору находились десятки разнопрофильных промышленных предприятий.

3 Comments on Упаковка сухой синьки для белья «Индиго» с содержимым, Ленинград, 1950-60 годы

  1. Нынешняя синька не работает 🙋, проверено. Я беру полотенца маленькие российских производителей, стираю с белыми футболками, так надёжнее подсиняет (видимо сами пользуется хорошей краской). А современные синьки делают вещи серыми, увы.

    Нравится

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

w

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: